ПЕРВЫЙ КАЛУЖСКИЙ КНЯЗЬ СИМЕОН

В 1505 году Калуга стала самостоятельным удельным княжеством, завещанным по духовному завещанию Иоанном III (1462—1505) как удел своему сыну Симеону (1487—1518). 13 лет просуществовало удельное Калужское княжество во главе со своим князем Симеоном. Симеон предстает как добрый, заботливый правитель, удостоившийся благотворить святому человеку и в свою очередь получить от него чудесную помощь себе и всему городу. В годы его правления в 1505-1518 годах Калуга становится центром удельного княжества, объединившего Калугу, Бежецкий Верх и Козельск с волостями. По преданию, на берегах реки Яченки, там где сейчас находится Мироносицкая церковь, в XVI веке стоял дворец Симеона. Раньше здесь находился кирпичный завод Курнышева, а в нескольких десятках метрах от заводских стен возвышались заросшие травой валы Симеонова городища с остатками загадочных рвов и насыпей. Именно сюда по преданию с берега реки Калужки в XIV-XV веках и перешла Калуга. Первые исследования Симеонова городища произвел в 1781 году академик В. Зуев. А в начале XX века их повторил известный калужские ученый-краевед Четыркин. Произведя раскопки, ученые обнаружили культурные слои в глубине почвы. Однако до серьезных исследований дело не дошло. Экспедиция ограничилась отчетом и описанием городища. Расположение городища между двумя глубокими оврагами: Семеновским и Серебряковским и еще заметный насыпной вал позволяют предположить, что здесь могла стоять небольшая крепость с угловыми дозорными башнями и въездными воротами. Серьезные исследования городища начались лишь в 1956 году, когда ученые-археологи из Института истории материальной культуры Академии наук СССР произвели глубокое бурение наименее пострадавшего от разрушений крепостного вала и установили, что здесь в конце XV века стояла деревянная сторожевая башня. Так кропотливым трудом ученых подтвердилась старинная легенда о Калуге-крепости и ее первом князе Симеоне.


О Симеоне до нас дошли очень скудные сведения. По словам Н. М. Карамзина, это был князь, отличавшийся пылким нравом и легкомыслием. Он был одним из пятерых сыновей великого князя Московского, государя всея Руси Ивана III – дальновидного политика, многое сделавшего для объединения Руси.

Перед своей смертью в 1505 году Иван III составил завещание, в котором он поделил русские земли между своими пятью сыновьями: Василием, Юрием, Дмитрием, Симеоном и Андреем. Этим актом был установлен новый порядок единодержавия в Московском государстве. Своего старшего сына Василия Иван III сделал государем над всеми братьями, лишь ему одному отдавая державные права. Василий получил 66 городов, а остальные братья – только тридцать, весьма мелких. Василию одному было дано право чеканить монету, вступать в отношения с другими государствами; он унаследовал все уделы своих бездетных родственников. И, наконец, только его детям принадлежало великое княжение, от которого заранее отказались его братья. Так Василий стал государем, а его братья – его подданными, удельными князьями.

По завещанию отца Симеону достались города Бежецкий верх, Калуга, Козельск и волости козельские: “Да благословляю сына своего Семена, даю ему Бежытцкой Верх с волостями, и с путями, Калугу с волостями, да Козельск с волостями, да волости Козельские: Серенеск, да Людимеск, да Коробки, и Вырки, на Вырке на реке волости Сениша, да Сытичи, да Выино, и с иными месты, да Липицы, да Вздыбанов, да Верх-Серена, да Луган, да Местилово, да Кцын, да Хвостовичи, да Порыски, да Борятин, да Орень, да Хостьци, да Жеремин, да Сныхово, да Ивановское Бабина село Незнаново, и с иными месты, со всем с тем, что к тем волостем и селом потягло…”.

Через год Симеон выдавал воеводские грамоты на владения в Бежецком Верхе и Белеве. А местом для княжеского двора первый калужский князь избрал гористый берег речки Яченки вблизи Калуги. Именно здесь по преданию им была построена деревянная крепость в духе русских укреплений XV-XVI веков. Однако владения калужского удельного князя не представляли единого целого. Волости были разбросаны. Князь не имел права чеканить государственную монету, вступать в откуп, учреждать торги и т. п.

Властный, требовательный и строгий, Василий III не обладал достоинствами своего отца. В годы его правления исчезают сложившиеся удельные отношения подданных к государю. Сигизмунд Герберштейн, германский посол, путешественник, бывший в ту пору в Москве и Калуге, отметил, что Василий III имел власть, какой не обладал ни один европейский монарх: “Когда спрашивают москвичей о неизвестном им деле, они говорят, равняя князя с Богом: Мы этого не знаем, знает Бог да Государь”.

Годы правления Василия III стали эпохой окончательного укрепления государства, подчинения и присоединения уделов, прилив перешедших на службу к великому князю новых придворных – удельных князей и бояр. Перестав быть владельцами своих уделов, они оставались в них вотчинниками-землевладельцами, сохраняя в управлении землями некоторые черты прежней власти. Видимо, Калуга при Симеоне несколько окрепла, что позволяло ей успешно отражать набеги литовцев и крымских татар.

Характер Калуги в первые столетия ее существования объяснялся стратегическим оборонным значением порубежной крепости на Оке, оборонявшим российские земли от набегов неприятелей. К этому периоду истории города относится и упоминание Герберштейна о Калуге: “Город Калуга на Оке стоит на тридцать шесть миль от Москвы и на четырнадцать от Серпухова, Воротынск в трех милях выше Калуги, недалеко от берега Оки. Государь обычно располагает там ежедневно свои караулы против набегов татар…” Это была пограничная крепость со рвом и сторожевыми башнями, окруженными высоким бревенчатым забором, за которым располагались церкви и домики горожан и торговцев. А за стенами города-крепости простиралась река Ока с живописными лугами и лесами.

Тринадцать лет, с 1505 по 1515 годы, существовало удельное Калужское княжество во главе с единственным князем Симеоном Ивановичем. В это время город-крепость укрепляется и расширяется, перемещаясь с берега реки Яченки на берега Оки.

Город Калуга на Оке отстоит на тридцать шесть миль от Москвы и на четырнадцать от Серпухова, Воротынск в трёх милях выше Калуги, недалеко от берега Оки. Государь обычно располагает там ежегодно свои караулы против набегов татар. В Калуге возделываются искусно вырезанные деревянные кубки и другие вещи из дерева, имеющие отношение к домашнему хозяйству. Отсюда они вывозятся повсюду – в Москву, Литву и другие окрестности страны…” , - пишет в своих “Записках о московитских делах” германский посол барон Сигизмунд Гербештейн, посетивший Калугу в то время. ”

Однако между Симеоном и его подозрительным венценосным братом вспыхивали постоянные распри. Василий, опасаясь притязаний со стороны своих братьев на престол, не позволял им жениться. Несмотря на громкий титул удельного князя, Симеон был совершенно лишен политической и экономической самостоятельности: жил под наблюдением агентов Василия III, которые следовали за каждым его шагом, а между ним и его венценосным братом вспыхивали постоянные распри.

Летом 1511 года, подстрекаемый советником Оболенским, Симеон предпринял неудачную попытку бежать в Литву, чтобы освободиться от опеки со стороны великого князя Василия III. Но великий князь повелел ему явиться в Москву, где тот в присутствии митрополита Симона просил старшего брата о помиловании. Василий III простил его, заменив всех бояр в княжеской свите.

Тоя же зимы, генваря, восхотел князь Симеон Иванович бежати в Литву от брата своего великого князя Василия Ивановича всея Русии. И князь великий, сведав то, послал к нему и велел ему у себя бытии и хотел на него опалу свою возложити. Князь же Симеон Иванович за свою вину начать бити челом государю великому князю, и князь великий Василий Иванович Всея Руси пожаловал его, по печалованию Симана митрополита всея Руси и братии своей и владык, вины ему отдал, а людей его и бояр и детей боярских всех переменил”, - сообщают летописи.

В 1512 году новая беда захлестнула Калугу; на наш город напали крымские татары-агаряне под предводительством хана Менгли-Гирея, опустошившего Белев, Алексин и Воротынск.

Калужане героически защищали свой город. Симеон сразился с татарами на Оке и одержал над ними победу, согласно легенде, благодаря помощи юродивого Лаврентия Калужского. Калужская летопись отмечает: «В лето 1512 г напали на город агаряны крымские татары); против них вышел князь Симеон с гражданами, а праведный Лаврентий, бывший в его доме, внезапно крикнул громким голосом: «Дайте мне секиру остру, псы напали на князя Симеона, надобно оборонить его от псов»; и, схватив топор, ушел. И когда князь Симеон бился с насада (судна) на Оке, а агаряны во множестве обступили князя, внезапно оказался на насаде праведный Лаврентий, укрепляя его и все войско словами: «Не бойтесь!» В тот же час князь победил агарян и прогнал их; а праведный Лаврентий опять явился в дому княжеском и, юродствуя, шумел: «Оборонил князя от псов». Князь, возвратясь с поля брани, поведал, как явился праведник и его помощью побеждены враги, напавшие на Калугу.

Из летописного сказания Калужского Лаврентьева монастыря выясняется, что князь Симеон Иванович, не дожидаясь осады крепостных стен Калуги, вывел войска на Оку и в результате речного боя сорвал переправу через неё крымских татар. Нападение крымских татар на приокские земли зафикированы и отечественными историками. Н.М. Карамзин в VII томе “истории государства Российского” сообщает: “Весть о нападении Крымцев пришла в Москву 8 мая 1512 года. Они злодействовали ещё около Алексина, Воротынска, Коломны, Волкона…

С полной уверенностью можно сказать, что пройдя до Воротынска правым берегом Оки до нескольких вёрст, агаряне подступили ”к Калуге и пытались взять ее со стороны Оки. Но судовая рать крепости опрокинула их ещё при переправе. Стало быть, не только сама крепость, но и тугая излучина Оки в окрестностях Калуги была надёжно защищена, имея речные суда – боевые насады”, - пишет известный калужский краевед Виктор Пухов.

За этот подвиг князь Симеон и праведный Лаврентий стали местночтимыми святыми. А князь Симеон Иванович за чудесное спасение до конца своей жизни покровительствовал юродивому Лаврентию. Когда он в августе 1515 года умер, его похоронили с большой почестью под фундаментом деревянной церкви Рождества Христова, особо почитаемой старцем. В 1512-1518 годах на том месте был построен Лаврентьевский монастырь. В своде “Православныя русския обители” говорится: “Необщежительская Лаврентьева обитель находится в 2 верстах от Калуги. Расположен монастырь на левом берегу реки Яченки. В XVI столетии здесь жил преп. Лаврентий, Христа ради юродивый. На месте его погребения тогда же и установлена была обитель его имени”

Монастырь, обнесённый крепостной стеной, заслонял подступы к Калуге со стороны старой Боровской дороги. Находясь на обрывистом холме, круто спускавшемуся к реке Яченке, он был окружён валом, откуда и получило названия расположенное у его склонов село Подзавалье. Позднее крепость-монастырь – “покровитель города Лаврентия” сыграет большую историческую роль в защите города и от армии И. Болотникова и от полков поляков Опалинского и Чаплинского и в Смцутное время от Лжедмитрия II и гетмана Сагайдачного. .

А сам Симеон в 1514 году вместе с братом Юрием и Василием III участвовал во взятии Смоленска, который был героически отвоеван у Литвы.

Дальнейшая судьба первого Калужского князя опутана тайнами и загадками. Историки предполагают, что Симеон был отравлен по приказу Василия III. Тот, опасаясь за престол и будучи долго бездетным, даже запретил своим братьям жениться, вел за ними постоянную слежку и всячески притеснял. Особенно боялся он Юрия, как более даровитого и популярного. Хотя Василий III и заключал с братьями договоры, как равный с равными, и у братьев были еще свои дворы, свои служилые люди и военные отряды, однако их положение было очень зависимое. Относительно мелких, так называемых "служебных" князей или княжат, сидевших еще в старинных вотчинах, остатках былых уделов, Василий III держался подозрительно и сурово. Он присваивал себе понравившиеся ему земли, а удельных князей высылал в дальние края. При этом уничтожались и сами крепости, существовавшие в княжеских вотчинах. Василий III очень опасался княжеско-боярского класса, среди которого были противники его власти. Дошедшие до историков данные слишком скудны, чтобы можно было представить реальную картину борьбы укрепляющейся московской царской власти с боярством.

В 1518 году Симеон вместе с братом Андреем сопровождал Василия III во время поездки на “потеху” в Волок Ламской. Вскоре после этого Симеон неожиданно скончался. Историки считают, что скоропостижная смерть Симеона могла быть ускорена Василием III, не брезговавшим подобными средствами для устранения своих оппонентов. Похоронен первый и последний Калужский князь Симеон вместе с другими братьями в усыпальнице русских царей в Архангельском Соборе Кремля.

Что же касается самого Василия III, он умер странной смертью от кровавого нарыва в 1533 году на 55 году жизни. “А из болячки гною мало сочилось, корки на ней не было, рана же была такой, как будто в нее что-то воткнуто: и не увеличивается она и не уменьшается. И велел князь великий прикладывать мазь к болячке, и начал из болячки идти гной, сначала немного, а потом больше: до полутаза и по целому тазу. И был князь великий в скорби и в болезни тяжелой, тогда и в груди у него была сильная тяжесть. Ради облегчения использовали горшки трехдневные и семянники, и от этого опустилась тяжесть вниз, но боль была мучительной. И с этого момента не принимал великий князь пищу, перестал он есть”, - сообщают летописи.

После смерти первого и последнего калужского князя Симеона, Калуга отошла в полное распоряжение Москвы. Тринадцать недолгих лет просуществовало удельное княжество Калужское, обороняя и защищая южные границы российского государства от набегов литовцев и крымских татар. Сгорая и вновь возрождаясь после набегов неприятеля, смутного времени, пожаров и стихийных бедствий, наш город отстраивался заново, облекаясь в каменные своды церквей и монастырей. Калугу-крепость сменила Калуга-град. С веками крепла Русь. А с нею и могущество нашего города. И еще не раз в истории отечества Калуга с гордостью будет выполнять великую роль, отведенную ей историей – стоять на защите южных рубежей Московии.

Впервые в летописных источниках крепость-Калуга упоминается в 1371 году в письме великого литовского князя Ольгердта Константинопольскому патриарху Филофею. Характер Калуги в первые три столетия ее существования объяснялся стратегическим оборонным значением порубежной крепости на Оке, оборонявшим российские земли от набегов литовцев и татар. Но древние поселения-городища с курганами в ее окрестностях существовали здесь задолго до ее основания.

В 1892 году председатель калужской ученой Археологической Комиссии археолог Д. И. Четыркин сделал сенсационное открытие. Он обследовал 12 курганов близ Калуги и по берегам реки Калужки, отнеся их к I тысячелетию новой эры. Раскопки городища на правом берегу речки Калужки близ бывшего села Калужки (теперь село Ждамирово), предположительно первоначального местоположения Калуги выявили фрагменты глиняной керамики, наконечники стрел, шиферное пряслице, костяной перстень, железные ключи, датируемые ХП-XV веками. По мнению ученых первоначально поселение принадлежало патриархальной общине восточно-балтийских племён, отнесённых к так называемой мощинской культуре (по обнаруженному впервые подобному городищу у села Мощины Мосальского района). А вот более поздние слои принадлежали легендарным славянам-вятичам.

Размеры городища потрясают. Его площадь с остатками земляных валов и рвов, обращенным к Оке и Калужке составляет около трех тысяч квадратных метров. Правда, его рвы сильно разрушены временем. Но даже несмотря на это высота его валов в некоторых местах достигает шести, а глубина – трех метров. Это было грандиозное древнейшее поселение-крепость. Казалось, нет такой причины, заставившей жителей этого укрепленного городища менять место жительства. Однако с этого места наш город, по неизвестным причинам, был перенесен на пять километров ниже, к устью речки Калужки, при впадении ее в Оку, где существует еще одно городище со следами земляного вала и рвом. Но каков возраст этого городища? Еще в начале XVII века в старых писцовых книгах эта местность называется "старым городищем", принадлежащим "калужским ямщикам". По описанию академика В. Зуева в XVIII веке это место окружал глубокий ров с высоким валом, с трех сторон опоясывающим городище. А по углам его находились холмы со следами деревянных башен, со скатами во рву, а над самым рвом - бугры, предназначенные для сторожевых башен. Длина вала со стороны Калужки составляла сто, со стороны поля – двести тридцать шагов. Вероятно, на этом месте и стояла летописная деревянная крепость Калуга. В конце XIX века калужский краевед И. Д. Четыркин произвел здесь раскопки, обнаружив следы пожарища, многочисленные кости животных и фрагменты гончарной посуды. Поддержав предположение В. Зуева, что здесь стояла первая Калуга, собрав новые исторические и этнографические свидетельства, он выдвинул смелую гипотезу, что древняя застава Калуга, как и соседняя с нею крепость Городенск, упоминаемая еще в Грамоте Юрия Долгорукого 1158 года, стояли на огненном порубежье, прикрывая дорогу на Алексин и Тулу. Но почему жители снова покинули это укрепленное городище, на этот раз перейдя с устья Калужки на берег речки Яченки?

Ответ на этот вопрос мы находим в трудах нашего земляка, известного калужского краеведа Д. И. Малинина, который считал, что какое-то бедствие - моровое поветрие (чума) 1386 и 1419 годов или расположение вблизи большой дороги и набеги неприятелей, заставили жителей при Василии I или Василии II вновь перебраться на новое место – на полверсты дальше - на берег речки Яченки, возле Мироносицкой церкви. Эта местность известна как Симеоново городище, в честь первого Калужского удельного князя Симеона Ивановича (1487-1518), сына великого князя Ивана Ш. Согласно летописям в начале XVI века здесь стоял дворец этого князя.

Соседнее с Симеоновом городищем древнее Пятницкое кладбище напоминает о древности и самого городища. По планам и картам генерального межевания Калуги за 1776 год академик Зуев выяснил, что вторым древним кладбищем в Калуге был лишь некрополь Лаврентьева монастыря, где хоронили священников и особо почитаемых граждан Калуги. Площадь Симеонова городища, примыкавшего к старому кладбищу, по межевым книгам именовалась "Старым городищем" и по писцовым книгам XVII века составляла четыре десятины. Вокруг него находились oгoродики ямщиков. Первые исследования Симеонова городища произвел в 1781 году академик В. Зуев. Городище некогда было окружено высоким земляным валом с воротами и глубоким рвом с восточной стороны: с юга городище защищал глубокий Серебряковский овраг, с севера -Семёновский, с запада - крутой скат к речке Яченке. Длина и ширина городища составляли 310 и 150 метров. Само местоположение между двумя глубокими оврагами и еще заметный насыпной вал позволяли предположить, что здесь могла стоять небольшая крепость с угловыми дозорными башнями и въездными воротами. Лишь с восточной стороны подводила к городищу дорога по засыпанному у окраины рву. Через этот ров мог раньше перебрасываться мост, который при необходимости поднимался или разбирался. Кроме того, местами сохранились остатки хозяйственных ям и погребов. Исследовав всю площадь и ее окрестности, В. Зуев пришел к выводу, что именно сюда с берега реки Калужки и перешла Калуга, а основателем крепости мог быть калужский удельный князь Симеон Иванович. Археологические раскопки Института истории материальной культуры Академии наук СССР в 1956 году обнаружили в глубине почвы культурные слои. Ученые произвели глубокое бурение наименее пострадавшего от разрушений крепостного вала и установили, что здесь в конце XV века стояла деревянная сторожевая башня. Не здесь ли находился дворец первого Калужского князя - Симеона?

 

Много тайн и загадок хранит Калужская земля. За всю свою многовековую историю Калуга трижды меняла место своего расположения, заново отстраиваясь и возрождаясь вновь. И сейчас не утихают горячие споры ученых о том, кто был первым основателем Калуги. Летописи указывают нам имя Симеона Ивановича. Однако краеведы М. В. Фехнер, Н. М. Маслов и другие считают, что крепость Калугу заложил на реке Яченке великий князь московский Симеон Иванович Гордый (ум. 1353 г.). А стало быть письменная история Калуги становится древнее на целых два века! И эта древняя история – часть великой российской истории, настоящая историческая гордость и достояние всех калужан.


Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА

Литература: Карамзин Н. М. История государства Российского. Репринт. изд. (1842-1844) в 3-x книгах. - М, 1988; Зельницкая Е. Г. Исследование древних исторических мест, или урочищ, которые должны находиться в Калужской губернии // Отечественные записки, 1826. Ч.27; Никольская Т.Н. Воротынск // Древняя Русь и славяне. - М., 1978; Малинин Д. И. Калуга. Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. - Калуга, 1992. С.227 -229; Сизов В. И. Дьяково городище близ Москвы // Труды Археологического общества. - СПб, 1897, С. 164; Забелин И. Е. Изыскания о древнейшем первоначальном поселении Москвы // Труды 8 археологического съезда. - М.: Т. 1, 1897, С. 234; В. Е. Продувнов. Это моя Калуга. - Калуга. Золотая аллея. 2002 г; В. Пухов. История города Калуги. Калуга. Золотая аллея. 1998.