Последние дни Такуана

Говорят, что выдающиеся монахи знают, когда наступит их последний час. Наступило одиннадцатое декабря 1645 года. Такуану тогда было семьдесят три года. Ему нездоровилось, хотя он ничем не был болен. Монахи и родственники собрались возле его постели. Осе посмотрел на них и сказал:

— Кажется, моя жизнь подходит к концу. Я пришел в одиночестве и ухожу в одиночестве. Пожалуйста, не сожалейте о моем уходе. Когда меня не станет, ешьте и пейте, веселитесь и танцуйте.

Все были удивлены. Господин Ягю Тадзима-но-ками вышел вперед и сказал:

— Осе, разрешите мне задать вам один вопрос?

— Какой вопрос?

— Мастер, вы знаете, когда наступит ваш последний час?

— Прошлой ночью Амида явился мне и спросил: "Такуан, когда ты хочешь уйти, сегодня или завтра?" Я ответил ему; "Я не хочу уходить, но я знаю, что должен. Я приду через несколько дней". Сегодня я счастлив, что все вы собрались здесь проводить меня.

Затем монахи - прислужники принесли рисовые пирожки и чай. Увидев это, Такуан сказал:

— Не жалейте для собравшихся ничего. Угощайте их рыбой и сакэ. Пейте сакэ, ешьте рыбу и будьте здоровы. Продлевайте свою жизнь. Если вам пятьдесят лет, живите, пока вам не исполнится шестьдесят. Если вам шестьдесят, живите, пока вам не исполнится семьдесят.

Затем Такуан сам совершил омовение. Он оделся в черную ткань и пурпурную мантию поверх нее. Он побрил себе голову, вышел к присутствующим и сказал им:

— Похороните мое тело в горах за храмом. Просто засыпьте его землей и уходите. Не читайте сутр, не сооружайте алтаря, не принимайте поминальных приношений. В день похорон одежда и еда монахов пусть будут такими, как обычно. Не требуйте присвоения посмертного титула. Не возводите надгробия и не ставьте доски с надписью. Не собирайте моих изречений и не пишите моей биографии.

Состояние Такуана ухудшалось, и тогда сегун Иэмицу прислал посланца, чтобы записать его последние слова.

— Я не хочу умирать, — сказал Такуан.

Услышав эти слова, посланник был очень удивлен и сказал:

— Можно вас попросить сказать какие-то другие слова, мастер?

— Я не обманул тебя. Я сказал правду. Я действительно не хочу умирать. Нет хороших предзнаменований, нет падающих цветов.

Сказав эти слова, Такуан нарисовал большой иероглиф "Сон" и спокойно ушел в Нирвану.