• Княжна2, Глава 11

    Анна чувствовала себя бесконечно уставшей. Нет, совсем не потому, что ноги были тяжелыми-тяжелыми, и очень хотелось опуститься на землю и не идти никуда, остановиться, и пусть все будет так же, как было… Она устала от людей. Почему-то ей вспоминались Болотные Королевы, Король, а не Кика… Ей вспоминался Судья и толпа, верящая каждому его слову и понимающая при этом, что слова его лживы… Ах, как же она устала!

  • Княжна2, Uk/10

    – Как ты смеешь говорить такие глупости! – нахмурился Судья. – Это я спас детей. Это я спас твою девочку… Это благодаря мне вернулись дети…

    Он еще долго говорил, но Анне не хотелось слушать. Она развернулась и пошла прочь, не обращая внимания на то, что ее звали и Зосима, и его жена…

    Она смотрела в небо, и ей казалось, что там и в самом деле летит одинокая птица, белая, как облако, и прекрасная, как Ангел…

  • Княжна2, Глава 10

    Лишь пройдя много миль, Анна позволила себе отдых.

    Присев на сваленное дерево, она откинулась и посмотрела в небо. Белые кудрявые облака плыли по течению, как корабли. Анне больше всего на свете хотелось плыть вместе с ними и не спрашивать, куда они направляются. Разве это важно? Главное – это ощущение свободы и покоя, которое она уже давно не испытывала.

  • Княжна2, Глава 9

    «Оказывается, идти помогают не только молитвы да веселые мысли», – думала Анна, проходя уже знакомой тропкой. И сама не заметила, как прошла половину болота…

    А ведь никто не назвал бы ее мысли светлыми да радостными… Анна и рада была не думать совсем, но как же это получится? Да и надо знать все – жизнь только так и поймешь, когда узнаешь не только радость, но и печаль!

  • Княжна2, Uk 8_1

    Он знал, что она права: тяжело находиться рядом, зная, что время уже начало отсчитывать секунды до разлуки. Как она говорила, чтобы справиться с бедой, надо посмотреть беде в лицо.

    Вот только Хелину туда смотреть было нестерпимо больно, и вряд ли когда-нибудь настанет время, когда ему станет легче!

  • Княжна2, Глава 7

    Когда они начали прилетать сюда, эти существа, похожие на летучих мышей – вот только головки у них были человеческие, лысые, с маленькими острыми глазками на суженных книзу личиках. Эти глазки Канату не нравились больше всего.

    Вроде бы эти «мышки» висели как положено, вниз головой, а глазенки оставались в том же положении, и буравили Каната.

  • Княжна2, Глава 6

    Хелин от удивления не мог вымолвить и слова. Он завороженно смотрел на странного человека, пытаясь угадать, что скрыто за красивой оболочкой. Анна смотрела исподлобья, недоверчиво…

    – И тебе, княжна, добро пожаловать, – улыбнулся ей  человек. – Несмотря на то, что ты только что разбила мою любимую игрушку – ну, ты же ребенок! Дети всегда что-то ломают, разбивают… Не так страшно!

    – Кто вы? – спросила Анна.

  • Княжна2, Глава пятая (окончание)

    – Дыши своим смрадом, деревяшка гнилая, – рассмеялась Анна, и смеялась она все громче, веселее – ее смех несся по острову, и меч, зажатый в руках, сверкнул, как солнечный луч, рассеяв тьму.

    – Пень трухлявый, – не унималась Анна. – Ты только пень, которому поклоняются такие же трухлявые душонки… С чего ты взял, что я поддамся страху? Что я, по-твоему, деревянных кукол не видала?

  • Княжна2, Глава 5

    Каждый шаг таил опасность.

    Кика часто останавливалась, поджидая спутников. Это ей шаги давались легко, ведь она привыкла к болоту. Анна вела Каната, стараясь придерживаться середины. Канат, будто понимая опасность, слушался хозяйку.

    – Ничего, Канат, – успокаивала его Анна. – Вот увидишь, все скоро закончится!

  • Княжна2, Глава 4

    Странно и трогательно они выглядели – Кика и Анна… Кика семенила рядом с княжной и даже рядом с девочкой казалась малюткой. Они прекрасно понимали друг друга – и это тоже было удивительным для Хелина, который так и не смог разгадать таинственного верещания Кики.

    – Да, Кика, я и сама так думаю, – говорила Анна. – Живое существо – самое странное и самое прекрасное, что только есть на земле… Почему только они не вечны? Ведь не было для меня на свете ближе Марго, словно она была мне и подругой, и матерью, и Ангелом-Хранителем… Пусто!

  • Княжна2, Глава 3

    Хелин даже не успел испугаться. Появление этого человека было так неожиданно! Он обернулся и встретился взглядом с ясными, голубыми глазами, в этих глазах не было пустоты, не было самоуверенности, как у «болотных королев». Нет, глаза его собеседника были наполнены печалью.

    – Быстрее же! – скомандовал нежданный спаситель и взял у Хелина из рук девочку. – Они могут вас догнать, и тогда уже ничего не поможет…

    Он пошел вперед так быстро, что Хелин едва поспевал за ним.

  • Княжна2, Глава 2

    Она была красивой.

    Маленький точеный нос, большие глаза, светлые короткие волосы. О, да, она была красивой…

    Правда, ее движения были странными: у Анны создалось ощущение, что королева боится сделать лишнее движение. Словно бы выучила королева какие-то жесты, посчитала их вполне подходящими и старается теперь не нарушать созданного образа… Поэтому Анне она казалась немного деревянной. Ах, если бы она, эта прекрасная девушка, допустила оплошность, рискнула бы поддаться порыву! Один лишний жест – и из куклы она превратилась бы в действительно живую красавицу!

  • Агни Парфене, Чудо святого Нектария

    Святые... Когда мы слышим это слово, перед мысленным взором возникают туманные образы людей, живших тысячи или, по крайней мере, многие сотни лет назад. Поэтому и чудеса, происходившие с ними и творимые ими, кажутся нынче сказкой.

    Родился он в 1846 году в бедной крестьянской семье и был крещен как Анастасий. С детства любил читать книги религиозного содержания. А поскольку в родном селе можно было получить лишь начальное образование, Анастасий принимает решение ехать в Константинополь. Там он работает в табачном магазине. Труд его оплачивается скудно, юноша вечно ходит унылый, одетый в лохмотья, часто голодный.

  • Агни Парфене, Святитель Нектарий

    В селе Силиврия, в восточной Фракии, у Димоса и Василики Кефал1 октября 1846 года  родился пятый ребёнок. При крещении мальчик получил имя Анастасий. Благочестивые родители воспитывали своих детей в любви к Богу: с ранних лет обучали детей молитвенным песнопениям, читали им духовную литературу. Анастасию больше всего нравился 50-й псалом, он любил многократно повторять слова: "Научу беззаконные путем Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся."

  • Агни Парфене, Молитва св.Нектарию

    О, мироточИвая ГлавО, СвятИтелю Нектарие, АрхиерЕю Божий! Во временА великаго отступления, нечЕстию мир пленИвшу, благочестием просиял еси и главУ прегОрдаго деннИцы, уязвлЯющаго нас, сокрушил еси. Сего ради даровА ти Христос врачевати язвы неисцЕльны, за беззакония наша нас поразИвшия. Веруем: возлюби тя Бог прАведнаго, да тебе ради нас, грешных, помИлует, от клятвы разрешит, от недуг избАвит, и по всей вселЕнней страшно и слАвно будет имя Его, Отца и Сына и СвятАго Духа, ныне и присно и во веки веков. АмИнь.

  • Агни Парфене, Акафист Святителю Нектарию

    Взбранный Нектарие ПентАполя МитрополИте и ЭгИнский чудотворче, приносим ти прошЕния о болящих срОдниках наших; изряден бо явИлся еси целитель рАковыя язвы и прочих недугов, всей вселЕнней благодать дАруя, сего ради едИнеми усты и едИнем сердцем воспеваем ти прИсно: Радуйся, Нектарие, АрхиерЕю Божий.