Славянские народы в годы I мировой войны (по материалам российской прессы 1914 г.)

Е.Ф. Фурсова

В истории человечества Первая мировая война (называвшаяся в военные годы Великой европейской войной) явилась переломным моментом: закончился XIX век - век консерватизма, просвещения и стабильности и начался ХХ век - век великих революций и мировых войн, массового террора и стремительного технологического развития.

ХХ век внес много изменений в развитии европейской цивилизации и славянские народы неизменно находились в эпицентре событий. Балканские войны 1912-1913 гг. стали прологом Первой мировой войны, которая привела к перекраиванию карты Зарубежной Европы, возникновению новых государств: Австрии, Венгрии, Югославии, Польши, Чехословакии, Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии. Все славянские государства, за исключением Болгарии, оказались в лагере победителей.
Однако можно отметить еще один результат войны, который, если судить по имеющейся сегодня литературе, освещен недостаточно. Начало войны ознаменовалось ростом этнического самосознания славянских народов и осознания ими своего единства, аналогий чему в истории найдется немного. Именно по причине того, что ряд славянских народов сегодня переживает кризис национального самосознания, имеет смысл рассмотреть исторические события тех эпохальных дней.

Германская пропаганда приложила немалые усилия, чтобы представить войну как столкновение "германства" и "славянства". За салонной фразой кайзеровской Германии "Россия должна стать безопасной" стояло отторжение "Финляндии, Литвы, Польши, Украины, Бессарабии и черноморского побережья" [1].

В журнале "литературы, политики и современной жизни" "Нива" в статье "Переоценка международного положения России" за 1914 г. (11) в политических комментариях можно прочесть: "Вспомнить о своей мощи Россию заставили дерзкие угрозы германским нашествием, но раз вспомнив о ней, русская дипломатия уже не забудет ея+ При новом курсе русской политики Россия воскресает не только в своей военной мощи, но также и в патриотическом сознании единства гражданского долга, связывающего в одном догмате национально-государственной самозащиты и власть и общество".

В журнальных публикациях того времени разъяснялись и освещались политические шаги, предпринятые Русским царем для сохранения мира в Европе, в которую массированно вбрасывались шовинистические постулаты пангерманистов о нависшей якобы не только над Германией, но и над всем миром угрозе панславизма. "Россия, ведомая гуманностью своего царя, привела Европу в Гаагу, к благам священного мира. Два десятилетия наши нынешние враги испытывали долготерпение русского царя, принявшего от своего родителя венец Миротворца, нарушали договоры, беззастенчиво творили насилие над слабым, но чаша слез теснимого славянства переполнилась. Настал исторический час мировой борьбы правды с насилием. +Велик Бог земли русской" [2].
Рядом с государством и народом, оказавшимся в тяжелом положении войны с агрессивными соперниками, была Русская Православная церковь. Священный правительственный Синод приказал призвать монастыри, церкви и православную паству к пожертвованиям на врачевание раненых и больных воинов и на вспомоществование семействам лиц, призванных на войну. Во всех церквах были установлены специальные кружки для сбора пожертвований в пользу Красного Креста и семейств, пострадавших от войны. Священный Синод обратился с воззванием "призвать всех православных людей без различия звания, положения, возраста и пола в настоящий час испытания оставить взаимные несогласия, ссоры, распри и обиды, крепкою стеной сплотиться у царского престола+" [3].

Было опубликовано Послание Святейшего Правительствующего Всероссийского Синода чадам Православной Российской церкви, в котором, в частности, говорилось: "Ныне Россия нежданно вовлечена в брань с врагами. Предстоит защищать не только братий наших по вере, но и постоять за славу нашего царя, за честь и величие Родины! Подписано: Смиренный Сергий, архиепископ финляндский и выборгский. Смиренный Никон, архиепископ бывший вологодский и тотемский. Смиренный Серафим, архиепископ иркутский и верхоленский. Смиренный Владимир, архиепископ ростовский и новочеркасский" [4]. Отдельно написан адрес Государю императору: "Как и встарь не за мирские выгоды велением своего Государя ополчилась ныне на врага Российская Держава. Вновь льется кровь наших единоверных братьев, и дерзкий вызов брошен всему славянству+" [5].
На призыв Священного Синода, обращенный к русским обителям о пожертвованиях на врачевание больных и раненых и об отводе помещений под госпитали откликнулись первыми Киево-Печерская и Почаевская лавры и монастыри кишиневской епархии и пр., которые предоставили под помещение для раненых все свои свободные кельи и другие постройки. 22 июля в покоях управляющего Московской епархией преосвященного Трифона происходило совещание всех московских викариев. Единогласно было постановлено исполнить патриотический долг до конца и употребить все свободные капиталы монастырей г. Москвы и епархии для целей войны [6].

Дворянство и "русская интеллигенция", никогда особо не отличавшиеся высоким национальным сознанием, также проявили заботу и оказывали помощь раненным солдатам, семьям-сиротам и другим людям, оказавшимся в условиях военных действий в тяжелых жизненных обстоятельствах. Попечительские и сестринские общины составляли медицинский и служебный составы госпиталей, входили в отряды сестер милосердия (община Св. Евгении во главе с Великой княгиней Ольгой Александровной, Александровская община Красного креста и пр.) [7]. Сбор пожертвований для раненых и солдат организовали Государыня Императрица Александра Федоровна на квартире супруги военного министра Е.В. Сухомлиновой [8]. Духовными учебными заведениями был организован отряд врачей и сестер милосердия в честь Св. Серафима Саровского [9]. В светских учебных заведениях, например, Институте инженеров путей сообщения в Петрограде устроен лазарет на 200 кроватей [10]. Представители польского общества в Петрограде открыли т.н. "польский лазарет", среди учредителей фигурировали могилевский епископ Цепляк и профессор С.И. Залесский.


20 июля 1914 г., в день объявления Высочайшего Манифеста о войне с Германией, у Зимнего дворца собралась стотысячная масса народа. Стояли, опустившись на колени, со склоненными национальными флагами, приветствуя царя гимном и громовым "ура" (рис. 8) [11]. Апофеозом единения царя с народом был приезд Государя императора в эти грозные для России дни в Москву. В Москве на Красной площади, у памятника Минину и Пожарскому, состоялось народное моление [12]. По улицам Москвы прошли колонны рабочих и других горожан с российскими флагами, портретами Николая II [13]. На Тверской улице состоялась манифестация чехов и моравов: выступавшие демонстранты шли с лозунгами "За победу славянства! Наздар!". В знак поддержки русского православного народа и его армии группа чехов в количестве 42 человек перешла в православие. Торжество присоединения происходило в Казанском соборе [14]. Новообращенный отряд гуситов-чехов, принявших православие, вскоре отправился на войну [15].

По единодушному желанию болгарской колонии в Санкт-Петербурге был отслужен молебен у храма Воскресения на Крови "о ниспослании победы русскому оружию" [16]. Следует отметить совершение молебствий "о даровании победы русскому оружию" и в мусульманских мечетях, например, в Петербурге, на Кронверкском проспекте [17]. Застигнутые войной во Франции евреи из России, вступили в добровольческие отряды союзной французской армии, союзницы России [18].

В газетах и журналах за август 1914 г. были опубликованы Воззвания Верховного Главнокомандующего Генерал-Адьютанта Николая (Николаевича) к полякам, русскому народу. Таким образом, еще до начала крупных военных действий Верховный Главнокомандующий Князь Николай Николаевич одержал политическую победу: двумя воззваниями он приковал к русским знаменам пламенное сочувствие всех поляков и славян, не забывших о своем славянском происхождении. "Наверное, никогда за все существование России и Польши русско-польские отношения не достигали такой моральной чистоты и ясности, как в то время", - писал в это время обозреватель "Нивы" [19]. Застигнутые войной врасплох и после целого ряда притеснений польские крестьяне, преимущественно жители Варшавской, Плоцкой и Калишской губерний, приехали в Петербург, где польским благотворительным обществом "Огниско Польское" им были предоставлены бесплатные обеды [20].

"Судьбы Польши тесно слиты с судьбой всего славянства. Не слепой каприз истории, но внутренняя логика событий слила воедино участь Польши с участью Прикарпатской Руси. И славянский и польский вопросы разрешаются исходом одной и той же войны+", - писала "Нива" на животрепещущие темы в статье "Воскресшая Польша и объединенное славянство". Красной строкой проходит мысль о том, что без объединения славянства восстановление Польши было бы невозможным, без восстановления Польши объединение славянства было бы неполным [21].
Воссоединением зарубежной Руси и объединением всех славянских земель в один общий политический союз Россия приблизилась к завершению своей исторической миссии в Западной Европе. Высочайший ответ на выражение всеподданнейшей преданности представителей галицийского населения официально свидетельствует о том, что "Присоединение Прикарпатской Руси к России стало уже совершившимся фактом великого исторического значения+Нет больше подъяремной Руси" [22]. 9 сентября 1914 г. от генерал-губернатора Галиции графа Бобринского на имя Николая II поступила телеграмма, витиевато-возвышенный слог которой был призван выразить чувства благодарности: "Счастлив донести Вашему Величеству, что сегодня ко мне явились депутации девятнадцати культурно-просветительских и экономических русских организаций Галиции и от имени Галицкого русского народа просили меня повергнуть к стопам царским чувства верноподданнической преданности, сыновней любви и благодарности их природному Белому Русскому царю, освободившему Червонную Русь от многовекового рабства и воссоединившего ее с матерью Россией" [23].
Несмотря на то, что редактором и издателем журнала "Нива" был Л.Ф. Маркс, немец по происхождении, атмосфера подписного издания, издававшегося в 1914 г. большими тиражами, проникнута ненавистью к "германским вандалам" и пронизана идеей всеславянского единства с центром в матушке-России - самого большого славянского государства.
Сибирь также не осталась в стороне от протекавших в среде славянских народов интеграционных процессов, которые были обусловлены империалистической войной 1914 г. Например, представители кредитных кооперативов Новониколаевского отделения Государственного банка 10 апреля 1915 г. отметили, что пожертвования в районе Новониколаевской инспекции в помощь населению, разоренному войной, составили: муки - 500 пудов, рожью - 450 пудов, пшеницей - 6842 пуда 18 фунтов (в денежном выражении 6358 руб. 28 коп.) и деньгами 2424 руб. 84 коп. и холстом 11 руб. 20 коп., всего на сумму 8792 руб. 32 коп. Все пожертвования отправлялись, как свидетельствует надпись, "крестьянину Польши, Галиции, Сербии, Черногории и Кавказа от крестьянина Сибири" [24]. В протоколе совещания представителей кредитных и ссудно-сберегательных товариществ г. Новониколаевска 10 мая 1915 г. указывалось, что в пользу разоренного войной населения Польши, Галиции, Сербии, Бельгии было собрано 29979 пудов зерна, главным образом, пшеницы и 12689 руб. 35 коп. деньгами. Собранное зерно было распределено в пропорциональности: Польши - 35%,  Галиции - 30%, Кавказу - 10%, Бельгии - 7%, Сербии - 7%, Прибалтийскому краю 7%, Черногории 4% [25].

Однако события тех лет порой выстраивались противореча исторической логике, и идея единства понималась не столь однозначно всеми славянскими народами. На Балканском полуострове, несмотря на открытое выступление Турции против России, все еще продолжалось неопределенное, двусмысленное положение нейтральных государств, которые находились под преобладающим влиянием Австро-Венгрии и Германии. В то время как Сербия и Черногория напрягали свои последние силы в тяжелой борьбе против австрийских войск, Болгария и Румыния поддерживали близкую дружбу не только с венским кабинетом, но и с турецким правительством, и умышленно допускали систематическое нарушение нейтралитета в пользу врагов России и славянства. Это австрофильское направление балканской политики все более слабело по мере выясняющихся неудач союзных немецких империй, но оно далеко не утратило своей силы в правительственных кругах Софии и Бухареста еще в конце 1914 - начале 1915 гг. [26]. В разделе "Иностранное обозрение" Вестника Европы обозреватель подытоживает текущие события предостережением: "Разгром Сербии австрийцами и военными действиями турок на Балканах могут слишком поздно напомнить болгарам, что прочная солидарность небольших народностей есть вернейший залог их политической безопасности и независимости. Надо надеяться, что болгарский народ не разделяет взглядов и чувств своих правителей и что он успеет еще своевременно стряхнуть с себя обманчивую маску нейтралитета, чтобы принять посильное участие в грандиозной борьбе, которая должна решить участь всего ближнего Востока" [27].


*   *    *

Собственно почему эти события интересуют нас сегодня? Совсем недавно, в годы Великой Отечественной войны (5 октября 1941 г.) был учрежден Всеславянский комитет, объединивший освободительную борьбу славянских народов СССР, Польши, Чехословакии, Югославии, Болгарии против фашизма. Борьба и победа над немецкими захватчиками дорого обошлась, подсчитано, что потери только пяти славянских государств составили 35 млн. 200 тыс. человек, из 18 млн. славян, оказавшихся в немецких концлагерях, погибли 11 млн. человек [28]. Сегодня этот исторический пример показателен и поучителен, поскольку братские славянские, особенно восточнославянские, народы разделены государственными границами, а их лидеры часто руководствуются сиюминутными интересами. Хорошо известная народная поговорка гласит:  "Прошлое - мать настоящего".
Что представляет собой современный славянский мир, каковы перспективы его дальнейшего существования и развития, что осталось от былого понятия "славянская взаимность"? "Все это не отвлеченные философские вопросы, а скорее, жгучие проблемы сегодняшнего дня", - сказал в своем выступлении д.и.н., директор Института славяноведения В.К. Волков на празднике Дней славянской письменности и культуры в Москве [29]. Приходится констатировать, что большинство славянских народов, их политических сил и лидеров сосредоточили свое внимание на реализации краткосрочных интересов, в первую очередь политических, чтобы с их помощью решить другие проблемы. Сейчас как никогда раньше очевидно, что поспешный разрыв налаженных связей между собой обернулся проигрышем для всех славян. Все это свидетельствует о том, что преждевременно списывать со счетов идеи славянской взаимности, относить их к романтическому периоду развития народов.


Примечания

1. Волков В.К. Славянские народы на пороге XXI века: диагноз и прогнозы//Славянский мир на пороге третьего тысячелетия. М.: Московский Дом национальностей, 2000. С. 8-9.
2. Нива, 1914.   30. С. 599.
3. Нива, 1914.   31. С. 617.
4. Нива, 1914.   31. С. 618-620.
5. Нива, 1914.   31. С. 620.
6. Там же. С. 620.
7. Нива, 1914.   33. С. 647.
8. Там же. С. 648.
9. Нива, 1914.   39. С. 750.
10. Нива, 1914.   40. С. 767.
11. Нива, 1914.   31. С. 617.
12. Нива, 1914.   32. С. 640 б.
13. Нива, 1914.   33. С. 650.
14. Там же. C. 643.
15. Нива, 1914.   35. С. 696.
16. Нива, 1914.   32. С. 640 в.
17. Нива, 1914.   33. С. 651.
18. Нива, 1914.   35. С. 696.
19. Нива, 1914.   33. С. 642.
20. Там же. С. 644.
21. Там же. С. 642.
22. Нива, 1914.   39. С. 748.
23. Там же. C. 748.
24. ЦХАФ АК. Ф.143. Оп. 1.   2, лл. 163-164 об. Данные любезно предоставлены историком Ю.А. Фабрикой.
25. ЦХАФ АК. Ф.143. Оп. 1.   2, лл. 131-132 об. Данные любезно предоставлены историком Ю.А. Фабрикой.
26. Вестник Европы, 1914.   12. С. 332.
27. Там же, c. 334.
28. Всеславянский комитет - культурный и информационный центр славянского движения в годы Великой отечественной войны//Военно-исторический журнал. 2008.   11. С. 21.
29. Волков В.К. Славянские народы на пороге XXI века: диагноз и прогнозы// Славянский мир на пороге третьего тысячелетия. М.: Московский Дом национальностей, 2000. С. 35.