ГлавнаяМифологияПрименение гипноза

Применение гипноза

История изучения и лечебного применения гипноза насчитывает много имён врачей и учёных, которые не побоялись тумана мистики, обмана ит заблуждений, долго окутывавших гипноз, и помогли исследованиями поставить его на службу здоровью людей. Среди этих имён следует назвать наших соотечественников физиолага В. Я. Данилевского, психиатра А. А. Токарского и психоневролога В. М. Бехтерева; французских исследователей и врачей А. Льебо, И. Бернгейма,

Ж. -М. Шарко и П. Рише; немецких физиологов В. Прейера, Р. Гейденгайна и многих других.

Полное научное объяснение гипноза было дано в работах И. П. Павлова и его последователей.

И. П. Павлов назвал гипноз неполным, частичным сном. Обычно человек, спящий глубоким сном, не реагирует ни на что окружающее. Это происходит в результате торможения, охватившего мозг спящего. Однако не всегда сон бывает таким полным. Иногда спящий, не воспринимая большинства раздающихся вокруг него шумов, пробуждается от некоторых, определённых звуков, даже если они и слабы

Мать, заснувшая у кровати младенца, немедленно просыпается от еле слышного звука его голоса, но не реагирует ни на что другое. В подобном неполном сне торможение охватывает не всю кору больших полушарий, какой-то участок её остаётся свободным. Павлов образно называл подобные участки «сторожевыми» или «дежурными» пунктами. Нервные клетки «сторожевого» пункта очень чутко отвечают лишь на определённые раздражения. Одна из форм подобного частичного, неполного сна, при котором подавляющая масса клеток коры заторможена, а «сторожевой» пункт настроен на звук голоса гипнотизирующего, и есть гипноз. «Дежурный» пункт обеспечивает раппорт, так называется в медицине то явление особого контакта между загипнотизированным и гипнотизирующим, которое прежде казалось необъяснимым и удивительным.

Такой бодрствующий пункт остаётся во время гипноза изолированным на общем фоне спящей коры больших полушарий головного мозга. Раздражение от звука голоса гипнотизирующего воспринимается этим «сторожевым» пунктом, лишённым взаимосвязи с остальной, заторможенной корой и поэтому свободным от её контролирующего и конкурирующего влияния. При этом активность очага возбуждения, «настроенного» на голос врача, усиливается, чем и объясняется повышение силы внушения в гипнозе. Вот почему всякое, даже очень тихо произнесённое слово гипнотизирующего оказывает яркое, сильное, неизгладимое воздействие на мозг загипнотизированного. Так объясняются явления, казавшиеся прежде совершенно непостижимыми. Возьмём такой интересный пример. Человеку, погружённому в гипнотический сон, дают горькое лекарство, скажем порошок хины, и внушают, что это сахар. И человеку кажется, что действительно у него во рту сладкое. Внушая загипнотизированному, который находится в тёплой комнате, что ему очень холодно, можно вызвать у него дрожь, сужение кровеносных сосудов и т. д.

Не менее интересен и другой пример. Загипнотизированный ведёт себя соответственно тому возрасту, который ему внушён. Так, например, взрослый человек, которому внушено, что он двух - или трёхлетниу ребёнок, ходит по комнате маленькими, неустойчивыми шажками, на вопросы отвечает детским лепетанием: вместо «автомобиль» говорит «атомобиль», вместо «лошадка»-»лосадка» и т. д.

Молодые же люди, которым внушают, что они старики, ходят как бы с трудом, спина их сгибается, речь напоминает старческую.

Этим свойством гипноза повышать восприимчивость человека к внушаемым ему образам, мыслям, поступкам, а также возможностью словом вызывать глубокие измененеия в деятельности его организма с давних времён пользовались священнослужители, а также всевозможные знахари и шарлатаны для демонстрации мнимых чудес. Жрецы древнего Египта внушали мальчикам, у которых вызывали гипнотический сон, что они видят богов и слышат их голоса. Ребёнок повторял слова, внушённые ему во сне жрецами, а народ воспринимал их как «волю богов», открывшуюся погружённому в сон мальчику. Это был удобный для жрецов и правителей путь воздействия на народ, внушение ему тех мыслей и действий, какие им были выгодны. Особенно охотно с давних времён прибегали церковники к «чудесам исцеления». Из века в век то там, то здесь рождалась молва о «святых» камнях и источниках, дарующих здоровье, о «всесильных чудотворцах», избавляющих больных от недуга мановением руки или единым своим словом, множились легенды о целительной силе «явленных» икон и мощей «святых».