КНЯЗЬЯ САН-ДОНАТО

Когда мы слышим впервые эту красивую итальянскую фамилию, нашему взору невольно представляются солнечные пейзажи Флоренции, теплые воды средиземного моря, старинные замки, церкви и соборы, утопающие в зелени диковинных тропических пальм, лиан и олив. Но мало кто знает, что за этой пышной экзотикой скрываются исконно русские корни, заложенные на калужской земле.

Род горнозаводчиков Демидовых происходил от крестьянина Тульской губернии Демида Григорьевича Антуфьева (в миру Антипьев), уроженца села Павшина. В первой половине XVII века он переселился в Тулу и занялся кузнечным ремеслом. Из троих его сыновей - Никиты, Семёна и Григория самым предприимчивым и энергичным оказался Никита Демидович (1656-1725). Ему то и обязан огромным богатством и возвышением весь род Демидовых. В конце XVII века царь Пётр I передал Никите Демидовичу казенный Невьянский железоделательный завод на Урале, который в ходе Северной войны 1700-1721 гг. снабжал молодую российскую армию армейским оружием и боеприпасами. Кроме того, Никита Демидович построил на Урале десяток новых металлургических заводов, которые в 1725 году произвели 375 тыс. пудов чугуна и 204 тыс. пудов железа. Владел он также заводами в соседних с Калужской Тульской и Костромской губерниях. За заслуги в развитии горного дела Никита Демидович получил титул статского советника, а в сентябре 1720 года императором Петром I возведен в личное дворянское достоинство под фамилией Демидов. А в марте 1726 года его дети - Никита, Акинфий и Григорий Никитичи, вместе с их потомством возведены императрицей Екатериной в потомственное дворянство. Герб вновь испеченных дворян Демидовых пополняет Российский гербовник. Так началось триумфальное шествие Демидовых по России.

Справа - Основатель рода - Н.Д.Демидов (со старинной литографии)

С Калужским краем связана деятельность статского советника Никиты Никитича Демидова (ум. в 1758), унаследовавшего от отца тульские заводы. Одним из первых он начал осваивать горнорудное производство в Калужском крае. Н. Н. Демидов основал металлургические заводы на реке Дугне (Дугнинский завод, построен Н. Демидовым в 1715 году на месте основанного Л. Нарышкиным в 1690 году “железного завода”), реке Брынь (“Брынский завод”, построенный им в 1726 году), чугунолитейный завод у деревни Верхняя Вырка (основан им же в 1740 году, после покупки у графа Головина Ромадановской волости с 27 деревнями), металлургические заводы на реке Ломпадь, где Н. Н. Демидов купил у А. Бутурлина за 11 тыс. рублей деревню Людиново. В середине 18 века принадлежавшие Н. Н. Демидову Дугнинский, Брынский и Выровский заводы отправляли ежегодно на внутренний рынок 19 тысяч пудов железа и, кроме того, посылали значительное количество его в Петербург для «заморского отпуску». Годовое производство железа на трех этих предприятиях составляло от 40 до 70 тысяч пудов, что соответствовало выплавке 60-100 тысяч пудов чугуна.

После смерти Н. Н. Демидова в 1758 году все имущество было разделено между сыновьями. Владельцем Людиновских заводов стал Евдоким Никитич Демидов, а в 1790 году - его сын прапорщик Петр Евдокимович Демидов, построивший в 1797 году рядом с Людиновским заводом, при слиянии рек Ломпади и реки Сукремля, Сукремльский завод с годовым выпуском продукции 650 тыс. рублей (в 1820 году куплены И. А. Мальцовым). 10 февраля 1788 года П. Е. Демидов пустил в pa6oтy Богдано-Петровский завод, расположенный в вотчинном селе Русанове Калужского уезда, в четырех верстах от села Ханино. Литья на нем выплавлялось около 65 тыс. пудов в год, в том числе изделий из штыка 40 тыс. пудов. Третий завод – Ханинский П. Е. Демидов построил в 1815 году на реке Черепети, недалеко от калужского села Ханино. Мощность домны Ханинского завода позволяла производить в год до 80 тыс. пудов чугуна, из которого завод изготавливал до 60 тыс. пудов изделий, в том числе эмалированной посуды. Литье с этих заводов сбывалось по всей России - в Сибирь, Закаспийский край, Закавказье.

Демидовы, благодаря своим талантам и богатствам в конце 18 века вошли в круг знатной российской аристократии, выдающихся промышленников и меценатов. Они основали по всей России более 50 железных заводов, на которых выпускалось 40% чугуна, производимого во всей России. В Калуге Демидовы владели несколькими большими домами, по описаниям в купчих, их владения представляли собой крупные участки «со всяким хоромным и надворным строением, с колодезем и садом». Один из домов Демидовых находился на площади, недалеко от торговых рядов и впоследствии был продан городской администрации за 25 тысяч рублей для размещения Городской думы, магистрата и сиротского суда. В наши дни сохранился дом Демидовых, как памятник жилой архитектуры 18 века в бывшем Торубаевском (2-м Красноармейском) переулке. Он знаменит тем, что именно в этом доме статский советник Н. Н. Демидов в 1755 году принимал прибывшую в Калугу Екатерину II. Однако Н. Н. Демидов имел в Калуге не только дома. Ему принадлежали и крупные земельные участки с усадебными хоромами и хозяйственными постройками. Купил Н. Н. Демидов под Калугой в 1739 году и целую Ромадановскую волость с 27 селами и деревнями. Общественным деятелем калужского дворянства стал П. Е. Демидов. Многие представители калужского рода Демидовых, почетных граждан Калуги, погребены у стен разобранного в 30-е годы 20 века Лаврентьва монастыря наряду с представителями других дворянских фамилий: Всеволожских, Бибиковых, Унковских, Хитрово и др.

Потомок второго поколения Демидовых - статский советник Акинфий Никитич Демидов (1678-1745), подобно своему брату был крупным промышленником и горнозаводчиком. Он занимался устроительством железодельных заводов на горном Урале и Алтае. К 1745 году он владел 25 металлургическими заводами с общим числом приписных крестьян 38 тыс. душ мужского полу. Ему наследовали сыновья - Прокопий, Григорий и Никита. Младший - действительный статский советник Прокопий Акинфиевич Демидов (1710-1788) сам управлением заводами не занимался, жил, в основном, в Москве и Петербурге. Как писали столичные хроники тех лет, он прославился “различными чудачествами”, а также крупными пожертвованиями (свыше 5 млн. руб.) на создание Московского воспитательного дома, на военные нужды во время русско-турецкой войны 1768-1674 гг., Московскому университету, на народные училища. Им в 1772 году основано Демидовское коммерческое училище в Москве. Средний брат - Григорий Акинфиевич Демидов (1715-1761) заводами не интересовался, жил в Соликамске, где основал один из первых в Pоссии ботанических садов. Его сыновья: младший - действительный статский советник Александр Григорьевич Демидов (1737-1803) владел Суксунским горным округом, в 1767 году состоял членом Комиссии по созданию нового Уложения. Старший брат - тайный советник и почетный опекун Пётр Григорьевич Демидов (1740-1782) в 1800-1805 гг. был обер-директором Петербургского коммерческого училища. Средний брат - действительный статский советник Павел Григорьевич Демидов (1738-1821) получил солидное образование за границей, в последующее время занимал должность советника Берг-коллегии. Павел Григорьевич жертвовал значительные денежные средства на основание новых университетов. Им основано в 1803 году Демидовское училище высших наук в Ярославле, где учились, в основном, дети дворян и разночинцев, преобразованное в 1918 году в Университет (в 1934-1969 гг. педагогический университет). Григорий Александрович Демидов (1765-1827) служил в лейб-гвардии Конном полку, затем состоял действительным камергером, гофмаршалом, гофмейстером, был женат на светлейшей княжне Екатерине Петровне Лопухиной (1783-1830). Их сын, генерал-лейтенант, генерал-адъютант Пётр Григорьевич Демидов (1807-1862), участвовал в Польской 1831 г. и Венгерской 1849 г. кампаниях. Его сыну, генерал-майору Николаю Петровичу Демидову (1836-1910), в мае 1873 года высочайшим указом императора Александра II дозволено принять титул и фамилию его внучатого дяди светлейшего князя П. П. Лопухина и именоваться светлейшим князем Лопухиным-Демидовым с тем, чтобы этот титул и соединенная фамилия переходили лишь к старшему в роде из его потомков. Сын последнего, светлейшего князя Александр Николаевич Лопухин-Демидов. (1870-1937), был полковником лейб-гвардии Гусарского полка, в 1905 году он вышел в отставку.

Из третьего поколения Демидовых Никита Акинфиевич (1724-1789) был единственным из братьев, кто интересовался горнорудным делом и устроительством новых металлургических заводов. Он также покровительствовал ученым и художникам, жертвуя крупные денежные суммы Московскому университету и Императорской Академии художеств. Его сын - Николай Никитич Демидов (1773-1828), унаследовал полученные от отца горнорудные заводы. Но времени на должное управление заводами катастрофически не хватало. Он находился на военной службе, служил в Московском гренадерском полку, состоял адъютантом светлейшего князя Г. А. Потёмкина, затем был пожалован в действительные камергеры и тайные советники, состоял членом Камер-коллегии. С 1810 года Н. Н. Демидов находился посланником во Флоренции, во время Отечественной войны 1812 года укомплектовал на свои средства полк солдат, занимался благотворительностью. Его сыновья - Павел и Анатолий, управляли заводами отца через управляющих, все более отходя от дел. Егермейстер Павел Николаевич Демидов (1798-1840) в 1812-1831 году служил в армии, в 1831-1834 гг. состоял курским губернатором, он был избран почетным членом Петербургской Академии наук. Павел Николаевич известен как учредитель Демидовских премий при Петербургской Академии наук, считавшихся в то время одной из наиболее престижных наград, которые выдавались в 1832-1865 гг. за опубликованные труды по науке, технике, искусству. Действительный статский советник Анатолий Николаевич Демидов (1812-1870) жил, главным образом, в Западной Европе, состоя членом дипломатических миссий при российских посольствах в Париже, Вене и Риме. В 1841-1845 гг. он состоял в браке с принцессой Матильдой (1820-1904), племянницей французского императора Наполеона I. Его роман с принцессой Матильдой длился несколько лет и закончился разводом. Впоследствии Анатолий Николаевич, купив княжество Сан-Донато, близ Флоренции, получил право именоваться Демидовым, князем Сан-Донато. Совместно с братом Павлом он основал в Санкт-Петербургский Демидовский дом призрения трудящихся, пожертвовав для этого 500 тыс. рублей и Николаевскую детскую больницу, на строительство которой ушло 200 тыс. рублей. Он также за свой счет снарядил научную экспедицию на юг России для изучения Донецкого каменноугольного бассейна. Сын Павла Николаевича, егермейстер Павел Павлович Демидов (1839-1885), унаследовал от бездетного дяди, Анатолия Николаевича, титул князя Сан-Донато, утвержденный за ним итальянским королем Виктором Эммануилом II в феврале 1872 года; в июне 1872 года ему дозволено было носить в России титул князя Сан-Донато. В 1871-1876 гг. П. П. Демидов избирался киевским городским головой. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он был чрезвычайным уполномоченным Общества Красного Креста; занимался благотворительной деятельностью - в 1876-1885 гг. он пожертвовал на пенсии, стипендии и другие пособия в России около 1,2 млн. рублей своих собственных средств. Его наследниками были вдова - Елена Петровна Демидова (урожд. княжна Трубецкая) и дети. Распорядителем хозяйства стал старший сын, тайный советник Елим Павлович Демидов (1868-1943). В декабре 1891 ему было разрешено пользоваться пожалованным итальянским королем его отцу титулом князя Сан-Донато, но лишь в пределах Итальянского королевства.

В то время как Демидовы скупали княжества и земли с недвижимостью в далекой Италии, здесь в России их заводы постепенно входили в долги, а акции все чаще скупались банками и частными лицами. Устраняясь от управления заводов, они руководили ими через управляющих, а то и вовсе были вынуждены продавать их. В предреволюционном 1917 году доля Демидовых в своем деле составила всего 24% от общего оборотного капитала. Но времени предпринять что-либо уже не было. Как и не было желания возвращаться в Россию. Наступившая революция 1917 года одним Декретом Советов рабочих и крестьян в одночасье национализировала все Демидовские заводы, сделав их государственными.

Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА

Литература: Кизимова С. П. Крашенинников В. В. Из истории промышленного предпринимательства в Дятьковской округе в XVIII — XIX вв. //. С. И. Мальцов и история развития Мальцовского промышленного района. — Брянск, 1994; Кондаков Н.С. История Брынского промышленного комплекса в Жиздринском уезде (1726— 1896) // Песоченский историко-археологический сборник. Вып. 2, ч. 1. История и культура. — Киров, 1995; Мезенин Н. А. Демидовы // Отечественная история: Энциклопедия. — М., 1996. Т. 2; Морозова Г.М. Прогулки по старой Калуге. — Калуга, 1993; Старков В. В. Демидовы: Их жизнь и деятельность. — М., 1993 (репринт. изд. 1891).

ПЕРВЫЕ ЗАВОДЫ В КАЛУЖСКОМ КРАЕ.

Выработка и обработка железных руд, чугуна и железа в Калужской губернии началась с давних пор. Уже в середине ХII века на территории нашей области работало несколько первых вододействующих доменных заводов. В ХIII веке на югозападе от реки Протвы, недалеко от Малоярославца были обнаружены запасы железных руд. Здесь, на реке Протее (в старину Поротве) в пределах бывшего Оболенского уезда в 1650 году царским тестем И. Д. Милославским был поставлен маленький завод с одной домной и тремя горнами. В 1656 году завод, который стал называться Поротовский, арендовали сроком на 15 лет гцэомышленники-предприниматели голландцы Акема и Марселис. Позже они построили Угодский молотовый вододействующий завод с двумя кузнями по три горна в каждой для перековки чугуна с Протвинской долины. Весной Протва сильно разливалась, приходилось надолго открывать плотину, что создавало длительные простои в работе завода. Кроме того, берега реки принадлежали местным помещикам, которые требовали возмещения убытков за потопленные луга. Создавались лишние расходы. Поэтому Акема покинул Поротовский завод и в 1678 году завел новую плавильную печь на Угодском Заводе. Доменное производство было дальше от рудников, но в лучших условиях по использованию воды и в обстановке, более независимой от соседей-помещиков. Затем преемник Акемы — Вахромей (Вернер) Миллер построил еще один молотовый завод севернее Угодского в Боровском уезде, на рене Истье. Для отправки изделий заводов служила река Ока, по которой они спускали груз на легких стругах, сначала по Протее от двух первых заводов или по Наре — от Истинских заводов. Пользовались и сухопутным путем до реки Оки. Иногда отправляли груз на подводах до самой Москвы. Примечательно, что на Угодском и Истинском заводах были открыты целебные источники минеральных вод. В 1722 году сюда приезжал Петр 1, который осмотрел заводы и лечился минеральной водой.

Со временем старые заводы оказались слабыми при все более растущих требованиях. И поэтому возникли новые чугунолитейные и железоделательные предприятия. В 1705 году мать Миллеров поблизости от старых заводов построила новый доменный завод на речке Нечайке, близ деревни Меншевки в Оболенском уезде. Немного позднее, в 1702 году Никита Демидов заложил свой второй завод на небольшой речке Дугне. Руду для Дуснинского завода поставляли из под Тулы, а леса были поблизости. Главной транспортной артерией являлась Ока.

В 1726 году в районе тогдашних Брынских лесов на реке Брыни Н. Н. Демидов строит Брынский молотовый завод. Чугун для переплавки доставлялся с Дугненского завода. Для доставки его использовались реки Ока и Жиздра, хотя и приходилось тянуть барки против течения верст 250. Демидов имел цель захватить в свои руки снабжение железом близлежайших мест, а вероятно, с переброской продукции к Болхве и более удаленных по Десне и Днепру. Тогда доставка чугуна с Дугны шла по линии движения готовой продукции, н Брынские леса оказывались удобным поставщиком строительных материалов и топлива.

Наконец, почти у самой Оки на реке Вырке к югу от Калуги в конце 1740 года появился Вырковский молотовый завод. (Обычно его называли Выровским). Он был построен через год после того, как в 1739 году Н. Н. Демидов купил у графа Головина целую Ромодановскую волость. Завод служил для перековки чугуна с Дугнинсних домен, потому что четыре молота того предприятия не могли переработать чугун двух больших доменных печей. Дугнинский, Брынский и Выровский заводы, принадлежавшие Н. Н. Демидову и его сыну Евдокиму, отправляли на внутренний рынок 19 тысяч пудов железа и, кроме того, посылали значительное количество его в Петербург для «заморского отпуску». Производство железа на трех этих предприятиях составляло от 40 до 70 тысяч пудов, что соответствовало выплавке чугуна около 60 — 100 тысяч пудов.

Условия труда рабочих на Демидовских заводах были очень тяжелые. Работали без выходных дней и в праздников. В 1752 году в Ромодаковсной волости на Выровском заводе произошло крупное восстание крестьян. Приобретя у графа М. Головина Ромодановсную волость, Демидов заставил всех крестьян мужчин и женщин строить Выровский завод. В своей челобитной к Екатерине II крестьяне жаловались: «Лето и зиму мучил без упокою на работе». Крестьяне должны были платить за отправленных на заводы рабочих подъемную подать в сумме полторы тысячи рублей. Особенно они были недовольны, когда Демидов многих из них отправил на Уральские заводы. Вместо оброка он ввел барскую пашню. «А землю и луга пахотных крестьян, удобные места отобрал себе и заставил пахать стариков, а у кого нет, бабы и девки пашут». Демидов применял самые жестокие меры. На Дугнинском заводе он посадил одного крестьянина «в поддомну, заковав руки и ноги в цепи», другого приказал замуровать в плотине. В Брынском заводе он положил человека на железо и жег огнем. Крестьяне еще в 1741 году пробовали поднять восстание. 200 человек были брошены в тюрьмы и биты кнутом, а двое повешены. Стихийный характер носило восстание крестьян 1752 года. Под руководством волостного старосты Алексея Бурлакова они поклялись не подчиняться Демидову и послали челобитную Екатерине 11 с просьбой отобрать их у Демидова и передать в казну, т. е. сделать государственными. 10 апреля 1752 года был остановлен и вышел из подчинения Выровский завод, н восставшим присоединились крестьяне с Брынского и Дугнинсного заводов. Калужский воевода послал в Ромоданово чиновника, но он был встречен дубьем и рогатинами. Для усмирения прибыл Римский полк. 15 мая команда солдат с офицером во главе переправилась через Оку и высадилась на берег. В это время из села Ромоданово выбежали около 500 крестьян с дубинами и рогатинами и заставили солдат повернуть обратно, 22 мая 6 рот пеших и конных драгун переправились через Оку. В селе Ромоданове ударили в набат, собралось около полутора тысяч крестьян, у некоторых имелись ружья. Натиск крестьян был так силен, что солдаты пришли в замешательство и бежали. Только через две недели 4 июня на помощь Римскому полку подоспел Киевский полк и было приказано двинуть к Калуге еще два запасных полна. 11 июня войска подошли н перевозу через Оку, но крестьяне на другой стороне реки стали наготове с топорами. В селе били в колокола. Когда паромы с солдатами отчалили от берега, то крестьяне обрубили канат. Посыльному в село для переговоров капитану крестьяне заявили: «Лучше умереть, но не подчиниться Демидову». 19 июня два полка переправились через Оку. Были зажжены ближайшие н селу Ромоданово деревни, войска перешли в атаку. Восстание было подавлено. Многие крестьяне разбежались по лесам и другим деревням. Всего было арестовано 674 человека. Восьмерых приговорили н смертной казни, которую сенат заменил ссылкой в Сибирь и на Урал, остальные были нещадно биты кнутом. В декабре 1752 года демидовские крестьяне снова подняли восстание, но оно было подавлено в самом начале.

В 1745 году на реке Песоченке, притоке Болвы, возник большой с двумя домнами и четырьмя молотами завод крупного промышленника XVIII века Гончарова — Верхнепесоченский завод. В 1752 году ниже той же Песочни, почти у впадения ее в Болву, он построил второй только молотовый завод Нижне-Песоченсний. Связь с Болвой давала возможность отправлять продукцию в ближайшие районы на юг и на Украину.

В 1750 году в северо-западной части Брянского уезда на реке Бытолеевке, притоке Ветьмы, построил доменный и молотовый завод крупный предприниматель Иван Мосолов, Через пять лет между двумя группами Гончаровских заводов на речке Ломпади у села Людиново Никита Демидов, сын петровского Демидова, поставил большой молотовый завод Людиновский. В этом же году на рене Есенок, притоке Жиздры, он построил также большой доменный и молотовый завод Есеновский. В 1729 году на реке Мышеге, недалеко от Оки, напротив Алексина Максимом Мосоловым были построены Мышегский молотовый и доменный заводы.

Вслед за Демидовым в калужские места устремился его конкурент Родион Баташев. Он расположил свои предприятия более выгодно. В 1728 году на реке Грязенке Медынского уезда он построил Грязенский или Медынский доменный завод, а в 1751 году на реке Извери, впадающей в Угру с севера ниже Юхнова, был построен Изверский молотовый завод. Он пользовался рудами местного значения. Продукцию отправляли в Петербургский порт через Гжатскую пристань, до которой от обоих заводов было около 100 верст.

Так же удобно было отправлять железо и водой по Угре и Оке. Еще ближе к Гжатской пристани построил свои заводы третий промышленник Мосолов. На реке Шане, притоке Угры, он построил в 1735 году сначала доменный, а потом неподалеку от него молотовый заводы (так называемые Шаньские заводы). А в начале 1750 года на реке Луже Боровского уезда он построил третий доменный и молотовый Архангельский завод. В Перемышльском уезде промышленник Петр Баташев в компании с купцами Митрофановыми построил на реке Песоченке, впадающей в четырех верстах ниже завода в Жиздру, доменный и молотовый завод в 1742 году. А в 1756 году на реке Серена, также притоке Жиздры. он построил большой на 10 молотов Серенский молотовый завод. Доменный завод близ Калуги на речке Киовке (или Киевке) и молотовый завод в Серпейском уезде — Серпейский прикавлежал в 1754 году калужским купцам Петру и Ивану 3олотаревым.

Таким образом в калужских местах появилось около 13 новых доменных и молотовых заводов (не считая Серенского, устроенный в 1786 году). В рабочей силе эти заводы не имели недостатка, рудные месторождения были богатые, но зато остов встал вопрос о топливе и строительных материалах. А в 1753 — 1754 гг. последовали указы сената о закрытии винокуренных, стеклоделательных и железоделательных заводов на расстоянии 200 верст вокруг Москвы и поблизости от Гжатской пристани. Этот указ не касался только Брынского и Песоченского заводов, находившихся за пределами намеченной черты. По специальному ходатайству Гончарова решено было также «н уничтожению не принуждать Золотаревых по части Серпейского их завода». Уцелели только Угодский, Истинский и Меньшевский в это время бездействовавший), Архангельский заводы, потому что они в 1751 году были пожалованы графу А. И. Шувалову — фавориту Елизаветы Петровны. Так по существу одним росчерком пера был разрушен большой и давнишний район черной металлургии и металлообработки в Калужской губернии.

Позже при Екатерине 11, по заявлениям заводовладельцев сенат признал, что совершил ошибку, что от уничтоженных заводов была огромная польза государству и что для сохранения лесов вокруг Москвы не нужно было разорять их. В связи с этим сенат издал Указ о восстановлении разрушенных заводов. Но не так легко было это сделать. Иные заводчики, как Золотаревы, совсем покинули металлургию, другие центр своей деятельности перенесли, в иные места. Баташевы, например, на среднюю Оку. Некоторые заводы угасли сами по себе. В результате этого в Калужской губернии остались действующими Мышегскнй, Дугнинсний и Выровский заводы, стоящие на мелких речках по Оке от Тарусы до Калуги. Также остались Угодский и на некоторое время Истинсний, расположенныи в районе Малоярославца. Продолжали работать не затронутые Указами 1754 года Брынский и Песоченский заводы, расположенные в бассейне реки Жиздры. К ним присоединился единственный в то время новый после 1754 года Серенский завод. Но и эти заводы к 1780 году по разным причинам перестали действовать.

На смену угасшим заводам появились новые В Калужском уезде на реке Дугне, ниже существовавшего здесь завода, Акинфий Демидов построил в 1791 году второй доменный завод или просто вторую домну у старого завода при другой плотине. В начале 1790-х годов в Жиздринском уезде были построены еще два завода. Один на рене Сенети, притоне Рессеты, у села Хотькова заводчином Мосоловым, получивший два наименования: Сенето-Ивановский и Хотьковский. Другой — на реке Болве при впадении в нее Ломпади, в трех верстах от Людиновского - Сукремльский завод, который был основан П. Е. Демидовым. Это были чугуноплавильные и железоделательные предприятия. Все эти заводы в 1797 году перешли во владение гвардии прапорщику Петру Евдокимовичу. Демидову. 10 февраля 1788 года П. Е. Демидов пустил в pa6ory Богдано-Петровский завод, расположенный в вотчинном селе Русанове Калужсного уезда, В 1796 году на реке Дугне в одном километре от старого завода Петр Евдокимович Демидов построил еще один завод — Нижне-Дугнинский с одной домной. В 1799 году он приступил н расширению Сукремльского, решил прибавить к имевшимся молотам еще доменную печь.

Триста лет прошло с тех пор, как на территории нашей области возникли первые заводы. Спустя три века наша страна превратилась в могучую индустриальную державу.


 

  • Вот те на, Италия "тропическая", лианы откуда-то взялись.. вы чего, друзья ... тропики это Латинская Америка ☺ и лианы тоже☺ явно не в Италии .. Мдааа

    Гость (Биби)