Верховые болота на водоразделе Истры и Москвы

В непосредственной близости от Убор и Николиной горы верховые болота отсутствуют, но примерно в четырёх километрах севернее, в окрестностях Дмитровского и Тимошкина, вблизи водораздела рек Истра и Москва ряд таких болот есть. Они занимают слабо выраженные округлые понижения среди леса. На них сплошной покров образует белёсый мох сфагнум, произрастают росянка, пушица и типичные для таких мест кустарнички из семейства вересковых (клюква, багульник, болотный мирт и другие). Эти болота интересны во многих отношениях, но слишком далеки от "нашей" территории, чтобы их описывать столь же подробно. На пути к этим болотам нужно пересечь великолепные сосняки-черничники.

Основные приречные деревья этих мест - ива ломкая (ракита), ива белая (ветла) и серая ольха. Под склоном Николиной горы к ним добавляются вяз и чёрная ольха. Вяз узнаётся по неравнобокимлистьям, а чёрная ольха - по небольшой выемке на самой вершине листа. Чёрная ольха в Московской области обычно растёт в местах выхода минерализованных грунтовых вод, так как нуждается в сильно увлажнённой и богатой почве. Это сравнительно редкое подмосковное дерево тяготеет к обнажениям чёрных глин юрского периода мезозоя. Здесь же разрослись гравилат речной, лабазник вязолистный и крапива двудомная. Местами заросли оплетены хмелем.

В Уборах обращают на себя внимание многочисленные старые деревья, высаженные у Спасской церкви, у прудов и на некотором удалении от них. Над прудами склонились огромные вётлы и ракиты (таковы народные названия ивы белой и ивы ломкой). У обоих видов деревьев крупные узкие листья, но листья ветлы с нижней стороны совершенно белы от волосков и воскового налёта. У самой церкви возвышаются ели с широкой густой кроной, а на некотором удалении, словно для сравнения с ними, посажены две пихты, вонзающиеся в небо своими иглообразными вершинами. Это уральское и сибирское дерево отличается от ели также серой гладкой корой, плоскими и не колкими хвоинками, вертикально стоящими шишками, которые постепенно рассыпаются и никогда не падают с дерева целиком. Ствол одной пихты раздвоен. Поодаль у пруда есть ещё пихта, третья. Рядом с пихтами возвышаются группы старых лиственниц, тоже чуждых местной флоре. Есть и отдельно растущие сосны с широкими раскидистыми кронами. Этим они резко отличаются от высоких прямоствольных сосен Николиной горы, кроны которых узки и прижаты одна к другой. Такие сосны возвышаются на правом (никологорском) берегу речки Масловки почти у самых Убор. Но наиболее интересен небольшой искусственный липняк в Уборах.

Весной (в конце апреля, в начале мая) здесь можно полюбоваться красочным ковром из цветущих эфемероидов - наших подмосковных подснежников. Так обобщённо называют травы, которые торопятся вырасти и зацвести до появления на липах листвы. Из них здесь больше всего ветреницы лютиковой с крупными жёлтыми звёздочками-цветками. Жёлтые цветки также у гусиного лука малого, но лучи у его "звёздочек" очень узкие. Столь же узки листья этого растения, образующие кое-где густую зелёную щётку (отличие от гусиного лука большого). Особенно декоративна в липовой рощице Убор хохлатка плотная с крупными соцветиями сиреневых и синевато-лиловых цветков. Это обычное, но исключительно красивое растение официально отнесено в Московской области к числу особо охраняемых. Брать хохлатку в букеты бессмысленно - тут же увянет. Летом от всех этих растений остаются только подземные органы - корневища ветреницы, луковицы гусиного лука, клубни хохлатки. Чуть позднее (с середины мая) в липовой рощице цветут звездчатка жёстколистная с белыми десятиконечными цветками-звёздочками и лютик кашубский. Этот лютик отличается от своих луговых и болотных собратьев ранним цветением и разнолистностью (стеблевые листья рассечены, а внизу один цельный округлый лист). Чуть позднее в липняке поднимаются крапива, чистотел и другие сорные травы, после чего он теряет свою весеннюю привлекательность.