ГлавнаяМифологияКруговорот жизни

Круговорот жизни

«Если верно, что «наш Мир» – это Космос, то всякое нападение извне грозит обратить его в Хаос, и, так как «наш Мир» был образован по образу и подобию Творения Бога, т. е. космогонии, враги, нападающие на этот Мир, воспринимаются как враги богов – демоны, и в первую очередь архидемон, первый Дракон, поверженный богами у истоков времен. Нападение на «наш Мир» – это отмщение мифического Дракона, восстающего против творения богов – Космоса и стремящегося обратить его в небытие». Эти нападения приводят к постепенному «изнашиванию» мира, приближая его к опасному рубежу коллапса. Описывается этот процесс в архетипическом мифе об умирающем и воскресающем (исчезающем и возвращающемся) боге.

Хеттский миф о круговороте жизни повествует, как исчезает первенец Бога Грозы Телепинус. Растения и животные перестают размножаться, люди не могут приносить жертвы богам, которым угрожает голод. Пчела богини Ханаханны находит Телепинуса в лесу. Она жалит его, пробуждая ото сна, затем смазывает лицо медом, и он возвращается. В свой черед, разгневавшись, на что-то, исчезает и сама Ханнаханна, мать всех богов. Коровы и овцы перестали плодиться, человеческие и животные матери — заботиться о своих детях. Потом гнев ее «улетучивается в преисподнюю», и она возвращается. Жизненный цикл восстановился. Героями сходных мифов выступали бог также Грозы, богини Инара и Анцили.

О круговороте жизни рассказывают греческие мифы. Афродита полюбила смертного Адониса, который погиб, охотясь на кабана, насланного обманутым мужем богини богом войны Аресом. Сжалившись над безутешной сестрой, Зевс сделал так, чтобы Адонис полгода жил в Аиде, полгода – на земле с Афродитой. Аид похитил Персефону/Кору, и ее мать Деметра в горе покинула Олимп. Растения и животные перестали плодоносить. Тогда Зевс приговорил, чтобы две трети года Персефона жила на Земле с матерью, треть – под землей с мужем. Умирающим и возрождающимся богом был Дионис, а Аполлон осень и зиму проводил у гипербореев, на весну и лето возвращаясь в Дельфы.

Образ воскресенного мертвой и живой водой Ивана Царевича тоже, вероятно, следует рассматривать как отголосок мифа о растерзанном, умирающем и воскресающем боге.

Отголоски того же мифа сохранились в кельтской легенде о том как Грайне — жена предводителя воинского союза фениев, полюбила Диармайда, который погиб, охотясь на кабана. На каменных «ложах Диармада и Грайне» ирландские девушки должны были отдаваться незнакомцам, воспроизводя жизненную энергию, способную, должно быть, оживить героя, т. е. способствуя очередному возрождению мира. Аналогичная практика была обычной среди жриц Афродиты, возлюбленный которой, Адонис, также погиб на охоте от клыков кабана.

Скандинавский миф о жизненных циклах повествовал о том, что Нйодр, отец бога плодородия Фрейра, женился на великанше Скади, дворец которой стоял среди безжизненных льдов (один из образов иного мира). Полгода они жили в этом дворце, на 6 теплых месяцев перебирались в Асгард.

Борьба за возобновление жизненных сил Космоса происходит в форме совершения ритуалов, воспроизводящих акты творения, в результате чего мир как-бы рождается заново, и жертвоприношений, пополняющих силы богов – змееборцев и богов, «ответственных» за ежегодное возрождение природы. Человек становится субъектом космологического процесса, выполняющим ответственную функцию помощи божествам, стоящим на страже этого мира. «Молодая кровь жертвы, таким образом, пополняла истощившуюся энергию бога (ибо так называемые божества плодородия тратили свою собственную субстанцию в усилиях, предпринимаемых для поддержания мира и обеспечения его изобилия; таким образом, они сами нуждались в периодическом возрождении)».(15) В основном ритуалы возрождения мира приурочены к новому году — моменту, когда космос, ветшая, возвращается к своему недифференцированному состоянию, и следует заново синтезировать его, повторив все этапы его становления, имевшие место в «первоначальные времена». «…можно заметить, что в аграрных обществах и обществах городского типа сценарий празднования Нового года включает в себя серию драматических элементов, наиболее важные из которых – повторение космогонии посредством символического возвращения Хаоса, оргиастическое смешение, ритуальные битвы и конечная победа бога, изгнание грехов и возвращение мертвых, зажжение нового огня, регенерация времени путем «создания» 12 месяцев народившегося года, «предрекание» урожая и т. д».(16) Новый год, таким образом, – это возобновление Времени с его начала, то есть повторение космогонии. В армянском и сербском фоьклоре есть предания о том, что накануне Рождества черт перегрызает сковывающие его цепи (сходные сюжеты имеются у немцев, персов, албанцев). Даже много более поздний христианский литургический год также основан на воспроизведении событий земной жизни Христа.

Интересно, как коррелирует с представлениями индоевропейцев — язычников «видение» шведского мистика Эмануэля Сведенборга (XVIII в.), воспринимавшего чуждую ему категорию Хаоса в форме более привычного Ада: «Должно знать, что ады постоянно нападают на небеса и стараются уничтожить их, а что Господь постоянно охраняет небеса, отвращая их жителей от зла, исходящего от соби, и содержа их во благе, исходящем от Него самого… Я также видел иногда вскипания некоторых адов: это были усилия, чтоб себя освободить и все уничтожить».