Колокола Андреевых

Колокол Михаила Андреева стоит на деревянном постаменте возле построенной в 1554 г. церкви Успения в г. Белозерске. Когда он попал туда — сведений нет, но в середине и конце XIX в. на Козьмодемьянской звоннице его не было. Там находился другой колокол, меньшего размера, исполненный в 1546 г. Он также сохранился до наших дней и висит в проеме Троицкой колокольни. Колокол выполнен с большим мастерством, рельефы и надпись четки, поверхность тщательно зачищена. Форма, членения и орнаментация аналогичны рассмотренному, выше памятнику. Петли “короны” покрыты переплетающимися кольцами и “бегунком”. Надпись в четыре строки. Ее полное прочтение сейчас невозможно, но она приведена А. Князевым и И. И. Василевым.

Колокол отливался на приходские средства — “повелениемъ рабъ божьих старост Василья Яковлева сына рыбника... да Киприяна Нефедьева сына иконного мастера и всех сусед кузьмодемьянского прихода”. Видимо, к числу братьев Андреевых принадлежал Тимофей. Сохранился целый ряд его работ, преимущественно не очень большого размера. Один из колоколов Печерской звонницы относится к 1540 г. Этот колокол имеет высоту около 120 см, нижний диаметр 105 см, его “корона” имеет высоту 20 см. Граненые петли орнаментированы. Надпись в три строки сопровождается двумя лентами орнамента. Звеном его является стилизованное “древо” и пара животных. На нижней ленте в круглые завитки вписаны фигурки реальных и фантастических зверей. Надпись на колоколе исполнена полууставным почерком.


На той же звоннице находятся еще два небольших колокола мастера Тимофея Андреева сына, выполненных в 1544 г. Меньший из них имеет только один поясок орнамента, располагающийся в верхней части колокола и состоящий из завитков с фигурками зверей. Надписи тождественны по содержанию. В них не назван храм, для которого предназначены колокола, следовательно, они могли выполняться на продажу. Обычно мастер называл себя “Тимох Андреев сын Котельников с Романихи улицы”. На паре колоколов 1544 г. значится: “со Усполия из-за Великих врат”, т. е. в этом году мастерская Тимофея Андреева уже находилась за пределами Застенья, очевидно на территории Алексеевской слободы.

Мастер-колокольник, выполняя форму для отливки, был вынужден работать с глиной. Формовка, сушка, обжиг формы требовали навыков гончара. В Пскове сохранились замечательные комплексы произведений керамики — надгробные плиты и архитектурные пояса. Наиболее ранняя известная нам дата “керамиды” — 1530 г. Их основная часть выполнена в 1560-е—1570-е годы. Архитектурные керамические пояса-летописи относятся к середине XVI в. Мастер, работая над “керамидой”, сочетал форму, доработку вручную, штампики. Надписи надгробий исполнены штампиками, как и на колоколах. На части плит полууставные почерки повторяют полуустав колоколов. Близки орнаменты плит и литья, тонкость их исполнения. В поясе Никольского собора г. Острова, кроме плит с летописью о постройке храма и обрамляющих ее керамических валов, есть декоративный поясок из плит-“киотцев”. На одном из двух вариантов “киотцев” имеется выполненная на форме надпись: “Тимоха печник, плотник сей ображец резал Давыд”. Среди надгробий также есть подобная плита, относящаяся к 1560 г. Не исключено, что над “керамидами” и колоколами работали одни и те же мастера.

Тимофей Андреев в 1545 г. переливал старый “ефимиевский” колокол XV в. в новгородском Вяжицком монастыре. В 1547 г. он выполнил два зазвонных колокола по 80 пудов для Соловецкого монастыря. В числе самых ранних его работ известен колокол 1526 г., находившийся на звоннице церкви Богоявления в Пскове", а ныне висящий в проеме Троицкой колокольни. И еще несколько отливок он исполнил совместно с Прокопием Григорьевым, например, небольшой колокол 1536 г., находящийся в собрании Новгородского музея.

Известны небольшие колокола Прокопия Григорьева, относящиеся к 1530-м—1550-м годам. Некоторые из своих самостоятельных работ мастер подписывал следующим образом: “а делал мастер псковитин Прокофей Григорьев сын Колокольник от Варламья Запсковья Стадища”. Колокол этого мастера с датой 1548 г. находится в г. Суздале. Его форма, членения и орнаменты аналогичны работам Михаила и Тимофея Андреевых.

Большие колокола отливали сыновья Михаила Андреева — Матфей и Кузьма. Кроме 400-пудового благовестника,. над которым они работали вместе с отцом, известны к другие их произведения. Строевский список Псковской летописи сообщает об одной отливке: “Лета 7065-го колокол слили мастеры Матфейко и Куземка Михайловы, весом 16 берковсков и пол 5 пуда болших и 4 гривенки [около-165 пудов], а денежною проторою стал 313 рублев московских и 11 денег псковских”. Дата отливки—1557 г. Колокол был предназначен для Псково-Печерского монастыря, но не попал в него и находился на звоннице церкви Богоявления на Запсковьи. Впоследствии им заменили другой большой, 200 пудовый колокол, отлитый теми же мастерами в 1567 г. для Троицкого собора. В настоящее время колокол находится на Троицкой колокольне в Пскове. Граненые петли его “короны” орнаментированы переплетающимися кольцами и растительным “бегунком”. На тулове в верхней части широкий (8 см) фриз с разнообразными звериными фигурками по сторонам растительного мотива. Ниже последней строки по краю — завитки стебля с заключенными в них орлами, козликами, барсами. Надпись в четыре строки.

Благодаря соразмерности членений и декоративных деталей, изяществу шрифта и орнамента, колокол 1557 г. является одним из наиболее замечательных произведений псковских литейщиков. Среди колоколов XVI в. он не имеет равных по строгости и красоте, тщательности работы.

В том же 1557 г. Матфеем и Кузьмой отливался “Пре-подобнический” колокол для Соловецкого монастыря весом 173,5 пуда. В надписи на нем говорилось, что он лит в преименитом и славном граде Пскове строением князя А. И. Воротынского. “А делали мастеры псковские из Запсковского конца” ". В 1559 г. ими был вылит небольшой зазвонный колокол в тот же монастырь (весом около 30 пудов).

Возможно, самой крупной работой Матфея и Кузьмы “была отливка в 1555 г. “Пименовского” 500-пудового колокола-благовестника для новгородского Софийского собора, вывезенного Иваном IV во время его карательного похода 1570 г.

В цитированной выше летописной записи об отливке колокола сообщается еще об одной работе: “и того же лета слили в Печерской же монастырь новой колоколъ, а вышел :из дела весом 16 берковсковъ да пуд болшой без 5 гриве-нокъ, а всей меди дано было мастером в дело 15 берковсковъ и 4 пуда больших и 12 гривенок, а олова 3 берковьска :и 6 пудов больших и 8 гривенок, а лили колокол мастеры Косма Васильевъ да Логин Семеновъ”. Таким образом, колокол вышел из дела весом 161 пуд; приблизительное соотношение меди и олова в нем 80 : 20.

Колокол сохранился и находится на большой звоннице "Псково-Печерского монастыря. Его высота— около 170 см, нижний диаметр — 160 см. Колокол орнаментирован соответственно традиции, украшены петли его “короны”, тулово охвачено двумя лентами орнамента, сопровождающего строки надписи. На верхнем фризе — растения, раскинувшие ветви, под ними прыгающие львы, олени, .драконы. В завитки стебля нижней каймы заключены звериные фигурки, разделители в строке — изображения зверей. Надпись в четыре строки. Содержание текста аналогично надписи на колоколе Матфея и Кузьмы. Дата несколько расходится с летописной — 1558 г.