Сравнение деловой и ролевой игр

Если сравнить ситуацию деловой игры с той ситуацией, с которой человек сталкивается в ролевой игре, то можно увидеть кардинальные отличия, обусловленные отсутствием имитационной модели в последней, а значит, не предполагающей внешней материализованной (в виде системы игровых правил) экспликации ориентировочной структуры и организации деятельности. В ролевой игре человек сталкивается о неопределенной ситуацией, когда при отсутствии естественного стихийного организма, в котором существует реальны деятельность, необходимо эту деятельность воспроизводить. Дня того, чтобы решить подобную задачу, играющий-исполнитель той или иной роли должен привнести в пустую ситуацию содержание реальной деятельности.

Такое привнесение, конечно, возможно только на основе глубокого знания воспроизводимой деятельности, социальных ролей, разыгрываемой проблемы и умения осознать, отрефлексировать данную деятельность и ту ситуацию, в которой она осуществляется.

По существу, участнику предлагается проделать работу по реконструкции систем ориентиров, на которые он опирается а ходе реальной деятельности. Эти условия повторяют ту задачу, которую решает актер, пытаясь выполнить на сцене (т. е. без естественного оправдания) то или иное действие. К не случайно в ходе ролевых игр часто встречаются похожие на описанные К. С. Станиславским трудности и феномены: действие, которое кажется таким легким и простым в реальной жизни, невозможно выполнить на сцене. Причина понятна: чем действие легче, т. е. более автоматизированно выполняется, тем меньше мы осознаем процесс его выполнения и те ориентиры, на которые опираемся при его реализации. Понятны и другие отмечаемые в литературе факты: ролевая игра не эффективна, просто не идет, перерождается в дискуссию, если участники не знакомы непосредственное воспроизводимой деятельностью. Так, при организации переговорных игр студенты не могут наладить естественные переговоры, а начинают как бы излагать теоретический материал по проблеме, превращая переговоры в теоретическую дискуссию.

Вышеизложенное позволяет объяснить еще один любопытный факт: будто бы случайное различие в областях применения деловых и ролевых игр. Его объясняют тем, что деловые игры предложены экономистами и военными, поэтому основная область приложения метода - экономика и политика, военное дело, а ролевые игры предложены социальными психологами, поэтому основная область их применения - это тренинг коммуникативных навыков. Хотелось бы подчеркнуть не случайность этого явления. Попробуйте организовать деловую игру, имитирующую собственно процессы общения! Это очень непросто прежде всего потому, что в психологии отсутствуют теоретические представления о процессах общения, достаточные для описания полной ориентировочной основы данной деятельности, которые могли бы быть положены в основу имитационной модели, С другой стороны, именно та или иная экономическая, управленческая и ряд других деятельностей и конкретных развитых предметных областей знания легче поддаются рефлексии и моделированию, и в действительности в конструкцию деловых игр закладываются те реальные модельные представления (часто математические модели) об экономических и социальных процессах, которые существуют в современной науке.

Корпоративные деловые игры. Методика разработки и проведения

Автор: А. Г. Донских

Языки: Русский

Издательство: Речь

Серия: Бизнес-тренинг

ISBN 978-5-9268-1062-9; 2011 г.

В книге представлен эксклюзивный материал, основанный на 16-летнем практическом опыте автора. Даны весь необходимый инструментарий и полные сценарии двух корпоративных деловых игр, практическое проведение которых началось в 2001 году.

Книга рекомендована бизнес-тренерам, консультантам по организационным изменениям, менеджерам по управлению персоналом, руководителям предприятий всех форм собственности и видов деятельности как инструмент решения задач по образованию команды, комплексной оценки персонала, его обучения и развития.

Метод ролевой игры в тренинге

Автор: Анна Азарнова

Языки: Русский

Издательство: Речь

Серия: Бизнес-тренинг

ISBN 978-5-9268-1064-3; 2011 г.

Метод ролевой игры в тренинге является одним их базовых, он применяется в большинстве тренингов любой направленности и для любой аудитории. В этой книге освещаются методические вопросы создания и проведения ролевой игры; рассказывается о том, как сказывается ролевая игра на групповой динамике; обсуждаются процедурные аспекты создания, проведения и разбора ролевых игр, а также то, как ролевая игра соотносится с другими тренинговыми методами; приводятся примеры сценариев ролевых игр для тренингов различной тематики.

Книга будет полезна для начинающих и опытных тренеров; представленную в ней информацию можно использовать как при подготовке и проведении тренингов, так и при разработке обучающих программ для психологов, тренеров, специалистов по управлению человеческими ресурсами.

Игры, в которые играет бизнес. Бизнес, который играет в игры

Games Business Experts Play: Winning at the Games of Business

Автор: Майкл Холл

Переводчик Сергей Борич

Языки: Русский

Издательство: Попурри

ISBN 978-985-15-0002-0, 1-89983672-1; 2007 г.

Автор дает возможность широкому кругу читателей, излюбленной игрой которых является бизнес, "заглянуть в мозги" людей, уже преуспевших на этом игровом поле, и понять: как надо соображать и как надо действовать, чтобы добиваться желанных побед.

Учебные деловые игры: методология и практика проведения

Автор: В. А. Трайнев

ISBN ,9785691014482; 2005 г.

Книга на заказ, есть в озоне.

В пособии рассматривается система учебных деловых игр (УДИ), используемых в практике учебного процесса отдельными специалистами и автором.

Большое внимание в книге уделено вопросам практического применения деловых игр в учебных курсах по специальностям "Педагогика", "Социология", "Экономика", "Менеджмент", "Маркетинг", и др., которые соответствуют образовательным стандартам. Книга может быть широко использована в различных учебно-образовательных учреждениях.

Сравнение организационных и деловых игр

Широко распространенные в настоящее время деловые игры оказываются неудовлетворительными именно с точки зрения целей и задач профессионального обучения. В общем виде каждая деловая игра предполагает две основных образующих своей организации:

а) модель имитируемого процесса, которая отражает зависимость изменений в <среде> или <объекте>, происходящих под влиянием тех или иных действий или решений участников игры;

б) систему предлагаемых игроку решений и действий, вызывающих изменения в <среде>, результаты которых определяются по модели.

Принципы построения модели и <законы> имитируемых процессов остаются скрытыми от играющих.

Исходя из имеющегося профессионального опыта, игроки принимают решения в виде обратной связи получают результаты своих действий. Следовательно, играющие могут в условиях конкуренции или кооперации с другими участниками анализировать и оценивать свои действия только по результатам. За счет имитации в игре особенностей профессиональной сферы деятельности или ее частных ситуации участники имеют возможность сравнивать и критически оценивать эффективность уже имеющихся у них способов деятельности, но н больше. При этом содержание деятельности и ее способы остаются скрытыми для рефлексивного анализа.

Фактически в традиционных деловых играх расширяется ранее сформированная профессиональная ориентировка, но не создаются условия для овладения новыми способами деятельности. Отсутствие условий для осуществления рефлексивного сознательного отношения к собственным действиям определяется тем, что в таких формах организации игрового обучения не делается специального акцента на необходимости возникновения у учащихся игрового отношения к игровой деятельности.

Более того, в деловых играх, как замечает Артур Л. Робертс, возникновение рефлексивного игрового отношения к самому сюжету или попытки раскрыть закон имитационной модели рассматриваются как отрицательный момент. Говорится, что при этом игра идет ради самой игры, а достижение выигрыша - ради выигрыша. Игроки, стараясь обыграть друг друга или <модель>, отвлекаются от целей обучения. Это опасение естественно, так как всякая игровая форма может провоцировать возникновение игровой деятельности, но внешние по отношению к игре цели обучения навыкам игровой деятельности заставляют фактически отрицать игровую деятельность как основной механизм, обеспечивающий эффективность обучения.

Вместе с тем следует отметить, что современные деловые игры, несмотря на недостатки, все-таки дают обучающий эффект благодаря присутствию почти во всех играх момента дискуссии, обсуждения и анализа участниками своих действий между собой и с координатором игры. Именно в этом моменте они действительно рефлексивно и исследовательски относятся к собственной деятельности и ее соорганизации. То, насколько организованна будет эта сторона игрового процесса, и определит меру эффективности формирования рефлексивно-мыслительного и исследовательского отношения к действительной профессиональной деятельности. Психологически это означает, что участники начинают отходить от узкопредметных вопросов и направляют свою активность на анализ и соорганизацию коллективной современной деятельности в конкретных условиях игры, т. е. осуществляют собственно игровую деятельность. Они переносят внимание с продуктов и результатов мыслительных действий на процессы, способы и логику. Однако нигде в литературе, посвященной деловым и имитационным играм, применяемым в обучении, не подчеркивается эта сторона игрового процесса и метода и названный процедуры не становятся предметом специальной организации.

Уникальность человека

Человеческий дух уже разработал многочисленные формулы для того, чтобы утвердиться в своей исключительности и необыкновенной весомости, чтобы дистанцироваться от всех прочих природных созданий. Так вот такое утверждение уникальности многие ученые находят в способности человека играть. Но в этом вопросе возникают некоторые разногласия, ведь нельзя же оспаривать тот очевидный факт, что у животных есть свои игры.

По мнению Хёйзинги, играть способны и животные, они не ждали появления человека, чтобы он научил их играть. Да, можно со всей решительностью заявить, что человеческая цивилизация не добавила никакого сколько-нибудь существенного признака в понятие игры вообще. Животные играют – точно так же, как люди. Все основные черты игры уже воплощены в играх животных. Достаточно понаблюдать за щенятами, чтобы, убедиться в этом: они приглашают друг друга к игре с помощью некоторых церемониальных жестов и поз; соблюдают правила – например не прокусывать партнеру ухо; они притворяются, изображают себя ужасно злыми; и главное – они, очевидно, испытывают огромное удовольствие и радость. А ведь такая игра щенят – одна из самых простых; у животных существуют значительно более сложные и высокоразвитые формы игры.

Игра распространяется одновременно на мир животных и мир людей, значит, она не опирается по своей сущности на какой-нибудь рациональный фундамент, она не связана ни с определенной ступенью культуры, ни с определенной формой мировоззрения. Финк расходится с Хейзингой в представлении, будто животные тоже могут предаваться играм. Он считает, что игра есть исключительная возможность человеческого бытия. Играть может только человек.

Ни животное, ни Бог играть не могут. Каждый знает игру по своей собственной жизни, имеет представление об игре, знает игровое поведение ближних, бесчисленные формы игры, знает общественные игры, развлекательные игры и несколько более напряженные, менее легкие и привлекательные, нежели детские игры, игры взрослых: каждый знает об игровых элементах в сферах труда и политики, в общении полов друг с другом, игровые элементы почти во всех областях культуры. Однако отрицать за животным способность к игре весьма трудно. Это во многом очевидный факт. Здесь следует поставить вопрос иначе: чем отличается игра животных от игры человека? Разумеется, можно найти некоторые отличия. Игра животного обусловлена инстинктом. Игра человека свободнее, раскованнее, универсальнее. Разве не бесспорно наличие в животном царстве многочисленных и многообразных способов поведения, которые, совершенно не задумываясь, можно назвать играми? Поведение детей и поведение детенышей животных кажется особенно близкими одно другому.

Взаимное преследование и бегство, игра в преследование добычи, проба растущих сил в драках и притворной борьбе, беспокойное, живое проявление энергии и радости жизни – все это мы замечаем как у животного, так и у человека. Но Финк видит главное различие между ними в наличии у человека фантазии. Животное не знает игры фантазии как общения с возможностями, оно не играет, относя себя к воображаемой видимости.

Несомненно, сила воображения относится к основным способностям человеческой души; она проявляется в ночном сновидении, в полуосознанной дневной грезе, в представляемых влечениях нашей инстинктивной жизни, в изобретательности беседы, в многочисленных ожиданиях, которые сопровождают и обгоняют, прокладывая ему путь, процесс нашего восприятия. Тысячью способами фантазия пронизывает нашу жизнь. Фантазия открывает нам возможность забыть на время невзгоды и бежать в более счастливый мир грёз. Фантазия открывает великолепный доступ к возможному как таковому, к общению с быть-могущим, без неё наше бытие оказалось бы безрадостным и лишённым творчества.

Проницая все сферы человеческой жизни, фантазия всё же обладает особым местом, которое можно считать её домом: это игра. Игра, являясь феноменом человеческого бытия, наряду со смертью, трудом, господством и любовью, охватывает всю человеческую жизнь, овладевает ею и существенным образом определяет бытийный склад человека, а также способ понимания бытия человеком. Она пронизывает другие феномены человеческого существования, будучи неразрывно переплетённой и скреплённой с ними.