Колокола Васильева-Семёнова; Саввы и Кузьмы

Кузьма Васильев и Логин Семенов в 1557 г. выполнили пару небольших колоколов для церкви Преображения на “острове Колпино на Псковском озере. Размеры тех двух колоколов: 107 и 96 см, 96 и 86 см. Форма и орнаментация их обычны. Интересны надписи, которые имеют сведения исторического характера и из которых следует, что они висят на своем первоначальном месте.

Как видно из текста надписи, колокола выполнены на средства прихода, а работали мастера за пределами Застенья, где-то неподалеку от Великих ворот.


Сохранилась также пара колоколов, которые отливались Логином Семеновым в 1570 г. для погоста Ерьево (см. илл.). Их украшают только строки надписей, нанесенных красивым полууставным почерком, разделители между словами — фигурки зверей. Размеры колоколов: высота большего — 102 см, меньшего — 92 см, нижний диаметр 85 и "77 см. Надпись имеет отношение к событиям времени Ливонской войны. Как записано под 1570 г. в Псковской III летописи, отразившей оппозиционные настроения, в ходе войны были взяты 24 ливонских и вифляндских города, “и своих людей посади с нарядом и запасы... и наполни грады чюжие рускими людьми, а свои пусты сотвори. ... Немцы же ... не по мнозе все те городки очистиша себе и поимаша и людей побиша”. Как следует из текста надписи, в 1570 г. известный боярин Яков Андреевич Салтыков незадолго до своей смерти (1571—1572 гг.) был воеводой Юрьева Ливонского (Дерпта). Вместе с ним несли службу дьяки Шемета Шелепин и Мелентий Иванов. Колокола выполнены для монастыря.

Во второй половине XVI в. в Пскове работает целый ряд литейщиков, которые объединяются при выполнении больших заказов, маленькие же колокола отливают пооди-ночке. В 1599 г. псковичи Василий Иванов, Афанасий Панкратьев, Иоаким Иванов лили 200 пудовый колокол Хутынского монастыря, который находился в монастыре и отмечается описями. В настоящее время он стоит на постаменте возле Софийской звонницы. Колокол исполнен соответственно традиции, его “корона” орнаментирована, тулово членится тягами, орнаментальные фризы сочетают растительные элементы и фигурки животных, обычными для XVI в. являются форма, характер шрифта. Но в целом в нем утрачено высокое мастерство исполнения, характерное для первой половины и середины столетия. На смену четкости и красоте рельефа пришли упрощенность и схематичность орнамента, примитивность его рисунка.

Некоторое снижение мастерства присуще не только колоколу 1599 г., но и другим произведениям псковских литейщиков конца XVI в. Причиной, видимо, являются исторические обстоятельства — война, налоги, длительная осада Пскова Баторием разорили хозяйство, привели к упадку ремесла и торговли.


Небольшой колокол 1601 г., висящий на звоннице Никольского храма в Псково-Печерском монастыре, отличается от других колоколов рубежа столетии. Его форма грубее, линия ребра не имеет обычного прогиба, круче изгиб края.

'Тулово членится тягами. Надпись нанесена неровным полууставным почерком, разделителем служит четырехконечный крест. Корона утрачена, ее заменили железные петли (высота навершия 21,5 см). Высота тулова — около 75 см, диаметр основания — 89 см. Надпись сообщает, что колокол — работа мастера старца Сергия Дубинина, возможно, инока Печерского монастыря и, быть может, в миру литейщика Семена Дубинина. Пищали его литья времени Федора Иоанновича имелись среди наряда Псковской крепости еще в конце XVII в. Своеобразие памятника объясняется тем, что он исполнен не колокольником, а мастером-пушечником.

В 1614 г. для церкви Преображения у Старого костра был отлит колокол мастерами Саввой и Кузьмой. В XIX в. этой церкви уже не было, и колокол находился на звоннице церкви Козьмы и Демьяна с Примостья. В настоящее время он висит на колокольне Никольского храма в Любятове. Его размеры невелики: высота 116 см, диаметр 104,5 см. Форма обычна для XVI в., высота превышает диаметр основания, тулово расширяется, начиная от плеча. Корона орнаментирована. Надпись в четыре строки нанесена красиво и крупно полууставным почерком. Ее начало отмечено медальоном с изображением “Троицы”. Разделители между словами — розетки и фигурки зверей. Орнамент верхней и .нижней части тулова одинаков — растительный, в виде тонкого волнистого стебля с изящными отгибами стебельков, цветами и листьями. Легкий и утонченный, он отличается от растительных орнаментов, применявшихся на небольших колоколах Тимофеем Андреевым. Начертание надписи также отразило вкусы своего времени. Но форма колокола, система его декора, формулировка надписи остаются традиционными, характерными для XVI в.