Дома славян

Итак, строительство дома. Оно было для древних славян исполнено глубочайшего религиозного смысла, ведь человек при этом уподоблялся Богам, создавшим Вселенную. Он тоже строил свой мир, создавал из разрозненных частей и на пустом месте что-то новое, чего не было в природе. Не лишним будет упомянуть и о жертвоприношениях, которые иногда совершались в начале строительства. Так вот, по некоторым представлениям, из души жертвенного животного и возникал Домовой. По другим легендам, Домовой рождался из душ деревьев, срубленных и использованных для строительства. Согласно народным верованиям, у Домовых бывали и жёны, и ребятишки: стало быть, Домовой для нового жилища мог появиться на свет и “естественным путём”. Впрочем, в некоторых случаях - например, если заново строились после пожара - на новое место брали с собой прежнего Домового. Не оставлять же его на развалинах, чтобы он плакал там ночами, пугая прохожих. Домового с угощением и уговорами переносили в стоптанном лапте или на лопате, которой сажали в печь хлебы. Домовой устраивался жить в подполе, под печью (позже, когда появились потолки, он облюбовал ещё и чердак). Обычно его представляли себе в виде маленького старичка, похожего лицом на главу семьи, только заросшего до глаз волосами и с коготками на мохнатых лапах. По нраву же Домовой - идеальный домохозяин, вечный хохотун, хлопотун, зачастую ворчливый, но в глубине души заботливый и добрый.

Люди всегда старались поддерживать с ним хорошие отношения, не забывали обратиться к “дедушке-суседушке” с ласковым словом, оставить немного вкусной еды. И тогда тот платил добром за добро: ухаживал за скотиной, помогал содержать дом в порядке, предупреждал о грозящем несчастье - скажем, мог разбудить ночью. Прежде чем войти в заброшенный дом или в лесную избу-зимовье, надо хотя бы мысленно попросить разрешения у её домового: “Хозяин, хозяин, пусти переночевать!” И тогда домовой, обрадованный вниманием, защитит гостя от любой нечисти, промышляющей в ночи. Если же не уважить, обидеть чем-нибудь душу избы, сварливый маленький хозяин будет строить всякие пакости, покуда не повинишься, не помиришься с ним. Домовой - самое доброе среди множества других маленьких божеств. А уже за порогом избы “свой” мир становится всё более “чужим” и враждебным. Там подстерегают человека Дворовый, Овинник, Банник… В лесу же прячутся Лешие, Лисунки и маленькие Лешачата. Как и к любому живому существу к ним нужен ласковый подход.

По всей видимости, именно из этого стремления жить в согласии с миром, дабы не гневить духов берут свои истоки русская неконфликтность и гостеприимство. Всё дело здесь опять-таки в своём и чужом, в пересечении границ между мирами. Гость является с “чужой” стороны: откуда знать хозяину, кто он таков? Кто подтвердит ему, что этот человек доброжелателен, что он вообще - человек? Известно же, как ловко умеют притворяться людьми разные мифические вещества, зачастую опасные. Уж лучше их не гневить…

Вот пример из легенды: ненастной ночью в избу просится незнакомец, озябший и вымокший. Его впускают, дают обсушиться, радушно усаживают к столу. Утром оказывается, что это был… Леший. “Пусть коровы ходят в мой лес без пастуха, - прощаясь, говорит он человеку. - Ни один зверь не обидит”. А что было бы, не прояви люди гостеприимства? Но даже если на пороге стоит самый настоящий человек, и при том, не имеющий ни малейшего отношения к чародейству, всё равно ссориться, обижать его опасно. Древние верили: обида и гнев создают вокруг человека нечто вроде сильного и очень вредного энергетического заряда. Куда, в кого “выстрелит” этот заряд, предугадать невозможно.

У многих народов подобные верования со временем позабылись, превратившись из религиозных запретов и норм - в нравственные. “Вольный на язык, умеющий навек прилепить ядрёное прозвище, для насмешки не упускающий самого мелкого повода, россич во многом и ограничен. Права рода, власть старших и отцовско-материнская, предки, могилы, боги, женская честь, мужская доблесть - с ними не шутят. За глупое слово тут же накажут, и больно, не скоро забудешь.” (В.Д. Иванов, “Русь изначальная”, стр.33)