Живые церковные колокола

Николай Шувалов влюблен в свое дело. К церковным колоколам он относится трепетно, как к живым существам. Не зря же русский человек испокон веков уподоблял колокол человеку. Его звон - глас, есть у церковного колокола язык, уши, плечо, тело, губа и даже корона. Колокольный звон - это весть, знак, глас, обращенный ко всему народу.


Николай Шувалов убежден, что по истории колоколов можно изучать историю России. В смутные времена, в войны колокола не отливали, в тяжелые времена их уничтожали и даже ссылали. В сказании об убиенном царевиче Димитрии говорится, что душегубы, совершив злодеяние, сами вскричали великим гласом.


«И услыша шум, мати его государя царевича и великая княгиня Мария Федоровна, прибегла и, видя царевича мертва, взяла тело его, отнесла к церкви Преображения Господня и повелела государыня ударити звоном великим по всему граду, и услыхал народ звон велик и страшен, яко никогда не бысть такова, и стекающеся все народы от мала до велика...» Колокол был назван главным возмутителем народа угличского и приговорен к ссылке в Тобольск. Над ним учинили казнь - вырвали язык, отрубили ухо и сослали.


Настоящий ссыльный колокол погиб в Тобольске при пожаре, но угличане не зная этого, продолжали хлопотать о возвращении их святыни на родину. На протяжении 40 лет шла тяжба за возвращение церковного колокола, и когда он наконец возвратился на родину, в Угличе царило великое торжество.