Психолингвистика и заикание

Заслуживает внимания рассмотрение механизмов заикания с позиций психолингвистики. Данный аспект изучения предполагает выяснение того, на какой стадии порождения речевого высказывания возникают судороги в речи заикающегося. Выделяют следующие фазы речевой коммуникации:

1) наличие потребности в речи, или коммуникативное намерение;

2) рождение замысла высказывания во внутренней речи;

3) звуковая реализация высказывания. В разных структурах речевой деятельности эти фазы различны по своей полноте и длительности протекания и не всегда однозначно вытекают одна из другой. Но постоянно происходит сопоставление задуманного и осуществленного. И. Ю. Абелева считает, что заикание возникает в момент готовности к речи при наличии у говорящего коммуникативного намерения, программы речи и принципиального умения говорить нормально. В трехчленную модель порождения речи автор предлагает включить фазу готовности к речи, на которой у заикающегося ломается весь произносительный механизм, все его системы: генераторная, резонаторная и энергетическая. Возникает судороги, явно проявляющиеся затем на четвертой, завершающей фазе.

Рассмотрев разные точки зрения на проблему заикания, можно сделать основной вывод, что механизмы возникновения заикания неоднородны. В одних случаях заикание трактуется как сложное невротическое расстройство, которое является результатом ошибки нервных процессов в корне головного мозга, нарушения корково-подкоркового взаимодействия, расстройства единого авторегулируемого темпа речевых движений (голоса, дыхания, артикуляции).

В других случаях - как сложное невротическое расстройство, явившееся результатом зафиксированного рефлекса неправильной речи, первоначально возникшей вследствие речевых затруднений разного генеза.

В третьих - как сложное, преимущественно функциональное расстройство речи, появившееся вследствие общего и речевого дизонтогенеза и дисгармоничного развития личности.

В четвертых - механизм заикания можно объяснить на основе органических изменений центральной нервной системы. Возможны и другие объяснения. Но в любом случае необходимо учитывать нарушения физиологического и психологического характера, составляющие единство.

Труд, а не чудо. Опыт Демосфена



Рекомендуем книгу: Речи Демосфена.
Издание редкое, найти в продаже сложно. . Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1954 года (издательство "Издательство академии наук СССР").


Как показывает опыт, не чудо, а труд лежит в основе избавления от заикания. Рассмотрим для примера случай с великим оратором и политическим деятелем древней Греции Демосфеном, который, как известно, страдал заиканием.

Заикание и... слова великого оратора ! Не слишком ли это несовместимо ? А тут еще это чудо или широко известный курьез о том, что от своего недостатка он, дескать, избавился благодаря камешкам, которые подкладывал под язык во время разговора.

Так ли все это было ?

Известный отечественный ученый профессор И. А. Сикорский (1889) тщательно изучал записки биографов Демосфена и пришел к заключению, что блестящий оратор древности действительно страдал заиканием. Причем речевые судороги у него были настолько велики, что отражались даже на его жестах. Демосфен имел и типичный для многих заикающихся характер: он был крайне впечатлителен и робок, вследствии чего отличался тихим голосом и неуверенностью в себе.

Следует отметить, что Демосфен сам избрал путь избавления от недуга. Заказав себе зеркало в полный рост он внимательно изучал недостатки своей речи и поведения. Это позволило ему наметить целую систему различных речевых упражнений. В них он предусматривал не только регулярную тренировку правильности своей речи, но и воспитание у себя определенных черт личности.

Известно, например, что в речевых упражнениях он большое внимание придавл развитию дыхания, стараясь подчинять его своей воли и контролю. С этой целью максимально задерживал его, произносил длинные фразы на одном выдохе, громко декламировал стихи, взбираясь на крутые подъемы, и пр. Чтобы развить силу и координированность мышечных движений речевого аппарата, он усложнял их тем, что при речевых упражнениях мелкие и удобно подвижные камешки.

Демосфен прилагал также очень серьезные усилия к тому, чтобы придать своей речи тщательную редакционную отделку. Он и впоследствии, уже будучи известным оратором, до мельчайших подробностей продумывал предстоящее выступление или беседу: содержание, последовательность, фразы, выражение. Плутарх отмечает, что он никогда не выступал без тщательной подготовки, несмотря на свою ораторскую опытность и постоянный успех. Устранение всяких поводов к колебанию в выборе слов придавало течению его мысли ровный характер и тем облегчало речь.

И все-таки, несмотря на многообразие и сложные речевые упражнения, на первом плане у Демосфена стояла задача победить свою робость и смущение, вызываемые присутствием другой личности или общества, приучить себя спокойно отоноситься к ним. Вот почему, в частности, свои речевые упражнения он проделывал у моря. Изменчивая картина волнующегося моря ассоциировалась у него с представлением о неспокойной и шумящей толпе. Известно также, что речевые упражнения он нередко проводил в присутствии посторонних лиц.

Немало помогло ему также стремление подражать выбранному образцу (для него это был Перикл), его внешним манерам, мысленно входить в его роль. Еще одним примером для него, а также и помощником был его врач и учитель Неоптлем. Так, проявив наблюдательность и настойчивую волю, Демосфен достиг не только излечения, но и общего признания своего ораторского таланта.

В связи с приведенным примером следует обратить внимание на интересную закономерность, которая позволяет оптимистично смотреть на заикание. Натуры собранные, целеустремленные находят в себе силы или добиться полного избавления от заикания, или игнорировать его настолько, что оно не мешает раскрытию их таланта и выбранной деятельности. Истории известен целый ряд таких имен. Среди них древнегреческий оратор Демосфен и баснописец Эзоп, древнеримский поэт Виргилий, французский журналист и оратор К. Демулен, поэт и критик Ф. Малерб, врачи Шультесс, Меркель, Коен, легендарный комбриг Г. И. Котовский, артист И. Н. Певцов, психолог И. И. Тартаковский и многие другие.

Можно привести много примеров наших современников - среди них врачи, артисты, поэты, журналисты, политические деятели, научные работники, для которых заикание не явилось непреодолимой преградой для реализации их жизненных планов, не увело от жизни в обществе, не помешало раскрытию таланта, не лишило жизненной радости, бодрости, уверенности в своих силах.