Ханы

Общие сведения о монголах

Монгольские племена в 12 в. занимались скотоводством и охотой на зверя; жили они тогда в кошемных кочевых кибитках. Кочевать заставляет их необходимость перемены пастбищ для их скота.

Монголы живут родовым бытом. Делятся на рода, племена и улусы (народы). Монгольское общество 12в. делилось на 3 класса: степную аристократию, простолюдинов и рабов, которых, однако, не продавали. В то время монголы исповедовали шаманизм; в буддизм в толковании Зонкавы (ламаизм) они перешли окончательно во второй половине 16в. при Алтан-хане, начало же проникновения относится ко времени Кубилай-хана, внука Чингисхана.

Громадное пространство, состоящее из Восточного Туркестана, большей частью Джунгарии и Семиреченской области, также из района озера Балхаш, составляло государство под названием Хара (Кара) Китай, населенное тюркскими племенами. Кары-Китайцы были вероятно, монгольского происхождения и переселились на запад в 1 половине 12 века.

О них говорили: "Это раса, состоящая исключительно из воинов несравненных и никем непревзойденных". Еще за много веков до Чингисхана эта степная раса из Средней Азии, составлявшей ее колыбель, распространилась по широкой полосе материка, от Ляодунского залива до Дуная, по временам образуя обширные государственные образования, впоследствии распадавшиеся. Одним из таких образований на крайнем Востоке явилось в 1125г. могущественное государство Цзинь - Золотое царство, в состав которого входила современная Манчжурия и завоеванный северный Китая.

Мы впервые узнаем о монголах из истории Цзинь, но эти сведения о них, предшествующие появлению на сцене Чингисхана, имеют характер легенд, не поддающихся точной расшифровке. В биографии самого Чингисхана, как она изложена в различных сохранившихся первоисточниках, встречается довольно много противоречий, и полную историческую достоверность события его эпохи приобретают лишь со времени провозглашения его императором на Курултае 1206г. Основными племенными объединениями, на которые делились монголы, были татары, тайчжиуты, кереиты, найманы и меркиты.

Хан Батый в истории

Бату умер в 1256 г., и смерть его стала очередной загадкой: высказывались версии и об отравлении, и даже о гибели во время очередного похода (что совершенно неправдоподобно). Современники просто не могли допустить и мысли о том, чтобы деятель такого масштаба умер как-то просто и обыденно. Тем не менее, наиболее вероятно, что Бату умер от естественных причин, - судя по всему, от какого-то ревматического заболевания, которым страдал много лет: разные источники сообщают о том, что он страдал «слабостью членов», что лицо его было покрыто красноватыми пятнами и пр.

Но почему же Батыю уделено так мало места в исторических хрониках и исследованиях? Почему сведения о нем малочисленны и бессистемны? Найти ответ теперь уже не так сложно.

Монгольские и китайские официальные хроники практически не содержат сведений о Батые: за время своего пребывания в Китае он не проявил себя, а монгольские хронисты видели в нем противника Великих ханов из Каракорума и, естественно, предпочитали не вспоминать о нем, чтобы не вызывать гнев своих повелителей.

То же относится и к персидским летописям: поскольку наследники Саин-хана более ста лет боролись за обладание землями Ирана и Азербайджана с персидскими монголами, то придворные летописцы Хулагуидов также не рисковали слишком много внимания уделять основателю державы их врагов. И при таких обстоятельствах лестные характеристики Бату, которые все же встречаются у персидских хронистов, представляются объективными: ведь восхвалять врага, приписывать ему некие выдуманные положительные черты, было не в их интересах.

Западные дипломаты, побывавшие при дворе Бату, вообще предпочитают не выказывать своего отношения к нему, но сообщают некоторые сведения о его политической позиции и личных качествах: он ласков со своими людьми, но внушает им сильный страх, умеет скрывать свои чувства, стремится продемонстрировать свое единство с другими Чингизидами и т. д.

Русские летописцы и западные хронисты, создававшие свои труды «по горячим следам» - после монгольских набегов, конечно же, не могли написать о Батые ничего положительного. Так он и вошел в историю как «злочестивый», «окаянный», «поганый», погубитель Руси и разоритель Восточной Европы. И более поздние русские историки, основываясь на сообщениях летописей, продолжали укреплять именно такой образ Батыя.

Этот стереотип настолько утвердился, что когда уже в ХХ в. советские востоковеды попытались указать на положительные стороны деятельности Бату (покровительство торговле, развитие городов, справедливость при разрешении споров вассальных правителей), официальная история и идеология встретили их взгляды в штыки. Лишь к концу ХХ в. историкам было позволено иметь мнение о том, что Батый, может быть, был не совсем таким чудовищем, каким его представили летописцы. А Л. Н. Гумилев, известный своей симпатией к монгольским правителям, даже позволил себе поставить Батыя на один уровень с Карлом Великим, причем отметил, что держава Карла распалась вскоре после его смерти, а Золотая Орда на долгие годы пережила своего основателя.

Тем не менее, Батыю до сих пор не посвящено ни одного значительного исследования: вероятно, историков по-прежнему останавливает скудность сведений о нем, противоречивость имеющихся материалов, не позволяющих восстановить полную картину его жизни и деятельности. Потому и сегодня он остается для нас загадочной и таинственной личностью.