Бороды в истории

Джайлз Констебл
БОРОДЫ В ИСТОРИИ.
Одиссей. Человек в истории. 1994. - М., 1994, с. 165-181


Сегодня мало кто сомневается в том, что форма прически (или борода) может иметь символическое значение. Длинные волосы, бороды, усы и бакенбарды, которые в 50-е годы нашего века воспринимались как случайные признакисмены поколений, социального нонконформизма и классовых различий, уже в 60-е годы оказались одним из наиболее явных символов политического и морального протеста. Аналогично обстояло дело и в прошлом: форма бороды и прически постоянно изменялись.

Силу моды демонстрирует приведенная Беренгарием из Пуатье средневековая поговорка, которую можно перевести приблизительно так: "Носи такую же бороду, как и твой сосед". Конечно, различия в прическе часто отражали лишь индивидуальные предпочтения. Но общие вариации в моде и в представлениях о физической привлекательности, будучи метой профессии или класса, почти всегда были своего рода сознательным или бессознательным "заявлением". Так, Гюстав Флобер считал бороду, идущую узкой полоской вдоль линии подбородка, признаком буржуазности и в то же время гордился собственными усами, восторгаясь данным ему в Египте именем - Абу-Шанаб (Отец Усов).

Символическое значение волос и бороды уже давно отмечается этнографами. Не случайно в предметном указателе к Фрэзеровской "Золотой ветви" волосам посвящено больше колонки. Ван Геннеп еще в начале века констатировал, что в разных обществах волосы воспринимались по-разному, иногда в них видели составную часть самой личности; соответственно с волосами обращались неодинаково и неодинаково стригли... В отличие от этнографов историки уделяли бороде и волосам мало внимания. Наиболее широкой по охвату книге Огюстэна Фанже уже более 200 лет. Единственная серьезная из опубликованных в XX в. обзорных работ о бороде в средние века (если не считать заметок в энциклопедиях) - это статья Хофмайстера о бородах священнослужителей.

Не привлекал слишком большого внимания данный предмет и в средние века. Более чем за тысячу лет, прошедших между "Брадоненавистником" Юлиана (353 г.) и сочинением "О пользе бороды у священников" Валериана (1531 г.) известен лишь один трактат специально на эту тему - "Апология бороды" Бурхарда Беллевосского, написанный в начале 1160-х годов и впервые найденный в 1929 г.