"Смотритель" Пелевина

Смотритель, на фото оба тома. Книга 1 - Орден желтого флага. Книга 2 - Железная бездна.

Роман Смотритель Пелевина в двух книгах - событие 2015 года.

Первая книга — лишь половина «Смотрителя», её подзаголовок Орден желтого флага. Второй том — Железная бездна. У Пелевина подобным образом, в двух книгах, соотносились между собой чрезвычайно удачный Empire V (2006) и далеко не столь интересный «Бэтман Аполло» (2013). Но здесь - именно два тома, один роман, изданный в двух книгах, второй продолжает первый, и без него первый даже читать не стоит, это одно цельное произведение.

Корешки книг дополняют друг друга.

Само собой, о том, что эти книги прочитать однозначно нужно всем людям мыслящим, даже говорить не приходится.

Да, книги дорогие, но - друзья, это Пелевин, и это - его новая книга. Если переживаете о цене книг, можно считать, что в стоимость включён авторский гонорар, а поделиться с автором за такое произведение, думаем, согласится любой из его читателей-почитателей. В том числе и мы.

Так что читайте, ломайте голову, наслаждайтесь новым невероятным романом Виктора Пелевина!

Вместе со второй частью «Смотрителя» выходит также подборка «первичных материалов MESMERIZED»: посвященные Павлу пьесы Мережковского и Ходасевича, биографический этюд «Месмер» Стефана Цвейга и, собственно, «Подпоручик Киже» Тынянова.

"MESMERIZED. Павел Первый, Месмер и их эпоха"

Императора Павла, одного из достойнейших государей России, убивали два раза - сначала заговорщики, не сумевшие заставить его подписать отречение, а потом историки и биографы - заложники своего суетливо-лживого времени. Многие верят, что дух Павла не обрел покой и до сих пор бродит по коридорам Михайловского замка. Но есть и более оптимистические версии, одна из которых - книга В. О. Пелевина "Смотритель", написанная в магическом жанре "кувырок мышления". "Смотритель" может быть прочитан по-разному. "О чем эта книга на самом деле, будет зависеть от читателя - и его выбора" - писали мы на каждом томе.

Воспользуйтесь романом "Смотритель" как ключом (вернее, отмычкой) к сборнику "Mesmerized", куда вошли произведения:

- "Подпоручик Киже" Ю. Тынянова,
- "Павел I" Д. Мережковского,
- "Павел I" В. Ходасевича
- "Месмер" С. Цвейга

"Смотритель. Книга 1. Орден желтого флага"

Император Павел Первый, великий алхимик и месмерист, не был убит заговорщиками - переворот был спектаклем, позволившим ему незаметно покинуть Петербург. Павел Алхимик отбыл в новый мир, созданный гением Франца-Антона Месмера, - Идиллиум.

20х14 см, удобный формат. Обе книги на фото.

Павел стал его первым Смотрителем. Уже третье столетие Идиллиум скрывается в тени нашего мира, взаимодействуя с ним по особым законам. Охранять Идиллиум - дело Смотрителей, коих сменилось уже немало. Каждый новый должен узнать тайну Идиллиума и понять, кто такой он сам...

О чем эта книга на самом деле, будет зависеть от читателя - и его выбора.

Твёрдый переплёт, хорошая белая бумага.

Имя Виктора Пелевина у нескольких поколений любителей продвинутой литературы прочно ассоциируется с безошибочным вычислением господствующих трендов и их беспощадным развенчанием. Вот уже более двадцати лет он регулярно потрясает думающую общественность неожиданной трактовкой бытия, ставит под сомнение непреложные истины и не обходит своим вниманием ни одно действительно значимое явление. Жанр: кувырок мысли, мистический роман, альтернативная история.

Конец первой части - требуется продолжение, второй том.

Новинка Виктора Пелевина «Смотритель» в двух томах – о том, что… впрочем, о чем этот роман на самом деле, будет зависеть от читателя и его выбора…

Жанровая форма нового произведения, одновременно и мистического и реалистичного, получила название «кувырок мышления» – прямая отсылка к литературным традициям Карлоса Кастанеды и его «Силы безмолвия».

Читатели романа «Смотритель» смогут по-новому взглянуть на причудливые ухмылки истории и раскрыть для себя тайны, потерявшиеся в веках.

Каждая книга Виктора Пелевина – грандиозное событие для всего читающего мира и новая точка отсчета социокультурной реальности. Его фирменный стиль – размывание границы между действительностью и фантазией, смелые эксперименты с альтернативными версиями российской истории…

Форзацы у книг - вот с таким портретом.

Рисунки есть только в самом начале, далее - просто текст.

Смотритель. Книга 1. Орден желтого флага.

СЕКРЕТНЫЙ МЕМУАР
СМ. АЛЕКСИСА ВТОРОГО,
ДАЛАЙ-ПАПЫ
и ВЕЛИКОГО МАГИСТРА,
С ВОСПОМИНАНИЯМИ,
РАЗМЫШЛЕНИЯМИ,
КРАСОТАМИ РЕЧИ И ФИГУРАМИ УМА.

Что счастие?
Довольно, что не трушу,
влача свое ничто через нигде,
покуда черти чертят эту душу,
подобно быстрым вилам на воде.
Из монастырской поэзии.

Предисловие.

Шрифт (книга Пелевина - на фото слева, справа - другая книга).

"Смотритель. Книга 2. Железная бездна"

Начало второй книги повторяет конец первой. Зачем понадобилось дублировать целую главу во второй книге, неясно. Всё равно её не стоит читать без первой. Так что начало придётся пролистать - вы это уже читали в первой книге.

Рисунки на обратный сторонах двух томов - разные.

Алексис де Киже - Смотритель Идиллиума, нового мира, созданного Павлом Алхимиком и Францем-Антоном Месмером во времена Французской революции. Алексис - Блюститель миропорядка. Он создает Всё из Ничего и за этой работой беседует с Четырьмя Ангелами. Он равен Богу. Но…

Смотритель сам не знает, кто он и откуда взялся. А выяснить это необходимо. Иначе он не станет настоящим Мастером и никогда не сможет сказать: "Мир - волшебный кристалл с безмерным числом граней, и повернуть его всегда можно так, что мы рассмеемся от счастья или похолодеем от ужаса…"

Вторая часть. Железная бездна.

И Андрей закричал: «Я покину причал,
если ты мне откроешь секрет!»
И Сидахартха ответил: «Спокойно, Андрей,
Никакого причала здесь нет...»
Ветхая Земля, неизвестный автор
(Из архивов Железной Бездны)

Смотритель. Книга 2. Железная бездна.

Пример страниц книги на фото.

Рецензия

Выдержка из рецензии: Михаил Визель, «Российская газета».

Упрекать Пелевина во вторичности и самоповторе — все равно что упрекать в этом «Роллинг Стоунз», 50 лет играющих одни и те же черные блюзы и сентиментальные баллады. О какой «бэби» переживает сейчас Мик Джаггер? О своей внучке? Какая разница, если их мировые турне по-прежнему проходят «на ура».

Похожая история, хотя и в гораздо меньшем масштабе, происходит с Виктором Пелевиным. С ранних рассказов в его прозе разыгрывается с вариациями один и тот же сюжет: пытливый юноша ищет смысл жизни — и постигает ее иллюзорность. В «Принце Госплана» и «Жизни насекомых» этот юноша — очевидно, сам Пелевин. Сейчас он зрелый муж и настоящий профессионал, выпускающий в год по роману, но герой остается прежним. С «Чапаева и Пустоты» к этому герою добавились еще две устойчивые компоненты: нездешняя (по разным причинам) красавица и нездешняя реальность. Внутренняя Монголия, рекламная телекартинка, вампирская Москва, Бизантиум — и наконец Идиллиум. О нем и речь в новом романе.

Идиллиум — как легко догадаться, идеальный мир. Он создан в конце XVIII века тремя великими мистиками — Бенджамином Франклином, Павлом I и Францем-Антоном Месмером в соответствии с идеями Просвещения, помноженными на восточный мистицизм, как некая утопическая коммуна, новая Икария. Управляет Идиллиумом верховный Смотритель, физическую работу выполняют роботы-големы, работу духовную, гораздо более важную, — монахи, они же высшие сановники. А электричество, от радиоволн до моторной тяги, заменяет благость, изливаемая Францем-Антоном, которого почитают здесь как верховное божество.

Главный герой романа — наследный принц Идиллиума Алексис де Киже, прямой потомок тыняновского поручика Киже. Его «Анка-пулеметчица» — Юка, фрейлина ордена «Зеленые рукава», проще сказать, гейша высочайшего класса с «перебинтованной душой» (как древним китайским красавицам бинтовали ступни).

В соответствии с заявленным автором жанром «кувырок мысли», в романе действительно много неожиданных кувырков — не столько сюжетных, сколько мыслительных, предупреждать о которых заранее было бы нечестно. Мир Пелевина, взявшего в герои чужого литературного персонажа (еще и несуществующего), вновь принципиально вторичен. «Видишь ли, — поучает юного принца его наставник, — главная проблема Ветхой Земли — это слишком много истории. Слишком много инерции. У всего там был прецедент».

Что в «Смотрителе» точно хорошо — так это то, что Пелевин, перенеся действие в идеальный мир, созданный в эпоху Павла, перестал усиленно каламбурить и бежать за злободневностью. Месмер, иллюминаты, мальтийские рыцари и буддийские монахи интересуют его теперь куда больше, чем персонажи из «Фейсбука», от которых трещали по швам предыдущие романы. Хотя беспокоят его, как всегда, вопросы сна и яви, реальности и иллюзорности.