Суворов и его школа.

В.Е. Макаров,Ю.Л. Бадаев.

Гениально продолжили петровскую линию подготовки войск, развили и усовершенствовали ее два великих русских полководца - П.А. Румянцев и А.В. Суворов.

Основой суворовского учения является признание господства духа над материей. Ключ к победе Суворов усматривал прежде всего в правильной подготовке войск. Обученные им австрийские войска стали постоянно одерживать победы над французами, хотя до этого постоянно были ими биты. Точное определение морального фактора и его классическое использование позволяют Суворову сделать удар холодным оружием, решающим актом боя. Полководец с беспримерной настойчивостью воспитывает в солдатах и офицерах порыв к атаке, стремление сойтись с противником и опрокинуть его. В то время это упускалось уставными требованиями, так как противоречило принципам линейной тактики.

Через все приказы, инструкции, указания Суворова настойчиво проводится мысль о значении наступления, удара штыком, палашом, пикой. С особой силой эта линия проявилась во второй части "Науки побеждать", где внимание солдата сосредоточивается на действии холодным оружием.

На завершающем этапе разработки Суворовым военно-педагогической системы этот момент обучения нашел отражение в двусторонних сквозных атаках. Один из очевидцев оставил нам яркую картину важнейших фрагментов суворовских учений.

"Эта атака была действительно свалка, - пишет он, - которая происходит и в настоящем деле. Ни одна часть в момент свалки не смела ни принять в сторону, ни замедлить движение. Пехота шла на пехоту бегом, ружье на руку и только в момент встречи поднимает штыки. Вместе с тем, каждый солдат, не останавливаясь, принимая слегка вправо, от чего происходили небольшие интервалы, в которые люди протискивались и одна сторона проходила насквозь другой. Впрочем и от самого бега строй размыкался, что также несколько облегчало прохождение". (Головин Н.Н. Суворов и его "Наука побеждать". М., 2005. С. 104).

Исключительное внимание уделял Суворов сознательному и активному участию в боевых действиях. Эти требования актуальны и для нынешнего времени. Во время борьбы с польскими конфедератами он накрепко запрещает "спрашиваться" старших начальников, но каждому командиру в его районе приказывает "делать мятежникам скорый и крепкий удар". Во время итальянского похода он доводит свои требования к начальникам, выделенным для боевого охранения армейской операции, до высших пределов. "Местный, - пишет он, - в его близости по обстоятельствам лучше видит, нежели отдаленный: он проникает ежечасные перемены, их течения и направляет свои поступки по правилам воинским".

Подобный подход всегда являлся высшей степенью сознательного исполнения подчиненными замысла своего командира. Но без высокой профессиональной подготовки командного состава, реализация этого требования может привести к неорганизованности, путанице и даже анархии в ходе боевых действий.

Суворов требует сознательного участия в боевых действиях не только от начальников, но и от солдат. В одном из своих приказов в 1799 году он требует, чтобы не только "главные начальники были извещены о плане действий. Необходимо и младшим начальникам постоянно иметь в мыслях, чтобы вести войск согласно с ним". Это требование полководца распространяется на унтер-офицеров и рядовых. "Каждый воин должен понимать свой маневр", - считает Суворов, а ссылки на сохранение тайны он считает предлогом более вредным, нежели полезным.

Сказанное выше следует понимать не только как сообщение задач подчиненным частям и подразделениям, но и наличие "плана действий" для самых мелких боевых групп и участие в установлении этого "плана действий" старших начальников. Иными словами Суворов требует, чтобы все начальники на войне постоянно обращались к разуму солдата.

С этим положением связано и другое важное требование Суворова: после каждого "учения" говорить "поучение", т.е. делать разбор действий. Полководец часто говорил с войсками, указывая на ошибки, сделанные ими в одном случае, хвалил за то, как они вели себя в другом, передавая при этом общие принципы военного искусства. Это общее поучение и является второй частью "Науки побеждать" и названное "Словесным поучением солдатам о знании для них необходимом". Это был своего рода курс тактики, изложенной поразительным суворовским языком, яркий и сильный призыв, обращенный к солдату, к сознательному отношению его к своему воинскому долгу. Суворов рассказывает солдату доступным ему языком об основных принципах военного искусства, о видах боевых порядков и маневров, о штурмовых действиях, о порядке организации марша и т.д. Сами по себе указания Суворова представляют исключительную важность, но прежде всего ценность "Словесного поучения" заключается в том, что Суворов обращается к солдату как к равному, побуждает его размышлять, а не просто исполнять требования. Такая постановка вопроса была смелой не только для времени Суворова, но даже и для значительно более позднего. В русской армии не было создано документа, аналогичного в этом отношении "Науке побеждать". Основной суворовский труд и до нашего времени остается непревзойденным в смысле своей психологической глубины и демократизма.

Суворовская "Наука побеждать" состоит не только из "Словесного поучения", то также и из "Учения перед разводом (вахт-парад)", представляющую подробную программу учения. Заметим, что учение перед разводом является первой частью "Науки побеждать", а "Словесное поучение" - второй. Это означает, что Суворов, хотя и обращается к разуму солдата, но на первое место ставит само "действие". Встречающиеся в обеих частях повторения указывают на неразрывное единство знания и действия. Этим и объясняется тот феномен, что любой солдат, попавший под влияние Суворова познавал и практически и теоретически военное дело лучше, чем в любой армии того времени. Будучи твердо убежденным, что для победы в бою необходимо развить и укрепить интеллектуальные, нравственные и физические силы солдата, он свою систему обучения строил в строгом соответствии с этой целью, не допуская никаких отступлений и послаблений. Развитие смекалки и особенно упорства, твердости характера, максимально возможное притупление чувства страха, развитие умственных способностей через освоение военного дела - основная суть суворовской системы подготовки войск, простой и великой. Для суворовского солдата не было неожиданности в бою, так как в мирное время он преодолел испытания, во многом сходные с испытаниями реального боя.

Содержание воинского искусства Суворов определяет глазомером, быстротой и натиском. В его понимании "глазомер" предполагает "как в лагере стать, как идти, где атаковать, гнать и бить", т.е. умение принять правильное решение на организацию боя. Но это только предпосылка к победе, для достижения которой необходима быстрота выполнения принятого решения.

Требуя быстроты, Суворов как никто другой умел беречь солдатские силы. В "Науке побеждать" он советует как максимально сохранить силы войск при совершении марша. Вместе этим Суворов умел потребовать от войск напряжения неизвестного в мировой практике. Делал он это тогда, когда был уверен. что наступил решающий момент операции. Так, в июне 1799 года, Суворов совершает поразительный по напряжению марш к реке Требии. За двое с половиной суток его войска преодолевают более 100 верст, а в следующие полтора суток еще 80 верст.

Быстрота суворовских маршей поражала и его современников и последователей, но никто из них не смог сравниться с Суворовым по продуманности совершения марша и сбережению сил своих войск.

Третьей составляющей воинского искусства автор "Науки побеждать" называет "натиск". Для того, чтобы правильно уяснить роль этой составляющей, следует иметь в виду, что в силу малой действенности огня в ту эпоху, боевые порядки носили ярко выраженный ударный характер. Дальность верного ружейного огня в ту эпоху составляла 60, а пушечного (картечью) - 240 шагов. Исходя из этого определялся и рубеж атаки. К этому скоротечному акту и готовил Суворов войска. Атака производилась как непрерывное движение с быстрым преодолением двух зон в 10-15 шагов в 80-ти и 60-ти саженях от противника, которые поражались картечью тяжелых и полковых пушек. В 60-ти шагах атакующие бросались в штыковую атаку.

Для того, чтобы атака стала неотразимой, она должна приобрести мощный, неудержимый характер. Суворов использовал закон "Психологии толпы", когда силы каждого бойца многократно увеличиваются и героями становятся далеко не самые сильные и смелые. Тонкий знаток психики человека, он знал, что "толпа" также неудержимо бежит и назад, а чтобы этого не произошло, Суворов никогда не держит свои войска в ожидании атаки и начинает ее в максимально короткий промежуток времени, за несколько минут до встречи с противником.

Для обеспечения победы Суворов работает над подсознанием своих бойцов. Он знает, что в экстремальной ситуации подсознание имеет большее значение для поступков и действий, чем сознание. Полководец развивает в солдатах привычку, которая заменяет им, затуманенное опасностью сознание. А для того, чтобы у солдата не возникала мысль о возможности отступления, он требует исключения из воинского лексикона слова ретирада. При многолетней службе у солдат укоренялись такие привычки и атаки суворовских войск действительно были неотразимы.

Таким образом, изложенное позволяет утверждать, что Суворову удалось создать свою самобытную систему обучения и воспитания войск, основанную на глубоком знании военного дела и психологии русского воина. Великий Суворов верно понял и оценил национальные особенности русского солдата, способность переносить огромные нагрузки, проявлять чудеса храбрости и героизма, самоотверженно идти в бой за любимым командиром. Без этой системы подготовки войск не могло быть выдающихся побед русской армии.

Убежденными сторонниками и талантливыми продолжателями суворовской школы подготовки войск стали русские и советские военачальники М.И. Кутузов, Ф.Ф. Ушаков, П.С. Нахимов, Д.А. Милютин, М.И. Драгомиров, Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский и др.