Природа политического лидерства

Лидерство присуще различным формам социально-политической организации. Что же непосредственно лежит в его основе? Какова природа этого феномена? Почему одни люди становятся лидерами, а другие довольствуются ролью исполнителей воли лидера?

На этот счет в современной политологии несколько теорий. Прежде всего, это теория черт. Она создавалась на основе выявления качеств, присущих идеальным лидерам - героям. Суть этой теории состоит в объяснении феномена лидерства выдающимися качествами личности - превосходящие интеллектуальные дарования доставляют личности выдающееся положение, рано или поздно приводящее к лидерству. Среди черт, присущих политическому лидеру, обычно называют острый ум, твердую волю, кипучую энергию, незаурядные организаторские способности, умение нравиться людям, компетентность и, особенно, готовность брать на себя ответственность. К обязательным качествам современных политических лидеров в демократических странах все чаще добавляют фотогеничность, внешнюю привлекательность и ораторские способности.

Для проверки теории черт были проведены конкретные исследования. Они в значительной мере опровергли эту теорию, т. к. оказалось, что при детальном анализе, индивидуальные качества лидера почти полностью совпадают с полным набором психологических и социальных признаков личности вообще. Кроме того, в некоторых сферах деятельности, прежде всего в области предпринимательства, высокие интеллектуальные и моральные качества являются скорее препятствием для занятия лидирующих позиций, чем условием успеха. На протяжении многих лет, а часто и всей жизни, многие выдающиеся способности людей оказываются невостребованными, не находят применения.

Все это вовсе не означает полного отрицания теории черт. Очевидно, что для занятия лидирующих позиций в условиях политической конкуренции действительно нужны определенные психологические и социальные качества. Однако их набор значительно варьирует в зависимости от исторической эпохи и особенностей конкретного государства. Даже в наши дни, личностные качества, дающие шансы на политический успех, существенно отличаются, например, в Европе и на Ближнем Востоке. К тому же, во многих, главным образом недемократических государствах, политическими лидерами часто становятся заурядные, серые личности, не обладающие яркой индивидуальностью.

Учет всего этого породил вторую волну теории черт, или ее факторно-аналитическую концепцию. Она различает чисто индивидуальные качества лидера и характерные для него черты поведения, связанные с достижением определенных политических целей. Между этими двумя группами свойств лидера могут быть существенные различия. Их можно проиллюстрировать на примере Ленина. Его индивидуальные черты, проявляющиеся в отношениях с близким окружением, никак не выказывали в нем жестокого деспота, жаждущего насилия и равнодушного к страданиям людей. Однако его упорство и даже одержимость в стремлении к достижению утопической по своей сути цели коренного переустройства общества на коммунистических началах, сделали из него диктатора, отрицающего общечеловеческие нормы морали и не останавливающегося ни перед какими преступлениями (приказы о массовых расстрелах ни в чем не повинных людей - заложников) ради удержания большевиками власти.

Факторно-аналитическая концепция вводит в теорию лидерства понятие целей и задач, связанных с определенной ситуацией. В результате взаимодействия индивидуальных качеств лидера и стоящих перед ним целей, вырабатывается стиль его поведения (стиль лидерства), составляющий его «вторую природу». Стиль и целевая ориентация лидера несут на себе отпечаток конкретных социальных обстоятельств.

Идею зависимости лидерства от определенных социальных условий развивает и обосновывает его ситуационная концепция. Она исходит из относительности, флюидности и множественности феномена лидерства. Лидер, по этой теории - функция определенной ситуации. Именно сложившиеся конкретные обстоятельства определяют политического лидера, детерминируют его поведение и принимаемые им решения. Так, например, ситуация в исламском Иране неизбежно отвергнет политиков европейского или американского склада. Точно так же и религиозный лидер-пророк не сумеет проявить себя на политической арене Запада. Таким же образом, требования к лидеру значительно различаются и в зависимости от того, находится ли данное государство в состоянии кризиса или развивается стабильно.

С точки зрения ситуационного подхода, лидерские качества относительны. Один человек может проявить черты лидера на митинге, другой - в повседневной политико-организационной работе, третий - в межличностном общении и т. п. В целом же, лидеров отличают главным образом, готовность взять на себя ответственность за решение той или иной задачи и компетентность.

Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуальных качеств личности, однако не абсолютизирует их, а отдает приоритет в объяснении природы политического лидерства требованиями объективных обстоятельств. На основе этой концепции, подтверждаемой эмпирическими исследованиями, был получен вывод, что в современном западном обществе большие шансы на успех имеет беспринципный человек, ориентирующийся на политическую конъюнктуру. Однако такие выводы, как и ситуационная теория в целом, подтверждаются, далеко не полностью, поскольку ограниченность этой теории состоит в том, что она недостаточно отражает активность лидера, его способность переломить ситуацию, раньше других заметить новые прогрессивные тенденции и возможности их использования и заблаговременно решить острые социально-политические проблемы.

Уточнением, развитием и качественным обогащением ситуационной теории, явилась теория, объясняющая феномен лидера через его последователей и конституентов. По этой теории, именно последователь воспринимает лидера, воспринимает ситуацию и в конечном счете принимает или отвергает лидерство.

Достоинством такого подхода к лидерству является рассмотрение его как особого рода отношений между руководителем и его конституентами, выступающих в виде цепочки взаимосвязанных звеньев: конституенты - последователи - активисты - лидер. Лидер и его конституенты составляют единую систему. В современной политологии круг конституентов лидера понимается достаточно широко. В него включаются не только политические активисты и все достаточно четко определившиеся приверженцы (последователи) лидера, но и его избиратели, а также все те, кто взаимодействует с ним, оказывает на него влияние. Анализ конституентов во многом позволяет понять и предсказать политическое поведение лидера, предвидеть принимаемые им решения.

В формировании и функционировании отношений «лидер - конституенты», особенно велика роль политических активистов. Именно они достаточно компетентно оценивают его личные качества и возможности, организуют кампании в его поддержку, выступают «приводным ремнем», связывающим его с массами, т. е. «делают» лидера. Именно через конституентов проявляется воздействие на политику господствующей политической культуры.

В демократическом государстве претенденты на лидирующие должности могут рассчитывать на успех лишь в случае совпадения их имиджа с ожиданиями большинства народа. Это наглядно проявилось на выборах на первый срок президента РФ Б. Н. Ельцина. В условиях глубокого разочарования российского населения различного рода привлекательными обещаниями, столь изобилующими в коммунистическую эпоху, большинство людей строило свой политический выбор не на программах кандидатов, а на оценке их личных, и прежде всего нравственных качеств, а также их отношения к достаточно непопулярной номенклатурной элите. Смелой критикой партийного руководства, решительным отказом от номенклатурных привилегий, активными действиями против коррумпированных партийно-государственных бюрократов, вниманием к простым людям, Ельцин сумел создать у многих людей образ смелого, честного, справедливого и решительного человека, что в конечном счете и предопределило его победу на выборах.

Имея немалые достоинства, трактовка лидера как выразителя интересов конституентов (последователей), как и его ситуационная интерпретация, плохо работает при объяснении инноваций, самостоятельности и активности лидера. История свидетельствует, что некоторые весьма важные свойства руководителей идут в разрез с интересами и ожиданиями приведших их к власти социальных слоев и сторонников.

Так было, например, в России, когда в октябре 1917 г. большевики, используя популярные, общедемократические лозунги: «Мир - народам», «Земля - крестьянам», «Фабрики - рабочим», «Власть - Советам», добились политического лидерства, а затем, быстро забыв о своих обещаниях, превратили собственных конституентов в объект огромного и чудовищного социального эксперимента.

Об этом свидетельствует и деятельность Сталина, который примерно за полтора десятилетия своего господства почти полностью уничтожил большевиков, ранее приведших его к власти, а заодно и свыше половины членов собственной партии.

Эти и многие другие факторы свидетельствуют, что взаимодействие лидера и его конституентов следует рассматривать как обоюдонаправленное, с двусторонним движением. Причем лидеры могут в значительной мере менять свою социальную опору. Самостоятельность лидера по отношению к конституентам прямо зависит от характера политического строя, от степени концентрации власти в руках руководителя и от политической культуры общества в целом. Наибольшие возможности для субъективистской и волюнтаристской политики, имеют лидеры в авторитарных и тоталитарных политических системах, где они могут порою поставить под угрозу существование всей нации. Так действовали и А. Гитлер и С. Хусейн, а в определенной мере и Ф. Кастро, провозглашая лозунг «Социализм или смерть».

Природа политического лидерства достаточно сложна и не поддается однозначной интерпретации. Пояснить его субъективные механизмы помогают психологические концепции, и в частности, психоаналитическое объяснение лидерства. Как считает основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд, в основе лидерства лежит подавленное либидо - преимущественно бессознательное влечение сексуального характера. В процессе сублимации оно проявляется в стремлении к творчеству, и в том числе к лидерству. У многих людей обладание руководящими позициями выполняет своего рода компенсаторные функции, позволяет подавлять или преодолевать различного рода комплексы, чувство неполноценности и т. п.

Определенные психологические потребности отражает и подчинение лидеру. Субъективное принятие лидерства закладывается еще в детстве, когда ребенок нуждается в покровительстве и авторитете родителей. И в этом смысле авторитет руководителя государства подобен авторитету отца семейства.

Заметный вклад в развитие психоанализа внесли ученые Э. Фромм и Т. Адорно. Они выявили тип личности, предрасположенный к авторитаризму и стремящийся к власти. Такая личность формируется в нездоровых общественных условиях, порождающих массовые неврозы и стремление человека убежать от всего этого в сферу господства или подчинения. Для авторитарной личности власть является психологической потребностью, позволяющей избавиться от собственных комплексов, посредством навязывания своей воли другим. Обладание безграничной властью над другими, их полное подчинение, доставляют такому человеку особое наслаждение. Оно является формой своеобразного садизма. Одновременно авторитарная личность имеет и мазохистские черты, поскольку при столкновении с превосходящей силой, она восхищается и поклоняется ей. Слабость же других вызывает у нее презрение и желание унизить их.

Такой тип поведения в психологическом смысле является проявлением не силы, а слабости. Авторитарная личность, не имея подлинной силы, пытается убедить себя в обладании ею с помощью господства над другими. Такая личность иррациональна, руководствуется в первую очередь эмоциями и не терпит равенства и демократии. Она воспринимает всех других людей, мир в целом, сквозь призму отношений «силы - слабости».

Эмпирические исследования, подтвердили реальное существование авторитарного типа личности, выявили ее некоторые новые черты. В целом же это направление психоанализа значительно расширило представления о психологических мотивациях стремления к лидерству, хотя оно, конечно же, не исчерпывает все типы таких мотиваций.

Совокупность различных интерпретаций политического лидерства позволяет увидеть его разнообразные стороны, аспекты, однако еще не дает целостной картины этого феномена. Попытку решить эту задачу, осуществив комплексное исследование лидерства, представляет его интерактивный анализ. Он учитывает четыре главных момента лидерства: черты лидера; задачи, которые он призван выполнять; его последователей и конституентов; систему их взаимодействия; механизм взаимоотношения лидера и его конституентов. И все же, создать единую универсальную концепцию лидерства, по всей вероятности, невозможно, поскольку само это явление чрезвычайно многообразно по своему проявлению и функциям, зависит от исторических эпох, типов политических систем, особенностей лидеров и их конституентов и других факторов.