Некоторые статьи Положения

Статья 10 возлагает на крестьян те обязанности (по общественному продовольствию, призрению), которые снимались с помещика. Статьи 11-16 предусматривают право крестьян выкупить свои наделы в собственность. Условия этого выкупа и права крестьян на выкупленную ими надельную землю изложены в Положении о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости и о содействии правительства к приобретению сими крестьянами в собственность полевых угодий.

В статьях 18-20 определяется система управления крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости: вотчинная полиция, общие и специальные государственные органы. Последние указаны в Положении о губернских и уездных по крестьянским делам учреждениях.

Статьи 21-39 определяют новый статус крестьянина. Крестьяне поступали в категорию свободных сельских обывателей, т. е. приобретали права (а также и новые обязанности) незакрепощенных податных сословии.

Статья 21 отменяет особенно ненавистное для крестьян право помещика вмешиваться в их семейную жизнь. Обильный документальный материал, относящийся к эпохе крепостного права (а также и литературные произведения), содержит потрясающие описания трагедий крестьян вследствие вмешательства в их личную жизнь помещиков и «по закону» и в порядке «злоупотребления помещичьей властью».

Статьи 22-23 содержат перечисление имущественных прав, предоставляемых освобожденным от крепостной зависимости крестьянам. Особого внимания заслуживает здесь свобода торгово-предпринимательской деятельности. Крестьяне приобретали права, предусмотренные уставами Торговым и Фабричным: заниматься торговлей, всякого рода ремесленной деятельностью, устраивать фабрики и заводы, записываться в ремесленные цехи того или иного города (но при этом оставаясь в своем звании крестьян), заниматься казенными подрядами и т. д. Примечание к ст. 23 имеет в виду статьи местных положений: ст. 107 для губерний великороссийских, новороссийских и белорусских, ст. 107 для губерний малороссийских, ст. 84 для губерний Правобережной Украины и ст. 79 для литовско-белорусских губерний. Указанные статьи предоставляли крестьянину право, «не испрашивая на то особого разрешения ни у помещика, ни у общества», устраивать и содержать на своей усадебной земле постоялые дворы, промышленные и торговые заведения (согласно Уставу торговому, предоставлявшему таковое право всем свободным сословиям).

Статья 24 предоставляет крестьянам правоспособность в сфере гражданского и уголовного процесса. Характерно декларируемое в примечании 2 к данной статье право иска и жалобы крестьян как на посторонних лиц, так и на владельца земли, на которой они водворены, т. е. на своего бывшего помещика. Напомним, что крестьянам при крепостном праве было запрещено жаловаться на помещиков. В статье специально подчеркивается отсутствие у ее норм обратной силы, что имело особый смысл, поскольку помещики в преддверии реформы принимали дополнительные меры к ограблению и притеснению крестьян: продажа крестьян отдельно от земли («на своз»), что противоречило даже тогдашним законам, насильственное переселение на неудобные земли, перевод в дворовые, отнятие имущества, ссылка в Сибирь и т. п.

При взыскании штрафов, пеней, недоимок и пр. применялись статьи Устава о благоустройстве казенных селений. Статьи 384-407 этого Устава регламентируют «порядок и способы исполнения приговоров сельских и волостных расправ» в селениях государственных крестьян, процедуру удовлетворения имущественных исков (в частности, порядок продажи крестьянского имущества за долги, отдачи должника или недоимщика в общественные работы, «порядок и способы исполнения решений судебных мест»). В данном случае применялись нормы изданного 30 апреля 1838 г. Учреждения об управлении государственными имуществами в губерниях.

Статья 25 лишает помещика одной из его существенных феодальных привилегий - права вотчинной юстиции. В крепостную эпоху помещик пользовался в своем имении широкой административной и полицейской властью: имел право держать свои тюрьмы, наказывать телесно крестьян. В 1857 году подтверждалось право помещиков наказывать крестьян розгами до 40 ударов, палками до 15 ударов, заключать в смирительные дома на срок до трех месяцев или сдавать в арестантские роты гражданского ведомства на срок до шести месяцев. Вес это совершалось без суда, по личной воле помещика, решение которого было безапелляционным и приводилось в исполнение немедленно. На помещиков вообще была возложена функция поддерживать полицейский порядок в крепостной деревне.

Помещики пользовались своими правами гораздо шире, чем это им было предоставлено но закону. В смысле расправ и наказании крестьян произвол не знал границ. Архивы тогдашних правительственных учреждений полны жалобами крестьян на произвол помещиков. Закон и теперь, однако, оставляет за помещиком некоторое право вмешательства в уголовные дела его бывших крестьян. Таким образом, если ст. 9 Общего положения снимала с помещика обязанность ходатайствовать за крестьян по делам гражданским и уголовным, то ст. 28 не отнимала у него права вмешательства в дела крестьян.

Указанные в ст. 29 права подробно регламентированы в ст. ст. 47, 71, 75, 130-140 данного Положения, а также надлежащими статьями других законов: Устава о службе от правительства, Устава о податях. Законов межевых и пр. Эти права предоставляли возможность (разумеется, зажиточному крестьянству) путем получения соответствующего образования, оставления надела с уплатой всех за него повинностей или досрочного выкупа выйти из общины, приписаться в мещане или в купцы. Пореформенная статистика свидетельствует о значительном росте численности мещан и купечества за счет выходцев из крестьян.

Статья 30 дополняет формулировку ст. 25, имея в виду лишь одну конкретную форму воздействия - поражение в сословных правах.

Статья 31 конкретизируется в ст. 8-26 Положения о выкупе. Комментируемая статья провозглашает гарантию от посягательств со стороны помещика на движимое имущество крестьян, на их общественные денежные средства и хлебные запасы. Эта гарантия весьма существенна, ибо при крепостном праве крестьянское имущество нисколько не было защищено от произвола помещика.

До 1848 года закон не разрешал помещичьим крестьянам приобретать недвижимую собственность (землю) на свое имя. Всякие покупки земли (как и другой недвижимости) крестьяне могли производить только на имя своих помещиков. Тем самым помещики становились юридически собственниками покупных крестьянских земель. Таким образом, права крестьян на это имущество законом не были защищены. Указ 3 марта 1848 г. предоставил и помещичьим крестьянам право покупать земли, дома. лавки, мельницы и пр., но с согласия помещиков. Судя по последующему законодательству, такое согласие они получали не всегда, почему и после 1848 года вынуждены были покупать землю на имя господина. Однако основная масса таких земель была куплена, конечно, до указа. Исключив из действия закона земли, купленные крестьянами до 1848 года. указ 3 марта 1848 г. открывал перед помещиками широкие возможности для прямого захвата этих земель. Такие случаи особенно участились в период подготовки крестьянской реформы. Помещики в предвидении реформы шли на всякие ухищрения для захвата покупных крестьянских земель: отбирали их за оброчные недоимки, за предоставленные в долг деньги, отбирали под видом «покупки» за ничтожную пену, присоединяли их к наделении земле, продавали их как свою собственность, пользуясь утратой крестьянами документов на покупные земли, и т. п.

Статья 32 официально признает за крестьянами право собственности на земли, приобретенные ими в крепостное время, на условиях, которые сформулированы в специальных правилах, приложенных к статье.

«Буде помещик не согласится выдать крестьянам надлежащие данные на имущества, приобретенные ими на имя их помещиков, крестьяне могут заявлять о том, не пропуская десятилетней давности со времени приобретения недвижимого имущества, мировому посреднику для распоряжений на основании нижеследующих статей.

Если мировому посреднику будет заявлено крестьянами о принадлежности им недвижимого имущества, приобретенного ими на собственные деньги, хотя и на имя помещика, то мировой посредник обязан спросить о том владельца и, когда нужно, потребовать его письменного по сему предмету отзыва. Буде в сем отзыве или в уставной грамоте владелец, безусловно признает право крестьян на сие имущество, то мировой посредник утверждает оное за крестьянами и выдает им копию с своего о том постановления. Земля, признанная на сем основании собственностью крестьян, не включается в состав мирского надела и не облагается никакой в пользу помещика повинностью.

При суждении сего рода дел как мировой посредник, так и мировой съезд и губернское присутствие обязаны принимать в уважение только доказательства письменные, как те, кои принимаются судами на основании гражданского судопроизводства по делам тяжебным, так и домашние, не подлежащие в подлинности своей никакому спору и сомнению бумаги.

Когда право собственности крестьян на имущество такого рода будет признано и утверждено губернским присутствием, действующим в качестве высшего совестного суда, уездный суд по предъявлении оному полученной крестьянином или крестьянами копии с решения дела немедленно выдает им на означенное имущество данную на гербовой бумаге низшего достоинства без взимания пошлин.

Заложенное имущество, признанное на основании предыдущих статей собственностью крестьянина или крестьян, не освобождается от залога, и имущество, проданное с публичного торга или перепроданное в другие руки, остается у последнего покупщика, но крестьянам предоставляется в сих случаях отыскивать судебным порядком понесенные ими убытки с помещика, на имя которого было приобретено имущество, или же с его наследников».