Поиски первовещества

Современные исследователи не жалуют Анаксимена, считая, что его идеи были шагом назад от Анаксимандра к Фалесу. Ему ставят в вину отказ от многих положений Анаксимандра, что он считал Землю плоской как лист, а не цилиндром наподобие барабана. Хотя вообще непонятно, чем цилиндр лучше листа, ведь ни тот, ни другой не соответствуют действительной шарообразной форме Земли, то есть не угадали оба мыслителя. Их воззрения отличались друг от друга лишь мнением о толщине плоской Земли. Обвиняют Анаксимена в возврате к мысли Фалеса о существовании опоры для Земли. Но такова была логическая плата за признание существования других твёрдых небесных тел. Обвиняют, что он заменил абстрактный апейрон, более подходящий к принятому ныне тоже абстрактному термину «материя», на реальный воздух, что он давал неверные объяснения многим астрономическим и метеорологическим явлениям.

Многие обвинения безосновательны, говоря о других ошибках Анаксимена, не следует забывать об его огромном вкладе в развитие философии и естествознания. Ему принадлежит идея перехода количества в качество, он смог верно объяснить различие между четырьмя основными элементами, утверждал, что Земля – не единственное твёрдое тело во Вселенной, что горячее и холодное – это не противоположности, но лишь разные состояния одного и того же вещества. Сами противоречия в его учении служили на пользу развития философии, позднейшие мыслители, пытаясь преодолеть их, добивались значительных результатов. Например, Анаксимен, вслед за своими учителями, утверждал, что материя-воздух бесконечна в пространстве, она объемлет собою весь мир и помимо неё ничего не существует. Но тогда за счёт чего материя способна разрежаться и как она может уплотняться? Ответ на этот вопрос смог дать Левкипп, открывший существование пустоты (небытия) наряду с материей, которая именно за счёт неё может расширяться.

Что было дальше? В поисках первовещества мыслители перебрали почти все из 4 основных элементов. Фалес считал им воду, Анаксимен – воздух, Анаксимандр – нечто среднее между всеми ими, живший и творивший позднее, на грани VI и V веков до н. э. Гераклит Эфесский – огонь. Лишь твёрдой земле, как элементу малоподвижному, не удалось обзавестись своими поклонниками. Делались и попытки найти комбинированное решение, признать, что существует не одно, но два первоначала. Ксенофан в качестве их принимал землю и воду, Еврипид – эфир и землю. Но ни одна точка зрения не возобладала, первоэлемент найти так и не удалось. Поэтому уже в V в. до н. э. одни мыслители вовсе отказываются от его поиска, считая, что единственного первоэлемента не существует. Эмпедокл заявляет, что все 4 элемента являются первыми и существующими испокон веков, ни один из них не происходит от другого, они могут лишь смешиваться между собой и снова разъединяться. А Анаксагор пошёл ещё дальше, утверждая, что элементов даже не четыре, а бесчисленное множество. Другие же мыслители переключают своё внимание на иные вопросы, ломают голову над тем, почему материя движется и принимает те или иные формы, кто ей движет. В этом они ищут разгадку устройства мира.

Что можно сказать с высоты дня сегодняшнего? Любой химик сейчас скажет, что единственного первоэлемента, являющегося источником всех других вещей, быть не может. Деление на твёрдые тела, жидкости, газы, плазму оказалось не основным.

Не оно лежит в основе мироустройства. Жидкая вода может превратиться в твёрдый лёд, но не может стать, например, металлом. Процессы замерзания, плавления, конденсации и испарения не могут объяснить всё многообразие мира. Современная наука пошла по пути, указанному не философами из Милета, а Анаксагором, — что первоэлементов множество. Д. И. Менделеев свёл их все в периодическую таблицу, в которой в настоящее время насчитывается 105 химических элементов, к тому же считается признанным, что природа не перестаёт творить, могут появиться ещё новые элементы. Но ни в коем случае нельзя утверждать, что все усилия, потраченные Фалесом, Анаксимандром и Анаксименом на поиск первовещества, были ненужными и бессмысленными. Отнюдь. Во-первых, они пробудили интерес к естествознанию, к изучению природы. Без множества исследователей, пытавшихся объяснить мир, не было бы таблицы Менделеева. Не набив шишек, нельзя было получить верный результат. Во-вторых, мыслители из Милета стали зачинателями европейской философии – системы рационалистических воззрений на мир. Они не просто рисовали картину мира такой, какой она им представлялась, но и пытались обосновать свои суждения с помощью разумных доводов. Сознание начинает освобождаться из плена мифов, появляется идея аргументации «от природы», развивается система отвлечённых понятий. Так что умственный труд милетских философов вовсе не пропал даром.