Лучшие по тону колокола России

Лучшие по тону колокола в России - это в Ростовском соборе. Колокольня этого храма замечательна своим устройством и музыкальными звонами колоколов. Звоны там названы по именам учредителей: Ионин, по имени митрополита Ионы Сысоевича, который с 1652 года по 1691 год в течение 39-ти лет правил митрополиею Ростовскою; Георгиевский, особенно хороший, как говорят знатоки, принадлежал архиепископу Георгию Дашкову, правившему Ростовом уже по уничтожении митрополии с 1718 года по 1731 год; Иоакимовский, по имени архиепископа Иоакима, 1731-1741 год. Колокола висят в линию и различаются весом: первый в 2000 пудов, второй в 1000, третий в 500 и т. д. до 20 пудов и менее.

Всех колоколов тринадцать. Звонари становятся так, что могут видеть друг друга и соглашаться в такте. Это одно из условий гармонии. Митрополит Платон приезжал слушать эти звоны и хотел учредить у себя такие же в Вифании. Но ему сказали: "Дайте такую же колокольню и такие же колокола". Исторические ростовские колокола: Сысой, Полиелейный, Лебедь (По словам отца Израилева, Лебедем этот колокол назван потому, что эта птица, при помощи трубчатого устройства дыхательного горла своего, производит громкий звук, подавший повод к сказке о "лебединой песне"), Голодарь (Назван так потому, что в него благовестят в Великий пост), Баран, Красный, Козел и Ясак (Колоколом полиелейным называется такой, в который благовестят в большие праздники. Слово "полиелей" греческое и означает "многомаслие").


"Пленные" колокола имеются на колокольнях многих наших церквей, особенно богата ими Петербургская губерния, отчасти Москва и затем Сибирь. Из замечательных шведских старинных колоколов один находится в Петербурге за Невской заставой на Фарфоровом заводе, весом в 30 пудов, с латинской надписью: "Soli Deo gloria. Gloria in excelsis Deo. Me fundebat anno 1686 Holmiae. Mis-ael. Bader." По рассказам одних, этот колокол найден был в земле, при постройке каменной церкви, на месте которой в старину стояла шведская кирка. По другим преданиям, он был взят в плен от шведов императором Петром Великим. Между колоколами Москвы "пленных" имеется тоже несколько. Замечателен там один полиелей3 с буквами Е. Г. и сбивчивою надписью: "Espoir en tout ... de ce cloche es Chenaein st. tasen fraci." Этот древний колокол висит на колокольне церкви св. Николая, в Юшковом переулке.


В Красноярске, на соборной колокольне, имеется один колокол, исписанный какими-то восточными письменами. По преданию, он взят из буддистского храма, по другим рассказам, его нашли лет пятьдесят тому назад при разрытии одного кургана в Минусинском селе.


Во время войны царя Алексея Михайловича с Польшею в Сибирь было послано много пленных поляков и литовцев, а с ними отправлены и колокола. Некоторые из "пленных" колоколов привезены были даже в Енисейск. Но война с Польшею кончилась и вследствие Андрусовских договоров, по царскому указу, пленники, одушевленные и неодушевленные, потянулись обратно в свои прежние места. Впрочем, нет сомнения, что как многие из литовцев и поляков добровольно остались в Сибири и после поступили то в городовые, то в линейные казаки, так и колокола, по крайней мере, некоторые, не возвратились на родину (См. "Историческое обозрение Сибири" Словцова, кн. I, с. 198).


"Ссыльных" колоколов, кроме известного Углицкого, что висит в г. Тобольске, существует тоже несколько; по большей части они присланы в отдаленнейшие монастыри благочестивыми, но гневными царями.