Распространение буддизма

Так как буддизм в качестве последней инстанции признает только индивидуальный опыт, он призывает не относиться к Учению как к догме. Будда призывает применять положения его учения на практике, и если они не выдерживают такой проверки, отбрасывать их.

«Вы изучали Учение, слушая слова Владыки Будды, и заучивали их наизусть. Почему же вы не учились из своих собственных глубин, внимая звучанию лишь вам присущей Дхармы (учению), почему не воплотили ее в своей жизни посредством последующего размышления?»

Кроме того, сам Будда рассматривал свое учение как плот, с помощью которого можно переплыть океан сансары (несовершенного, изменчивого бытия) и достичь противоположного берега - нирваны. На берегу плот больше не нужен. Поэтому достигший нирваны оставляет учение. Его дальнейший путь лежит за пределами мыслей и слов.

После смерти основателя его учение передавалось из уст в уста, которое было записано к I в н. э. и составило буддийский канон - Трипитака (Три Корзины), состоящий из трех частей. Это сутры, считающиеся изложением подлинных проповедей Будды, виная - тексты, посвященные нормам монашеского общежития и монашеской дисциплине, и абхидхарма - тексты, посвященные изложению философской и психологической проблематике буддизма.

В буддийских сутрах много несоответствий, что связано не только с размыванием и развитием основ учения с течением времени, но и с тем, что слова Будды всегда были предназначены для определенного человека, слушающем его учение в определенное время и в определенном месте. Главной целью Будды было не создать учение, а направить данного конкретного человека к освобождению. Поэтому учение Будды со временем дало начало множеству буддийских школ, развивающих те или иные положения раннего буддизма.

«Буддийское учение, - пишет английский исследователь М. Вильямс, становилось то отрицательным, то положительным, то агностическим, то гностическим, от явного материализма и атеизма оно переходило к деизму, политеизму и спиритуализму. То оно выражается пессимизмом, то чистейшей филантропией, то монашеской жизнью, то высоконравственными предписаниями, то материалистической философией, то простою демонологией, то смесью всяких суеверий с колдовством, волшебством, идолопоклонством и фетишизмом включительно. В иной своей форме буддизм почти совпадает с какой-нибудь другой религией и вообще делает заимствования почти из всех вероучений».

Все же основа всех разнообразных ответвлений учения Будды - четыре благородные истины и благородный восьмеричный путь. «Подобно тому как воды океана имеют только один вкус - вкус соли, так и мое учение имеет только один вкус - вкус спасения», - говорит Будда.

Постепенно в буддизме формируются два основных направления: Хинаяна - малая колесница, самоназвание - тхеравада (учение старейших) и Махаяна - великая колесница. Первое из этих направлений называют также южным буддизмом, поскольку оно получило распространение в странах южной и юго-восточной Азии, а второе - северным буддизмом по причине его преимущественного распространения в странах лежащих к северу от Индии.

Религиозным идеалом Хинаяны является архат (достойный), то есть святой, полностью следующий монашеским обетам и предписаниям и достигший нирваны. Нирвана достигается индивидуально и лишь благодаря собственным усилиями. Достичь ее могут только монахи, цель же мирян - забота о сангхе и улучшение своей кармы. Будда - не божество и не сверхъестественное существо, а просто человек, первоучитель, нашедший благодаря собственным трудам путь к освобождению и указавший его другим людям. Он обрел нирвану и в мире больше никак не присутствует. Поэтому все молитвы и другие формы культа имеют смысл лишь как мемориальные акты, цель которых отдание почтения памяти учителя и воспоминание о нем как о примере для подражания.

Ориентация Хинаяны почти исключительно на монашескую среду обусловили ее ограниченное распространение в странах традиционно связанных с Индией.

Идеалом Махаяны, напротив, является бодхисаттва (тот, чья сущность - просветление), то есть святой, достигший высшего пробуждения и обретший состояние будды, но отказавшийся от вступления в окончательную нирвану (паринирвану) во имя спасения всех живых существ. Бодхисаттвы дают обет не вступать в нирвану до тех пор пока ее не обретут все живые существа. Главные качества бодхисаттвы - премудрость, то есть способность постигать истинную реальность, и великое сострадание, выражающееся в умении спасать различные типы живых существ.

Первоначально бодхисаттвой называется любой верующий, стремящийся к осуществлению такой альтруистической миссии. Позднее это слово стало применяться преимущественно лишь к великим святым, наделенным сверхъестественным могуществом, превосходящим мощь богов старой ведической религии и руководимым в своей деятельности великим сострадание. Такие бодхисаттвы как Авалокитешвара, Тара, Маньджушри, Самантабхадра и др., стали популярнейшими объектами культа, надежд и благоговейного почитания миллионов верующих. Культ бодхисаттв настолько важен для Махаяны, что ее часто даже называют Бодхисаттваяной - колесницей Бодхисаттв.

Будда (в Махаяне) в строгом смысле этого слова - вечная и изначально пробужденная природа сознания, истинная реальность, как она есть, иногда приобретавшая в поздних текстах черты бескачественного абсолюта наподобие Брахмана адвайта-веданты. Пта подлинная сущность Будды называется в Махаяне Телом Дхармы (дхармакая). По своему великому состраданию этот вечный Будда являет себя еще в двух формах или «телах»: на уровне мира форм как «тело наслаждения» (самбхогакая), в котором Будда общается с бодхисаттвами и наставляет их, а также наслаждается блаженством нирваны, и на уровне мира желаний как «превращенное» или «магически созданное тело» (нирманакая)., в котором Будда принимает вид человека - наставника и учителя истины. Именно «превращенным телом» и был, согласно Махаяне, исторический будда Шакьямуни. Если тело Дхармы является общим и единым для всех будд, то остальные «тела» у всех будд свои.

Махаяна также учит, что каждое живое существо изначально наделено природой будды и является буддой как бы потенциально. Следуя путем бодхисаттвы, человек может реализовать эту природу, достичь «совершенного и полного пробуждения» и стать буддой.

В отличие от Хинаяны, Махаяна уделяет внимание не только монахам, но и всем верующим, стремясь максимально привлечь к религиозной практике как можно больше людей. При этом Махаяна утверждает, что достичь состояния будды могут не только монахи, но и отдельные благочестивые и мудрые миряне. Распространяясь за пределами Индии, Махаяна проявила исключительную гибкость в приспособлении к новым условиям и характеру иных культур и цивилизаций (в частности синтез китайский традиционных учений и положений Махаяны породил одну из самых замечательных школ Буддизма - Чань-буддизм), что и позволило ей сделать буддизм мировой религией.