Права и обязанности

Крестьянам, вышедшим из крепостной зависимости, предоставлялось право выкупать в собственность их усадебную оседлость.

Приобретение в собственность крестьянами полевых земель и угодий, отведенных им в постоянное пользование, допускалось не иначе, как с согласия помещика.

При приобретении крестьянами в собственность, вместе с усадебною оседлостью, полевого надела, оказывалось содействие от государства. Содействие заключалось в том, что Правительство ссужало, под приобретаемые на этом основании земли, определенную сумму, с рассрочкою крестьянам уплаты на продолжительный срок, и само взыскивало следующие с них платежи, как в счет процентов по выданной сумме, так и на постепенное погашение долга. Эта сумма выдавалась помещику процентными кредитными бумагами, по коим Правительство принимает на себя уплату процентов и капитала.

Определение размера выкупа за усадьбы, на основании соглашения, засвидетельствованного Мировым Посредником, в присутствии посторонних свидетелей, в числе от 3-х до 6-ти, зависит от договаривающихся сторон. От этого соглашения зависело также постановление всех условии, относительно порядка и рассрочки платежей. Если же добровольных соглашений не было, то выкуп производился на основании правил Положения.

Для определения этой доли усадьбы каждого селения причисляются одному из четырех разрядов, установленных в означенном Местном Положении. Из оброка, причитающегося за весь крестьянский надел в селении, относится собственно на усадебные земли: первого разряда - не более 1 р. 50 коп второго разряда - не более 2 р. 50 коп., третьего разряда - не более 3 р. 50 коп. на ревизскую душу. В четвертом разряде, к коему причисляются усадьбы в селениях, обложенных, на основании означенного Положения, за представленные крестьянам особые выгоды, возвышенным оброком, денежная повинность за усадьбы может быть определена порядком, указанным в том Положении, и свыше 3 р. 50 коп. на душу.

Для исчисления выкупной суммы за усадебную оседлость, причитающаяся с нее, по уставной грамоте часть оброка помножается на шестнадцать и две трети; таким образом за каждый рубль ежегодного оброка падающего на усадьбы, полагается выкупная сумма в 16 руб. 67 коп.

Исчисленная за все усадьбы сельского общества выкупная сумма разверстывалась между домохозяевами по мирскому приговору, с утверждения помещика. В случае несогласия помещика на мирскую разверстку, возникшее недоразумение разрешается Мировым Посредником. Недовольная решением Мирового Посредника сторона могла приносить жалобы Уездному Мировому Съезду.

Когда все домохозяева селения вместе желали выкупить свои усадьбы оседлость, в таком случае они должны были внести сполна выкупную сумму, определенную за все усадьбы. Когда один домохозяин выкупал свою усадебную оседлость отдельно от других, то он вносил единовременно сумму, причитающуся на ею усадьбу по разверстке. В тех селениях, где существовало общинное пользование угодьями, крестьянин, отдельно выкупающий свою усадебную оседлость, уплачивал помещику эту сумму, с прибавлением к ней двадцати копеек на каждый рубль.

Порядок выкупа устанавливался следующий. Крестьяне, желавшие приступить к выкупу своей усадебной оседлости, обращались с просьбой к помещику; но предварительно, они обязаны были внести выкупную сумму в Уездное Казначейство, для хранения и выдачи, впоследствии помещику при окончательном закреплении за крестьянами выкупленных усадеб.

Помещику предоставлялось право, не ожидая предложения со стороны крестьян, сделать такое заявление в уставной грамоте, при составлении ее, или впоследствии, чрез Мирового Посредника. Если этого заявления не было сделано, а между тем, по отсутствию помещика, или по другим причинам, непосредственное соглашение с ним крестьян, относительно выкупа усадеб, не было достигнуто, то предоставлялось крестьянам право обращаться прямо к Мировому Посреднику.

Крестьяне, со дня выдачи им «данной», освобождались от платежа помещику той доли оброка, которая падает на выкупленные усадьбы, и получали ее в собственность, с тем лишь ограничением, что в продолжение первых девяти лет со времени утверждения Положения, усадьбы не могли быть передаваемы, или закладываемы посторонним лицам, не принадлежащим к обществу. По прошествии этого срока, крестьяне могли располагать выкупленными усадьбами, как своей собственностью, на основании общих законов. Домохозяин, выкупивший свою усадебную оседлость, сохранял право участия в пользовании общественным выпуском и другими частями сей оседлости, состоящими в распоряжении всего общества.

Завершающим этапом ликвидации феодальных отношении в бывшей помещичьей деревне являлся перевод крестьян на выкуп. Этот процесс начался одновременно с введением уставных грамот и растянулся на десятилетия. Положения 19 февраля 1861 г. не устанавливали никакого окончательного срока прекращения временнообязанного состояния крестьян: перевод крестьян на выкуп всецело зависел от воли помещика, который имел право заключать выкупные сделки как по обоюдному соглашению с крестьянами, так и в одностороннем порядке. Уже на 3 января 1862 г. из 2796 представленных уставных грамот по 322 грамотам переводились на выкуп 2782 души мужского пола (далее-м. п.) крестьян, на 3 января 1863г. из 95300 представленных уставных грамот по 5808 грамотам на выкуп переводились 678811 душ м. п. крестьян. К началу 1864 года на выкуп перешло 959 892 души м. п. крестьян.