Легенды о булате

Во все времена легенды сопровождали булатную сталь. Булатные клинки всегда были окружены мистическим ореолом, что неудивительно: это идеальный материал для холодного оружия. Сверхвойства булата придают клинку потрясающую воображение силу, и, даже будучи поврежденным в бою, булатный клинок становится еще более опасным. Судите сами: любые сколы повышают режущие свойства клинка, поскольку обнажают следующий пласт плотно сидящих в упругой матрице твердых составляющих - карбидов. На месте скола карбиды получают несколько иную направленность, нежели по остальному лезвию, и это еще более способствует тому, чтобы ломать клинок противника и наносить не заживляющиеся раны.

Кровь, попадающая на булатный клинок, срабатывает как слабая кислота: происходит травление клинка – конечно, на микроуровне, - благодаря чему высвобождаются новые микропилы взамен несколько сглаженных старых. Таким образом, предания о том, что клинок «пьет кровь», никоим образом не лишены оснований. Кстати сказать, у японских самураев бытовало представление, что клинок остается неодухотворенным, пока не испробовал крови, и только проба «на живом мясе и костях» дает клинку дыхание жизни. Но проба на животном бесчестила клинок, поэтому самурай искал на пустынной дороге бездомного бедняка… Булатное оружие, способное само по себе обновлять свои смертоносные свойства, было в глазах воина не вещью, но неким волшебным существом, обладающим внутренней мистической жизнью. В средневековой Японии искусство владения мечом считалось самым высоким из всех искусств, а сам меч выступал символом души самурая.

Производство знаменитых вутцев всегда было тайным. Мы до сих пор не знаем точно, где именно и сколько было этих тайных мастерских, и почему на рубеже XVI – XVII веков прекратилось производство булатного материала. Немудрено, что подлинные булатные клинки стоили баснословно дорого и были доступны только представителям высшей знати. Весьма показательным здесь будет пример из истории дипломатических отношений России и Персии. Но прежде небольшое пояснение. В средние века одним из важнейших элементов посольского обычая были дары – большей частью ритуальные, наделенные особым символическим смыслом, но всегда исключительно богатые. Особенно желанным для многих государей было драгоценное оружие. На Руси с древних времен хорошо знали и высоко ценили «кизылбашские» (персидские) и «турские» (турецкие) клинки.

В качестве наиболее ценных даров русским государям подносились персидские клинки без ножен и без рукоятей, несмонтированные – драгоценные булатные клинки. Согласно материалам описи Оружейной палаты, в 1664 году царю Алексею Михайловичу неким персидским купцом были преподнесены два булатных клинка без рукояти и ножен. В 1675 году два подобных клинка в той же форме были преподнесены послом персидского шаха Магомедом Гуссейн-беком царю Феодору Алексеевичу, и еще один - купцом Магомедом-Шамси Магомедовым. Эти пять клинков великолепного коленчатого булата были созданы мастером по имени Раджаб-Али из Исфахана, все они находятся ныне в коллекции Государственной Оружейной палаты и не имеют аналогов в мировых собраниях. В глазах русских царей такие клинки были, пожалуй, главным сокровищем Персии и самым желанным подарком.

И здесь, пожалуй, будет уместным вспомнить еще раз о государственных регалиях. Если важнейшим материалом для регалий светских было, несомненно, золото, то для регалий воинских такую роль играл булат.