Случайные мутации

Изучение случайных мутаций также не оставляет места для иного вывода. Согласно мнению эволюционистов, мутации крайне важны, так как они являются единственным производителем новой наследственной субстанции, подверженной влиянию естественного отбора. Однако мутации, являясь чисто случайными изменениями наследственной информации, никогда не могут улучшить ее. Их можно сравнить с изменениями, которые происходят, когда гаечный ключ попадает в работающий станок. Мутации приводят к уродству или нежизнеспособности, нарушают обмен веществ и способность к размножению. Вспомним последствия атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Облучение не только привело к смерти множества людей, но и вызвало нарушения генетического фонда. После этого на свет появилось много детей-инвалидов, но ни одного гения.

Исключая немногие особо благоприятные стечения обстоятельств, естественный отбор всегда стремится искоренить последствия мутаций в последующих поколениях. Просто нереально предполагать, что эволюция происходит в результате отбора случайных и исключительно редких «удачных» мутаций. Но как же возникают новые сорта и виды? На основе мутаций? Совсем нет, и это открытие современной генетики. Выяснилось, что уже в одной популяции (совокупность особей одного вида, живущих на одной территории) встречаются вариации генного фонда (т. н. аллели). Процентуальные соотношения этих аллелей могут быть очень различными, но это не указывает на то, что эти аллели возникли в результате случайных мутаций. Под видимой «оболочкой» скрывается огромная генетическая изменчивость, на которую может воздействовать естественный или искусственный отбор. Однако нет никаких указаний на то, что эта изменчивость образовалась благодаря мутациям или что она все еще непрерывно усиливается. Напротив, скорее напрашивается вывод, что эта генетическая изменчивость в основном заложена во всех организмах еще со времени творения. Именно эта «запрограммированная» изменчивость должна была обусловить возникновение огромного количества родов и видов внутри сотворенных групп.

Исследования последнего десятилетия ясно свидетельствуют, что в большинстве случаев существует поразительно мало генетических различий между видами. Даже у видов, имеющих большое количество вариаций генного фонда, аллели, характерные для одного подвида, в малых количествах встречаются и у других родственных подвидов. Из этого становится ясным, что различные подвиды и виды могут довольно просто переходить друг в друга, для этого нет нужды в мутациях. Для образования новых родов и видов природа просто использует свой ассортимент генетических вариаций, который, по-видимому, был заложен в нее со времени творения. Почему это так важно? Потому что эволюционисты утверждают, что процессы образования новых семейств и классов по своей сути идентичны возникновению новых видов внутри семейств: во всех случаях они видят источник изменений в случайных мутациях. Но что выяснилось? На том единственном уровне, где мы можем проследить образование новых форм – на уровне родов и видов – мутации, оказывается, вовсе не нужны! Для возникновения новых родов и видов не нужны мутации и скачкообразные изменения, необходимая для этого изменчивость уже запрограммирована в наследственной субстанции.