Борода при Петре I и Александре II

"Напрасно люди, ревностные не по разуму, усиливали свои выходки против брадобрития, посредством которого, по их мнению, губили образ, от Бога мужу дарованный, - писал русский историк Сергей Соловьев, - тщетно отлучали от церкви не только бреющих бороды, но и тех, которые имели общение с брадобрийцами; тщетно вопили против еретического безобразия, уподобляющего человека котам и псам; тщетно стращали вопросом: если русские бреют бороды, то где станут на Страшном Суде - с праведниками, украшенными бородою, или с бритыми еретиками? Все эти выходки только увеличивали значение бороды как знамени, и когда приверженцы нового возьмут верх, то, разумеется, они бросятся на враждебное знамя, и сорвут его, и выставят свое".

Смена знамени произошла, как известно, при Петре Первом. В 1705 году царь издал указ об обязательном брадобритии. Нововведение имело для государства коммерческую выгоду. Право носить бороду отныне стоило от 50 до 100 рублей - деньги по тем временам немалые. Взамен люди получали специальные "бородовые знаки", дабы не быть ненароком побритыми. Не желавшим раскошеливаться приходилось несладко. Сам Петр носил с собой здоровые ножницы, которыми сурово карал ослушавшихся. Бородачей-нелегалов царский шут Яков Тургенев по приказу хозяина брил даже во время балов, снимая острой бритвой с щек вместе с волосами кожу и мясо.

Петровские нововведения кардинально изменили ход российской истории. Как сказал Тютчев, "русская история до Петра Великого - одна панихида; а после Петра - одно уголовное дело".

Отменил государственную пошлину за бороду другой великий реформатор и самодержец Александр Второй. И сам пал жертвой своего нововведения от рук псевдобородых террористов.

Дело в том, что именно при Александре-освободителе в России появились люди с невзрачной волосяной растительностью на подбородке, больше напоминающей козлиную. Как говорил известный культуролог Александр Панченко (наш современник, носивший, кстати, богатую бороду), в конце XIX века бородка была атрибутом недоучившихся студентов и нерадивых чиновников, называвшихся интеллигентами. Тогда как люди, радеющие о благополучии государства и своем собственном, все как один брили свои подбородки. И лишь новый народившийся класс купечества, экономическая основа России, носил бороды. Вот только борода у них, не в пример смутьянам, была знатная.

Мода на щуплую бороду оказалась заразной. Впоследствии обладатели хилой лицевой растительности устроили в нашей стране отнюдь не хилую революцию.

"Я думаю, что марксизм никогда не мог бы покорить массы, если бы Маркс в свое время был побрит хотя бы насильно. Ленин, Кастро, Хомейни не могли бы произвести революции, будучи бритыми", - убежден писатель Владимир Войнович.

Автор: Светлана ГАМЗАЕВА