Добро и зло

В мире существует три принципа - промысел (сверхмирный Бог), свобода (человек), судьба, рок (природа).

Наибольшая трагедия есть страдание от доброго, а не от злого, есть невозможность оправдать жизнь в критерия добра и зла. Голгофа есть трагедия трагедий потому, что был распят невинный человек. Трагедия и есть прорыв по ту сторону добра и зла.

Бог-Творец сотворил человека по образу и подобию своему и призвал его к свободному творчеству, а не к формальному повиновению своей воле. Свободное творчество и есть ответ твари на призыв Творца. И творческий подвиг человека есть исполнение сокровенной воли Творца, который и требует свободного творческого акта.

Лишь в Христе разрешается парадокс отношения Творца и твари. Это и есть сущность христианства.

Грехопадение. Возникновение добра и зла.

Добро и зло возникли одновременно, добро существует лишь на различии и отделении от него зла.

Рай представлялся как блаженная жизнь, в которой космос был в человеке, а человек - в Боге.

В раю не все было открыто человеку и незнание было условием райской жизни, это - царство бессознательного.

И в отпадении от райской гармонии, от единства с Богом, человек начал различать и оценивать, вкусил от древа познания и добра и зла, стал по сю сторону добра и зла, он предпочел горечь различия и смерть райской жизни в невинности и незнании.

Когда я познаю добро и зло, делаю их оценку, я теряю невинность и целостность, изгоняюсь из Рая.

Но само познание есть положительное благо, обнаружение смысла - ответ на Божий призыв творить.

Сознание есть мучительное раздвоение, оно причиняет боль. Но человек может идти к Раю через несчастье и боль, через опыт зла.

Но существует другая точка зрения: зло и добро находится в руках Божьих, но тогда зло нужно для достижения добра, что не хочет признавать теология.

Зло есть возврат к небытию, отказ от миротворения, но в то же время оно вызывает высшую творческую силу добра для своего преодоления. Свобода зла есть добро, и без свободы зла не было бы свободы добра.

Познание добра и зла отравило человека, поэтому его страх перед Богом есть страх перед самим собой, перед бездной небытия.

Бог есть сверх-добро, в нем не может быть зла, а человек призван не толбко исполнять добро, но и творить его, создавать новые ценности.

Надчеловеческого и внечеловеческого идеального добра и идеальных ценностей, неподвижных и вечных, не существует. Есть динамика творческих даров и ценностей, и в динамике этой продолжается миротворение.