Мультипликация, как важный культурный резерв воспитания населения мегаполиса.

С.В. Казначеев, М.И. Ципцина

Обращаясь к проблемам любого российского мегаполиса, каждый из его комментаторов сегодня невольно высказывает одну и ту же мысль: «Поезд жизни этого современного центра цивилизации, как будто бы начал сходить с рельсов, несясь к некой пропасти». Об этом говорят действия, теперь уже многих людей, пронизавших свою личность неистовым стремлением к накопительству, которое лишает их способности видеть истинные ценности. Вещи для них становятся более важными, чем люди, а постоянное желание этих людей стать как можно богаче, побуждает их лгать, эксплуатировать, вымогать, покупать, не заботясь о других. К сожалению, такие люди есть везде: в бизнесе, культуре, правительстве и даже в церкви. Особенно печально то, что эти, почти животные желания, день за днём всё более значимо разрушают вековую духовную культуру российского народа , активно, по Л.Н.Гумилёву, приближая российский этнос к его исчезновению. Если иметь в виду не декларации, а реальность последних десятилетий, то для нашего народа широкое художественное воспитание, стержень духа, пространство души современного россиянина, остаётся необязательным и даже, где-то, обременительным придатком процесса его воспитания/ образования в любом возрасте, в том числе и в школе. Дисциплины художественного цикла балансируют (по словам [1]) на грани выпадения из основного образования в дополнительное и даже литература, «царица» идеологии, теряет понемногу своё привилегированное положение. Как это не странно звучит, но мало, кто считает сегодня эту тенденцию противоестественной и опасной. Прошедший в стране (2009 год) Единый государственный экзамен по русскому языку и литературе, а также дополнение к официальным словарям по данным предметам, со всей очевидностью показали, что эстетико-художественная ценность развития российской нации для нашего общества совсем не очевидна. «Что касается преобладающих бытовых представлений о художественном развитии, - пишет в своей книге [1], - то они со своей стороны, никак не способствуют повышению статуса этой стороны образования. Принято считать, что талант даётся, а чаще – не даётся от рождения; что одарённые дети должны поступать в специальные учебные заведения, а остальные могли бы потратить школьное время на что-нибудь более полезное для реальной жизни. … Да и само искусство мы чаще и всё более откровенно относим к «сфере обслуживания», видим в нём что-то сопутствующее досугу, связанное с развлечением и, строго говоря, необязательное».

По данным научных литературных источников современное образование является односторонне рационализированным и направленным, прежде всего, на развитие интеллекта ребёнка, без какого-либо стремление сделать его личность эмоционально богатой, открытой людям и миру. Тем не менее, любому здравомыслящему человеку, не чиновнику, абсолютно понятно то, что в условиях современного образования только предметы гуманитарно-художественного цикла, при адекватных методиках преподавания, могут развивать эмоционально-нравственную сферу растущего, зрелого и долгоживущего человека, пробуждать душевную отзывчивость к любому сигналу о помощи со стороны окружающих его людей. Именно они призваны приобщать развивающуюся личность к ценностям и духовным исканиям человечества и, как пишет [1], воспитывать «благоговение перед жизнью» (А.Швейцер), «родственное внимание к миру» (М.Пришвин). « Душа вещей» - по [2]открывается только воспитанному обществом художнику (и не только тому, кто имеет талант и дарование к занятиям художественным творчеством), становится понятной ему через неповторимый облик существ, вещей и явлений (цвет, движение, звучание, уникальное сочетание черт), не просто как внешнюю форму, а как прямое выражение внутренней их жизни. Творчество – всегда тайна и та самая сказка, которая в человеке обретает свою жизнь, проявляет фантазию, не сдерживает её развитие в чисто физической протяженности.

По настоящему, творческим человеком становится тот, кто всю жизнь несёт в себе умение и навык ребёнка быть обёрнутым к миру лицом, образы которого невозможно обойти ни справа, ни слева, не допуская с течением жизни их разворот к себе торцом. Только в этом случае человек никогда не пройдёт их мимо, стремясь к различным целям, чаще всего не столь важным для граней его жизни. Внешним источником подобного неприятного поворота всегда является появление такого сложного состояния человеческой души, как чувство стыда, вины за что-то перед кем-то. Человеку, к примеру, может стать стыдно за то, что на его глазах какой-то взрослый человек ругает своего маленького ребёнка, и он понимает, что ребёнок беззащитен и не может ответить тем же, поскольку он ещё маленький. В этом маленьком существе копится оскорбление от взрослого человека, и в этот момент происходит что-то страшное, поскольку у ребёнка нет возможности растворить в себе непосильную тяжесть от накопления этого оскорбления, или изжить её из себя, как это делает любой слабый взрослый человек. Одновременно с этим, душа взрослого воспитателя, господина ситуации, на самом деле активно разрушает себя и воспитывает в объекте воспитательного действия чувство общего протестного возмездия не к самой себе, а ко всему окружающему миру, награждая униженного или чувством глубокой вины, или праведной агрессивности, взывая к мести призрачным врагам [2]. Это есть основа блокады любого позитивного, духовного творчества через создание прозрачной, но непроницаемой психологической преграды, разделяющей его и окружающий мир, «я» и «не я», делающей ум человека избыточно рациональным, интеллектуальным, бездуховным.

Надо сказать, что способность к художественному творчеству потенциально свойственна любому человеку и может (даже должна) легко раскрыться, актуализироваться у каждого нормально развивающегося человека практически в любом возрасте. История знает великих учёных, писателей, художников, открывших миру свой талант уже в преклонном возрасте, а также гениальных детей, подростков внёсших существенную лепту в историю развития культур многих народов мира. В основе творчества человека лежат не отдельные специальные способности или их комбинации, а нечто более глубокое и цельное, какое-то особое «художественное», «философское» или «эстетическое» отношение к текущей вокруг жизни. Его-то и надо в первую очередь распознавать, поддерживать и развивать. Для этих целей современное человечество располагает не только отдельными методами и приёмами, а целыми технологиями такими, как, например, арт-, сказко-, фольк-, библио-, кукло-, танц-, вокало-терапии, драматизация, мульт-терапия и так далее. Если про первые виды терапий уже имеется большой свод литературы [3-7], то в отношении мульт-терапии таких сведений пока накоплено недостаточно.

Необходимо отметить, что мультипликация в своём создании во многом напоминает процесс художественного, творческого освоения окружающего мира человеческим сознанием на путях его индивидуального развития. Знакомясь с миром вещей, предметов и живых существ сознание ребенка проходит сложный, но уже хорошо описанный в научной литературе путь. Сначала, реагируя на подсказку взрослых, сознание ребенка фиксирует в себе какой-либо один образ вещи или предмета, далее, с использованием рук, сенсорных систем оно изучает физические свойства предъявленного ей предмета; сопоставляет их, а также форму предмета с собственным телом, решая вопрос их сродства друг другу; затем именует предмет каким-либо образом и соотносит его с другими предметами окружающего мира (ранее ему известными). На последнем этапе познания того, что ему было показано, сознание растущего ребенка переводит имя такого предмета (вещи) в знак и определяет всю тактику и стратегию дальнейшего взаимодействия с ним, точно зная его результат. Мультипликация создаётся художником по очень близкому сценарию и становится естественной фотографией того скрытого процесса, который идёт в сознании ребенка в процессе знакомства с формами, явлениями окружающего мира. Следовательно мультипликатор, сам того не осознавая, даёт сознанию ребёнка смотрящего какой-либо мультипликационный фильм фактически эталон правильной реализации тактики и стратегии взаимодействия его с уже знакомыми вещами, предметами, людьми, животными и растениями, принятой в конкретном обществе. Чем больше сознание ребенка изучает, даваемые ему эталоны взаимодействия своего тела с формами и явлениями знакомого ему окружающего мира, тем быстрее и активнее ребёнок, как таковой, включается в правильные, не караемые авторитетом взрослых, взаимоотношения с окружающей действительностью. Этим самым он получает толчок к ускоренному развитию своего интуитивного, ассоциативного, образного и простого логического мышления, а значит и самому человеческому способу существования. Таким образом, феномен мультипликации позволяет ребёнку увидеть, правильно оценить такие тонкие взаимоотношения себя и мира, которые для него будут являться одновременным вопросом и ответом на то, как вести себя в его особой жизни, что он может ожидать от окружающих людей, форм и явлений природы. Правильно подобранные к показу мультипликационные фильмы могут доступно рассказать ребёнку о том, в какое пространство будущей жизни может вовлечь его растущий организм и общие знания о том, что с ним может произойти в будущем. Мультипликационные фильмы должны служить ребёнку своеобразным атласом, энциклопедией предстоящей жизни, событиями которой он может и должен управлять, получая с помощью взрослых соответствующие умения и навыки взаимодействия с миром. Более того, мультипликации могут в полной мере могут указывать ребенку и взрослым на сильные и слабые стороны характера, физической и интеллектуальной работоспособности, темперамент будущей личности в привязки к особенностям её телосложения. Например, полные герои мультфильмов (животные, люди, сказочные существа) чаще других несут в себе большую долю оптимизма, силы, способности преодолевать многие трудности, доброты, милосердия, терпимости, большой любви и нежности. Тогда, как худые и высокие персонажи, нередко с не очень красивой внешностью наделяются художниками-мультипликаторами многими отрицательными характеристиками, чертами характера. Повседневная жизнь указывает на то, что это не есть результат развития фантазии создателей мультфильмов, а реальность, увиденная ими при анализе многих людских типажей, просматривая которые они искали героев своих маленьких киношедевров.

Не менее высок потенциал мультипликаций направленный на воспитание взрослых людей. Мультипликации сегодня во многом заменили собой классические литературные произведения, книги, чтение которых сейчас становится не особенно значимым по причине всё той же погони людей за быстрым приобретением материальных благ любой ценой, когда деньги всё чаще становятся главным смыслом жизни значительного количества россиян. Хорошо выполненные мультипликации порой даже усиливают эффект действия прочитанных или ещё не прочитанных книг, включая в себя не только умозрительные, но и деятельностные переживания, когда едва возникшая мысль, сразу обыгрывается, по видимому результату её реализации. Это даёт человеку, смотрящему мультипликацию, за относительно короткий отрезок времени, видеть весь перечень вариантов последствий задуманных им действий и поступков, которые он хочет совершить, если занимается решением задач близких к тем, которые решаются героями данного мультипликационного фильма. Удачно выбранный для просмотра мультфильм в полной мере может помочь зрелому человеку найти правильное решение и многих насущных жизненных проблем, прежде всего тех, которые касаются быта, внутрисемейных отношений, воспитания детей. Такие фильмы хорошо помогают взрослому человеку входить в контакт со своими растущими детьми, рассматривая, открывшейся перед ними мир, как бы их глазами, найти нужные формы правильных ответов на их многочисленные вопросы, поддержки их фантазий и суждений. Наконец, мультипликационный фильм является одним из немногих действенных средств поиска, вскрытия, развития творческого потенциала любой личности, показывая через своих героев взрослому человеку ещё не понятые им его скрытые духовные возможности, нравственно-эстетические ценности жизни, ради которых стоит жить дальше и оставаться здоровым, которые, как правило, плохо проявляют себя в рутине будней. Это связано с большим количеством отрицательных эмоций, наполняющих сегодня жизнь и сознание человека ежедневно ведущего борьбу за своё выживание в этом «диком» рынке России, за выживание членов своей семьи. Именно на почве эстетического отношения к миру у ребенка и взрослого человека возникает (или не возникает) потребности воплощать, и тем самым сохранять свои ценностно насыщенные и зачастую невербализируемые переживания и впечатления в образы своего «авторского» взаимодействия с окружающим миром, активно трансформируя среду и действительные межличностные отношения в любой сфере человеческого общения на получение реального доступа к здоровой, социально действенной и максимально продолжительной жизни, здоровью и материальному благополучию жизни своих детей и внуков.

Подводя краткий итог сказанному выше можно говорить о том, что мультипликация способна давать любому человеку, в любом возрасте известную долю компетентности в организации собственной жизни. Компетентность – это не просто обладание знаниями, а постоянное стремление к их обновлению и использованию в конкретных условиях, это гибкость метода и критичность мышления, способность выбирать оптимальные и наиболее эффективные решения и отвергать ложные [8].

Список используемой литературы.

  1. Мелик-Пашаев А.А., Адаскина А.А., Кудина Г.Н., Новлянская З.Н., Чубух Н.Ф. Методика исследования и проблемы диагностики художественно-творческого развития детей. – Дубна: Феникс.2009. – 272 с.

  2. Фесюкова Л.Б. Воспитание сказкой: Для работы с детьми дошкольного возраста. – Харьков: Фолио; М.: ООО «Издательство АСТ». – 2000. – 464 с.

  3. Арт – терапия /Сост. И общая редакция А.И.Копытина. – СПб.: Питер, - 2001. – 320 с.

  4. Назарова Л.Д. Фольклорная арттерапия. – СПб.: «Речь». – 2002. – 240 с.

  5. Лебедева Л.Д. Практика арт-терапии: подходы, диагностика, система занятий. – СПб.: Речь. – 2003. – 256 с.

  6. Норштейн Ю., Ябрусова Ф. Сказка сказок. – М.: Красная площадь. – 2005.Стр. 126.

  7. Оганесян Н.Т. Библиотерапия: Самоактуализация психических состояний через поэзию. – М.: «Ось-89», 2002. – 272.

  8. Андриенко Н.К. Игра дошкольника: проблема педагогической компетентности. - // Игра и дети. – 2007. - № 3. – Стр. 2-3.