Музыка в стихах

В стихотворениях раннего периода (1910-20-е годы) слово «музыка» в текстах практически не встречается, а при употреблении слово ставится поэтом в контекст, исключающий возможность широкого толкования. Более того, музыка явно лишается божественности и сводится с небес на землю. В поздний период (30-е годы и позднее) слово «музыка» – частый гость ахматовских строчек. Музыка прежде всего толкуется как искусство звука несмотря на усложнившееся значение.

Теперь она стоит в одном ряду с вещами, неспособными утолить «ту жажду, что приходит раз в столетье», в частности «с водкою кабацкой». То, что музыка включена Ахматовой в стихотворении «Из исповеди» в ряд чужеродных ей явлений, ещё раз указывает на разницу в представлениях о ней Ахматовой и символистов. Музыка – одно из явлений мира, не претендующее на то, чтобы быть его сущностью; это ценность в ряду других ценностей, высокая, но не высшая. И всё-таки сохранившая за собой способность заставить человека переживать исключительные моменты, неповторимые состояния души:

В ней что-то чудотворное горит,
И на глазах её края гранятся.
Она одна со мною говорит,
Когда другие подойти боятся.
Когда последний друг отвёл глаза,
Она была со мной в моей могиле
И пела словно первая гроза
Иль будто все цветы заговорили.

В ряду звуковых явлений музыка занимает примерно такое же положение. Ахматовские перечисления и сравнения отличаются от символистских особой осторожностью. Они лишены прямого отождествления. Сравните робкое «или» Ахматовой с уверенным «так» А. Белого и с ещё более решительным тире у Бальмонта. В.М. Жирмунский писал об ахматовских сравнениях, что они лишены «метафорического отождествления, характерного для символизма…

Сравнения вводятся и словами будто, как будто, как бы, словно, ещё более расширяющими дистанцию между сопоставляемыми предметами…они как бы подчёркивают, что самый акт сравнения является результатом художественной рефлексии».