Драконы и змеи в Библии

Известнейшим ветхозаветным чудовищем является левиафан, описанный в Книге Иова как самый натуральный огнедышащий дракон. «Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя» (Иов. 41, 13). «Он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь» (Иов. 41, 23). Он также назван «царём над всеми сынами гордости» (Иов. 41, 26), что, вероятно, послужило предпосылкой для последующего отождествления его с Сатаной. Исайя пророчит левиафану гибель от руки Господа: «В тот день поразит Господь мечем Своим тяжёлым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьёт чудовище морское» (Ис. 27, 1).

Может быть, это намёк на змея Книги Бытия, которому Господь повелел ходить на чреве своём и который, таким образом, сначала был «прямо бегущим», а потом стал «изгибающимся». Или под «змеем прямо бегущим» подразумевается бегемот, который в новозаветной литературе, а затем и в средневековой, отнесён также к драконоподобным чудовищам, демонам и служителям Дьявола. В числе подписей семи демонов, стоящих на договоре, составленном в 1616 году между Люцифером и Урбаном Грандиером, министром Св. Петра в Лоудоне, Франция, имеется и подпись демона Левиафана. ** Демон Бегемот тоже довольно «популярен». Его образ, в частности, использовал Михаил Булгаков в романе «Мастер и Маргарита».

В Апокалипсисе дракон уже чётко сассоциирован со змеем Книги Бытия, старым врагом рода человеческого. Он описывается как «большой красный дракон с семью головами и десятью рогами и на головах его семь диадим» (Отк. 12, 3). О нём сказано, что он «великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную» (Отк. 12, 9). Этот же дракон становится драконом церковным, Сатаной, воплощением вселенского зла. Григорий Великий в «Толковании на книгу Иова» отождествляет с Сатаной Левиафана из Ветхого Завета, хотя, как уже было сказано, в средневековой традиции Левиафан становится лишь одним из демонов, подчиняющихся Сатане. Ле Гофф говорит, что «дракон может означать, помимо дьявола, злых духов: один дракон — это Сатана, «драконы» — это исполнители его воли». (28).

_________________________

** Эти подписи см. : Лехнер Э. Символика. АДЕ «Золотой Век». М. , 1998. С. 89.

(28) Ле Гофф Ж. Другое Средневековье… С. 156.


Тем не менее, символика библейского змея-дракона не так-то проста. Можно вспомнить, например, Книгу Чисел, в которой Господь наказывает Свой народ, насылая ядовитых змеев, но в то же время те, кто посмотрят на сделанного Моисеем медного змея, выставленного на знамя, остаются живы (Числ. 21, 6-9). Другой пример: жезл Аарона превращается в змея и пожирает тоже превращённые в змеев жезлы египетских чародеев (Исх. 7, 8-12).

Как считают, вознесённый на шесте или кресте змей является символом Иисуса Христа, вознесённого на кресте, на Древе Жизни, ради исцеления и спасения мира. 

В  Библии Иисус Христос часто называется теми же титулами, что и Сатана, или каким-то образом подчёркивается их некая схожесть.

Связана подобная схожесть образов, видимо, с тем, что Иисус, победив прежнего Князя мира сего, сам стал править миром; но Его символы власти — диадимы — истинны и вечны в отличие от ложных символов власти — диадим — побеждённого Им Дракона.

Однако чаще, всё-таки, символом Иисуса выступает не змей, а рыба, поскольку рыбу Он противопоставил змею (Мф. 7, 10), а за змеем к тому времени уже закрепилась репутация врага рода человеческого.