Культ Осириса

Элемент «мистерий Осириса», подтверждаемый греческими путешественниками и египетскими текстами. Геродот пишет:

А в Папремисе приносят жертвы и совершают священнодействия так же, как и в других местах. Всякий раз, когда солнце склоняется к западу, лишь немногие жрецы хлопочут около статуи бога, большинство же с деревянными дубинками становится при входе в святилище. Против них стоит толпой больше тысячи богомольцев, выполняющих обет (так же с деревянными дубинками). Статую же бога в деревянном позолоченном ковчеге в виде храма переносят ночью в канун праздника в новый священный покой. Несколько жрецов, оставшихся у статуи бога, влечет на четырехколесной повозке ковчег со статуей бога. Другие же жрецы, стоящие перед вратами в преддверии храма, не пропускают их. Тогда богомольцы, связавшие себя обетом, заступаются за бога и бьют жрецов, которые дают им отпор. Начинается жестокая драка на дубинках, в которой они разбивают друг другу головы, и многие даже, как я думаю, умирают от ран. Египтяне, правда, утверждают, что смертных случаев при этом не бывает.

В храмовом ритуале, принявшем единую форму в эпоху Нового Царства, регулярно упоминается легенда об Осирисе, и мы могли бы увеличить число примеров. Однако чаще всего эта легенда инсценируется в погребальном ритуале. Причина проста: кто иной как не Осирис был первым человеком, обретшим, благодаря мудрой заботе своей сестры Исиды и ее помощников, своего рода жизнь после смерти? Это была не та жизнь, о которой он знал на земле, но тем не менее она могла по праву называться жизнью в том царстве, первым царем которого он был. В это царство он принимал любого, над кем совершались ритуалы, продемонстрировавшие такую эффективность в его случае, т. е. того, чьи трупы ритуально бальзамировались согласно магическим формулам, превращавшим усопшего в нового Осириса. Отныне он был не Аменхотепом или Пашедом, а Осирисом Аменхотепом или Осирисом Пашедом. Естественно, в роли совершавших богослужение выступали отнюдь не Исида, Гор, Тот или Анубис, не они совершали и вышеописанные ритуалы; на месте богов были жрецы, порой одевавшие опознавательные маски. Например, мы часто видим в гробницах изображения лежащей на смертном одре мумии усопшего, покрытой облачениями, сходными с теми, которые были найдены в гробнице Тутанхамона. Под таким же покровом бог Анубис или же жрец, исполняющий его роль, склоняется над мумией и совершает последние ритуалы, необходимые для обеспечения совершенного воскрешения.

Формулы, идентифицирующие усопших с Осирисом, произносились не только во время бальзамирования, но и при погребении, когда для того, чтобы полностью превратить покойников в Осириса сходные ритуалы совершались над их мумиями (часто в самом гробу), а также над статуями. Делалось это для того, чтобы вернуть их членам и способностям полноценную функциональность, дав им таким образом возможность сполна насладиться своей осирисовской жизнью в ином мире. Эти церемонии назывались «раскрытием уст» — по названию наиболее характерного ритуала. И в царских и в прочих гробницах мы находим множество более или менее детализированных изображений ритуалов, которые совершались в данном случае. Главный жрец уподоблялся Гору, сыну Осириса, совершающему свои наиболее священные обязанности по отношению к своему отцу. Я не буду детально обсуждать эти ритуалы, а просто процитирую одну из сцен с тем, чтобы составить представление о данного рода тексте. Это «раскрытие уст» в прямом смысле слова.

«Служитель» (один из погребальных жрецов) подводит «сына» к статуе усопшего и говорит: «О статуя Осириса N., я пришел, я привел твоего сына, который любит тебя, для того, чтобы он мог разомкнуть твои уста и раскрыть твои глаза». «Совершающий богослужение ёжрец» говорит: «Сын, которого он любит, раскрывает уста и глаза усопшего, сначала железным резцом, а затем — алым пальцем». Сын берет резец, поднимает его двумя руками и почтительно касается острием рта и глаз. В это время жрец, который совершает богослужение, повторяет формулу: «О статуя Осириса N., я сжал твои уста, я сдавил твои уста, о статуя Осириса N., во имя тебя, Сокар; о статуя Осириса N., Гор сдавил твои уста, он открыл твои глаза и впредь они будут целыми. О статуя Осириса N., твои уста были зажаты, я восстановил их равно как и зубы, я раскрыл твои уста. Гор раскрыл твои уста, о статуя Осириса N., Гор раскрыл твои уста и твои глаза».