Журналы ЁЖ и ЧИЖ

В 20-30-е годы в нашей стране была создана разветвленная сеть детских газет и журналов, перед которыми стояла задача, не имевшая аналогов в практике мирового общежития, - формировать мировоззрение человека нового советского типа, эффективно влиять на развитие личности будущих строителей общества социальной справедливости.

В 1922 г. создается пионерская организация. С этого времени начинается эпоха детских пионерских журналов, иные не предусматривались. Создатели журналов смотрели на ребенка, прежде всего как на будущего строителя коммунизма, стремились с детства привить верность идеям правящей партийно-коммунистической верхушки.

В 1922 г. в Москве и 1923г. в Петербурге вышли два однотипных журнала Юные товарищи и Барабан, посвященные организаторским вопросам пионерского движения. Это были первые советские общественно-политические журналы для детей. Просуществовали они около года, основная тематика - организационные вопросы пионерского движения.

Сегодня журнал Ёж можно заказать - печать по требованию: ЁЖ (аббревиатура от Ежемесячный Журнал) — регулярный журнал для школьников пионерского возраста, выпускавшийся в СССР детским отделом Ленгиза с 1928 года по 1935 год. Выходил один или два раза в месяц. Авторами литературных материалов были Б. Житков, М. Зощенко, Е. Шварц, Н. Олейников, участники литературной группы ОБЭРИУ: Д. Хармс, А. Введенский, Н. Заболоцкий. Главный консультант и идеолог журнала — С. Я. Маршак. С 1930 года выпускался с приложением ЧИЖ, ориентированным на дошкольников. Тираж варьировался от 30 до 125 тысяч экземпляров.

Многочисленные периодические издания того времени - «Юный Спартак», «Ленинские искры», «Пионер», «Барабан», «Новый Робинзон», «Дружные ребята» и многие другие - выполняли грандиозный заказ времени с пылом, который бывает сродни лишь эпохам великих революционных преобразований.

Тем не менее, выдержать конкуренцию с ленинградскими журналами «Еж» (19281935) и «Чиж» (1930-1941) не в состоянии было ни одно детское периодическое издание тех лет. Более того, писатель Николай Чуковский утверждал даже, что «никогда в России, ни до, ни после, не было таких искренне веселых, истинно литературных, детски озорных детских журналов»

Авторский состав будущих «Чижей» и «Ежей» формировался вокруг детского отдела государственного издательства (ГИЗ) в Ленинграде. Он был создан в 1924 г. по инициативе К. И. Чуковского. Официальным его заведующим значился С. Н. Гусин - человек «начисто лишенный юмора и литературных дарований», а неофициальным «властителем» (главным консультантом) стал С. Я. Маршак, благодаря которому к концу 20-х годов здесь было сосредоточено уникальное по своему составу созвездие писателей и художников. В первые годы своего существования отдел меньше всего был похож на государственное учреждение, а скорее напоминал литературную студию, где вырабатывались, утверждались и претворялись в жизнь принципы новой литературы для детей; Летописцы эпохи неизменно вспоминают радостную атмосферу творчества, царившую в «Академии Маршака». Любой посетитель пятого этажа Дома книги на Невском проспекте, где она размещалась, мог стать свидетелем, а чаще всего участником неожиданно комичной сцены, веселого розыгрыша, а иногда даже целого представления. В «Академии» неумолкаемо звучали импровизированные шутки, пародии, эпиграммы, рождались гениальные и дерзновенные замыслы. «Весь этот пятый этаж ежедневно и в течение всех служебных часов сотрясался от хохота. Некоторые посетители детского отдела до того ослабевали от смеха, что, покончив свои дела, выходили на лестничную клетку, держась руками за стены, как пьяные», - вспоминал сотрудник редакции Н. Чуковский. Как ни странно, подобная атмосфера не только не препятствовала делу, которому служили соратники Маршака, а наоборот, повышала трудовые показатели всех сотрудников веселого цеха. День ото дня, упражняя свою фантазию, воображение и остроумие, писатели и художники поддерживали в себе высочайший творческий тонус, приобретали уникальные профессиональные качества, необходимые создателям веселой детской книги.

К этому времени относится также и идея создания нового «Ежемесячного журнала» (сокращенно - «Еж»). Журнал был рассчитан на аудиторию среднего школьного возраста - пионеров. К сотрудничеству в «Еже» Маршак привлек писателей, составивших авторскую группу журнала «Воробей» (в последний год издания - «Новый Робинзон»), выходившего с 1923-1925 гг. в Петрограде. На страницах «Воробья» и «Нового Робинзона» впервые увидели свет многие произведения Б. Житкова, В. Бианки, М. Ильина, Е. Шварца, Н. Олейникова, Е. Верейской. Наиболее смелым и удачным из многочисленных «селекционных» опытов Маршака, результатом которых почти всегда было открытие новых даровитых авторов, стал опыт приглашения в детский отдел (а затем - в журналы) лидеров молодой, но уже опальной литературной группы «ОБЭРИУ» - Д. Хармса, А. Введенского, Н. Заболоцкого. Патриарх детской литературы безошибочно уловил в «заумной» поэзии «обэриутов», продолжавших в своем творчестве традиции В. Хлебникова и А. Туфанова, качества, способные обогатить литературу для детей: искренность чувств, свежесть ритмов, склонность к причудливому словотворчеству, нестандартное мышление. Вскоре «обэриуты» действительно стали ведущей силой в детской литературе.

Участие поэтов-обэриутов в «Чиже» и «Еже», конечно, бросало тень на сами журналы, вызывало подозрительное отношение к ним по части идеологии. Они просматривались буквально на просвет. Кампания против них началасьв «год великого перелома» - совпадение, вряд ли нуждающееся в комментариях, - когда появились разгромные статьи, осуждавшие игровую поэзию и сказки (печально знаменитая «борьба с чуковщиной»). Осуждены были издательства, которые «выпускают нелепые, чудовищные вещи, вроде «Во-первых» Д. Хармса, которые ни по формальным признакам, ни, тем более, по своему содержанию, ни в какой мере не приемлемы».

Вполне понятно, что после ареста обэриутов все без исключения их детские книги попали в запретительные списки Главлита и были уничтожены (если не считать несколько экземпляров, сохранившихся в библиотечных училищах - спецхранах крупнейших библиотек).

Из-за огромной занятости в детском отделе Маршак не смог взять на себя руководство новым журналом, а ограничился лишь функциями консультанта-наблюдателя. Главными редакторами и создателями «Ежа» стали молодые талантливые литераторы Н. Олейников и Е. Шварц, творческие судьбы которых пересеклись еще в начале 20-х годов в редакции журнала «Забой» (г. Бахмут Донецкой губ.) и которых связывала большая личная дружба.

Николай Макарович Олейников (1898-1937) - коммунист, участник гражданской войны - в 1905 г. приехал, в Петербург с юга России с намерением поступать в Академию художеств. За его плечами уже имелся солидный опыт работы журналистом и редактором, проявил он себя и как талантливый организатор: был одним из главных учредителей первой писательской организации Донбасса «Забой». С 1926-1928 гг. он плодотворно работал в столичных журналах, занимался организацией радиовещания для детей, издал две детские книги - «Кто хитрее» и «Боевые дни» (обе - в 1927 г.).

Не меньшим опытом к этому времени обладал и его соратник - Евгений Львович Шварц (18961958). До прихода в редакцию детского отдела, он несколько лет работал профессиональным актером в Ростове-на-Дону, сотрудничал в газете «Всероссийская кочегарка» (г. Артемовск), занимал пост ответственного секретаря в журнале «Ленинград». Активно печататься Шварц начал с 1925 г. - издал несколько книг для детей, наибольшую известность, из которых получили «Война Петрушки и Степки Растрепки» и «Рассказ старой балалайки» (обе - в 1925 г.). Благодаря совместным усилиям этих двух талантливых людей: Н. Олейникова (неутомимого изобретателя, юмориста, «заводилы») и Е. Шварца (блестящего рассказчика, фантазера и импровизатора) в редакции журнала воцарилась творческая и радужная обстановка, близкая по духу веселой «Академии Маршака».

Первый номер журнала «Еж» (орган Центрального бюро юных пионеров) пришел к читателям в феврале 1928 г. С самого начала своей деятельности редакция выработала привычку говорить со своими читателями как с равными - непринужденно и весело, без скучных нравоучений и сюсюканья. Создатели журнала предпочитали о серьезном говорить весело, о сложном - доступно, ценили в человеке активную жизненную позицию и 1 всеми имеющимися средствами воспитывали таковую у своих читателей. Не забывали они и о возрасте тех, кому адресовался их журнал, поэтому подписчики «Ежа» никогда не знали что такое однообразие, монотонность и скука. Открываясь, как правило, веселыми стихами или интересным рассказом, хитроумный «Ежик» до самой последней страницы умел удержать внимание своих «ежат».

В числе самых активных и деятельных сотрудников журнала с момента его основания был Даниил Иванович Хармс. В 1928 г. он печатался почти в каждом номере «Ежа», опубликовав на его страницах наиболее известные свои произведения: стихи «Иван Иваныч Самовар» (№ 1), «Иван Топорышкин» (№ 2), сказку про великанов «Во-первых и во-вторых» (№ 11), рассказ «О том, как старушка чернила покупала» (№ 12) и др. R 19281929 гг. герой стихотворения Хармса «Иван Топорышкин» стал постоянным персонажем журнала. От имени Топорышкина, которого художник Б. Антоновский изображал внешне похожим на автора-создателя, в журнале печатались всевозможные хитроумные изобретения: куртка с музыкальными пуговицами, не сдуваемая ветром шляпа и т. п. Много изобретательности и юмора проявил Хармс и в периоды подписных кампаний «Ежа», сочиняя для них уморительные рекламы и объявления. Остроумные, задорные произведения Хармса вызывали у читателей «Ежа» бодрое, оптимистическое видение мира, активизировали его мышление, развивали находчивость и воображение. Творчество Хармса, органически связанное с народной комикой, заставляло читателя по-новому воспринимать звучание родного языка, приоткрывало перед ним богатства его ритмов и красок. Своим самобытным творчеством Хармс внес неоценимый вклад в веселые жанры отечественной детской литературы, продолжил и умножил традиции К. Чуковского и С. Маршака.

С 1928 г. журнал начинает публикацию серии остросюжетных и веселых репортажей о приключениях Макара Свирепого - «единственного писателя, который сочиняет свои произведения, сидя верхом на лошади». Образ этого отважного всадника и любознательного путешественника - плод фантазии Н. Олейникова. Он стал любимым героем детворы довоенного времени.

Неожиданным и приятным открытием для первых читателей журнала стали также стихи А. Введенского, Н. Заболоцкого и совсем еще юного поэта Ю. Владимирова.

В конце 20-х - начале 30-х годов творческая группа журнала подверглась жесточайшей и несправедливой критике. Авторы многочисленных статей (как правило, низкого теоретического уровня) считали своим долгом оградить пролетарского ребенка от «классово чуждых влияний» в детской литературе, объявили войну «перевертышам» и «чепушинкам». Под обстрел критики попали сказки К. Чуковского и С. Маршака, детская поэзия «обэриутов», все то, что было связано с веселыми жанрами в творчестве для детей.

Практически эти журналы всегда находились под подозрением. «Аполитичные», «безыдейные» названия журналов вызывали раздражение. Уже первые выпуски журнала «ЕЖ» подверглись организованной критике. Само за себя говорит, например, название одной из статей, появившихся после первого номер: «Как «ЕЖ» обучает детей хулиганству Е. Двинского («Комсомольская правда», 1928. 24 апреля).

В начале 30-х гг. журналы привлекли настороженное внимание самого Главлита, постоянно бомбившего ленинградскую цензуру циркулярами и напоминаниями такого рода: «Обращаем внимание на журнал «ЕЖ»: недостаточно тщательное редактирование, натуралистические сценки и т. д. Политконтролю необходимо добиться через редакцию очищения журнала от указанных дефектов, особенно недопустимых в детской литературе».

Цезоры внимательно следили за так называемым «нежелательны контекстом». Обнаружен он был. в частности, в 12-м номере «Чижа» за 1935.: «этом номере журнала, - доносит цензор, - редакция помещает стихотворение, посвященное т. Кирову, и его портрет. Политической нетактичностью редакции является совмещение материала с иллюстрацией на обложке - веселой манифестацией героев «Чижа» за 1935 г».

В результате обложка журнала заменена: на ней размещены «нейтральные» в политическом отношении рисунки (сценка зимних детских игр, фигурки животных и т. п.), поскольку на первой странице действительно помещен траурный портрет Кирова и стихотворение, посвященное «прощанию» с ним, принадлежащее перу «Игоря Соколова, 9 лет».

В 1931-1932 гг. детские газеты и журналы публиковали в основном материалы, связанные с развитием промышленности и сельского хозяйства нашей страны, а также материалы, посвященные различным политическим событиям в мире. Публицистические и документальные жанры настолько разрослись и укоренились в детской периодике, что практически вытеснили другие, более близкие ребенку жанры. Причем, качество подобного рода публикаций оставляло желать лучшего - написанные сухим, скучным языком, они представляли собой чаще всего нагромождение множества малодоступных пониманию ребенка событий и фактов. Номера «Ежа» за эти годы от первой до последней страницы также были отданы под самые злободневные темы, выдвинутые временем. Однако их публицистика по своему качеству существенно отличалась от продукции других изданий. Ярко и убедительно со страниц «Ежа» звучали и «Война с Днепром» С. Маршака, и очерки М. Ильина о первой пятилетке, и пламенные корреспонденции Б. Житкова, и нестандартные публицистические работы Н. Олейникова, Л. Савельева, Е. Шварца, С. Безбородова, В. Кетлинской, С. Бочкова. Их авторы, как и все, говорили со своими читателями о сложнейших вопросах современности и о задачах, стоящих перед юными пионерами, но делали это не педантично и декларативно, без трескотни и ложного пафоса, а увлеченно и страстно.

Интереснейшими сюжетными и композиционными находками, юмором, искренностью чувств наполнено публицистическое творчество Н. Олейникова. С его именем связано возникновение в советской литературе нового жанра - художественной публицистики для детей. Таковыми были очерки Олейникова «Сколько тебе лет?» (Еж. - 1928. - № 2), «Праздник» (Еж. - 1928. - № 3), «Учитель географии» (Еж. - 1928. - № 10). Впервые отказавшись от традиционного освещения юбилейных - «календарных» - дат, писатель создал на заданные темы полнокровные, сюжетно и композиционно законченные литературные произведения. Кроме того, Олейников стал первооткрывателем еще одного нового явления в детской литературе - жанра политического фельетона. Начало этому жанру положили его очерки, посвященные политическим событиям за рубежом: «Прохор Тыля» (Еж. - 1928. - № 4), «Отто Браун» (Еж. - 1928. - № 5) и др.

Подлинно новаторским явилось также и творчество М. Ильина. Классикой стали очерки Ильина о первой пятилетке: «Тысяча и одна задача», «Цифры-картинки» (Еж. - 1929. - № 10), «По огненным следам» (Еж. - 1930. - № 1), «Новый помощник» (Еж. - 1930. - № 8), «Перестройка пустыни» (Еж. - 1934. - № 5), «Живая карта» (Еж. --1934. - № 11) и др. Сначала это были всего лишь подписи к картинкам о недавно принятом пятилетнем плане. Постепенно, шаг за шагом продвигая читателя вперед, писатель конкретизировал эти понятия, на понятных ребенку примерах раскрывал суть сложных явлений. О чем бы ни шла речь в очерках М. Ильина, маленький читатель всегда чувствовал себя не сторонним наблюдателем, а активным участником описываемых событий - сопереживал им, размышлял над возникшими проблемами, вместе с автором пытался найти единственно верные пути их устранения; кроме того, он всегда получал много попутных сведений, полезных и занимательных.

Не были одноплановыми и такие находки редакции, как «Карта с приключениями» (вел Е. Шварц), публиковавшаяся почти в каждом номере журнала. Наличие этой постоянной рубрики позволяло редакции оперативно откликаться на все значительные события в стране и за рубежом, включая их в маршрут увлекательных похождений отважного всадника Макара Свирепого.

В январе 1930 г. вышел первый номер детского журнала «Чиж», адресованный читателям младшего возраста. Первоначально он выходил как приложение к «Ежу», но затем приобрел статус самостоятельного издания. «Чрезвычайно Интересный Журнал» - так раскрывалась аббревиатура нового журнала. Желание авторов «Ежа» обратиться к аудитории более младшего возраста было оправданным и закономерным. Оно совпадало с их педагогическими взглядами, учитывающими возрастные особенности читателей - их постоянный рост, развитие и взросление. Создание же нового журнала позволяло осуществить преемственность между разными возрастными группами читателей.

С 1932-1937 гг. редакцией «Чижа» заведовала Нина Владимировна Гернет. «Редакция была веселая, - вспоминает она. - Писатели и художники приходили, как домой, сидели весь день, рассказывали, читали, придумывали, устраивали литературные розыгрыши и мистификации. Нам, сотрудникам редакции, заниматься непосредственно журналом было почти невозможно. Но мы ловили стихи, темы, мысли, которые могли пригодиться журналу; работали, когда проголодавшиеся писатели уходили обедать»..

В 1933-1934 гг. «Чижу» и «Ежу» удалось возродить традиции «веселых» журналов, от которых они вынуждены были отступить в начале 30-х годов, и вновь, захозяйничало на их страницах веселое содружество писателей и художников. В эти годы Д. Хармс работает над созданием цикла рассказов о профессоре Трубочкине, придумывает комиксы о похождениях «Умной Маши». Профессор Трубочкин, остроумнейшим образом отвечавший на вопросы читателей, и «Умная Маша», всегда умевшая найти простой выход из самых затруднительных положений, очень полюбились детям и тоже стали постоянными, переходившими из номера в номер персонажами. Почти в каждом журнале публиковались веселые, без тени фальшивой простонародности, раешники Е. Шварца. Немало жизнерадостного озорства и выдумки дарила читателям «Чижа» и «Красная Шапочка» («журнал в журнале»), куда отдавали свои произведения Д. Хармс, А. Введенский, Е. Шварц, Н. Олейников, Э. Паперная, Н. Дилакторская, Н. Гернет. Редакция и авторский коллектив журналов находились в постоянном поиске литературных и художественных новаций, не шаблонных форм подачи материала. «Материал подавался не просто, а всегда с каким-нибудь «подходом», благодаря чему запоминался лучше. Так уж устроена наша память, что быстрее и прочнее мы запоминаем боковое, не прямо относящееся к делу. Сотрудники «Ежа» и «Чижа» отлично знали это свойство и умели им пользоваться. С этой точки зрения, их работа представляла собой педагогику в самом высоком смысле этого искусства». Журналы приобщали своих читателей и к сокровищнице мировой классической литературы: печатали на своих страницах знаменитые сатирические романы - «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф. Рабле и «Приключения Гулливера» Дж. Свифта. Их адаптировал для детского чтения Н. Заболоцкий.

В историю культуры советской России весомый вклад внесли художники, работавшие над созданием детской книжной иллюстрации. Преодолевая несовершенные полиграфические возможности книгоиздательств, они создавали подлинные шедевры, которые по силе воздействия превосходили порой литературный материал. В этом смысле посчастливилось и «Ежу» с «Чижом». Над созданием неповторимого облика журналов трудились (каждый в своем жанре) лучшие художники того времени, например: Б. Антоновский создал на страницах журнала легендарный образ Макара Свирепого, придав ему портретное сходство с автором - Н. Олейниковым; о затейливых приключениях Умной Маши рассказал ребятам Б. Малаховский; сериалы первых отечественных комиксов, пронизанных идеей гуманизма, создал Н. Радлов; животный мир предстал в рисунках Е. Чарушина и В. Курдова; сказочных персонажей рисовали В. Конашевич и Ю. Васнецов. Список художников не ограничивался только этими именами, в журналах плодотворно работали А. Пахомов, В. Лебедев, Н. Тырса, Б. Семенов, А. Порет, В. Ермолаева, Н. Лапшин, П. Соколов, Л. Юдин, Е. Сафонова, В. Стерлигов и многие другие.

Н. Радлов в статье «Рисунок в детском журнале» (1940) указывал на важную отличительную особенность художественного оформления журналов, которая заключалась в следующем: иллюстрации к ним в большинстве своем были «выполнены техникой, напоминающей ребенку те графические приемы, которыми он творит сам». «Отсюда у него возникает мысль о том, что искусство доступно; повышается его интерес к творчеству, - писал Радлов. - Когда он видит, что теми же карандашами, которыми работает он, таким же пером, штрихами, достижимыми для его детской руки, могут быть созданы образы, его волнующие или его веселящие, - он естественно находит в этом новый стимул для своих творческих упражнений и приближается к настоящему пониманию искусства». Таким образом, вместе с писателями и публицистами, художники употребляли свое мастерство и талант на достижение общих целей - развивать воображение ребенка, активизировать его восприятие, побуждать к творчеству.

Редакция журналов отрицательно относилась к быстрому, так называемому «беглому чтению», она считала, что такое чтение дает «инерцию глазу» и сознание маленького читателя не успевает реагировать на смысловые моменты текста. Поэтому литературный и публицистический материал журналов всегда компоновался таким образом, чтобы ребенок мог сосредоточить свое внимание на узловых его конструкциях. С этой же целью в журналах использовалась система наклонного и вертикального расположения строк; в зависимости от содержания текста применялись различные цвета, размеры и начертание букв.

«Роковые» 30-е годы, обернувшиеся трагедией для всего нашего народа, не прошли бесследно и для авторского и редакционного состава ленинградского детского отдела. Вслед за арестом Н. Олейникова (3 июля 1937 г.) последовала целая волна репрессий: были арестованы «по меньшей мере, 9 сотрудников редакции», в их числе известная детская писательница и критик Т. Г. Габбе, многолетний редактор детского отдела А. И. Любарская, секретарь редакции журналов «Чиж» и «Еж» Г. Д. Левитина. Группе редакционных работников, оставшихся на свободе, было предложено написать заявление об уходе по «собственному» желанию. Так навсегда оставила редакционную деятельность Н. В. Гернет. Близок к аресту был и С. Маршак. 11 ноября 1937 г. на собрании в Союзе писателей состоялся «суд» над Маршаком, потребовавший отречения его от «врагов народа». Несмотря на сложные отношения, сложившиеся между ним и учениками к середине 30-х годов, учитель не предал людей, которым дал когда-то путевку в «большую литературу для маленьких». Вслед за этим он вынужден был вскоре покинуть Ленинград и навсегда оставить любимую редакционную работу, которой отдавал много сил, таланта и души. Следующая волна репрессий захватила бывших «обэриутов»: в период с 1938 по 1946 гг. находится в тюрьме, лагерях и ссылках поэт Н. Заболоцкий; 23 августа 1941 г. в Ленинграде арестовали Д. Хармса, который вскоре скончался в тюремной больнице; в первые месяцы войны, во время отступления наших войск из Харькова, был арестован и погиб в заключении писатель А. Введенский.

Все это не могло не сказаться на качестве «Чижа», все еще продолжавшего приходить к своим читателям. «В предвоенные годы состав редакции этого журнала сильно изменился. Новая редколлегия предпочитала спокойную воспитательную прозу, классическую сказку, стихи о хороших мальчиках и девочках».

Творческое наследие С. Маршака, К. Чуковского, В. Бианки, Е. Чарушина, М. Пришвина, В. Шварца, Б. Житкова, М. Ильина, значительная часть из которого увидела свет на страницах «Ежа» и «Чижа», давно уже составляет фундамент детской литературы. В первой половине б0-х годов, после восстановления доброго имени, в детскую литературу постепенно стали возвращаться произведения Д. Хармса, А. Введенского, Н. Заболоцкого. Сегодня они по праву считаются классикой, и, хотя стали хрестоматийными, читательский интерес к ним не угасает. В наши дни государственные и кооперативные издательства, словно соревнуясь друг с другом, одну за другой выпускают книги этих писателей. В нынешнем году состоялся «дебют» книги Н. Олейникова, адресованной младшим школьникам (в нее вошли избранные очерки и рассказы писателя). Готовится к печати второй его сборник, имеющий цель познакомить новое поколение детей с творчеством Олейникова-изобретателя.

Первые периодические издания были попыткой «открыть детям путь к ясному пониманию того великого, что свершается на Землею, первой попыткой «освободить детей от тлетворного ига старой детской книги, погружавшей в мрак и рабство детскую душу» (из программы журнала «Красные зори»). И это тем более важно, что в Советской России еще продолжают издаваться дореволюционные журналы для детей - «Задушевное слово», «Доброе утро», «Жаворонок» и др.

После революции в них мало что изменилось. «А вот Валя К., -читаем мы в журнале «Для наших детей», - прислала очень грустное письмо. Она спрашивает, когда кончатся все беспорядки. Ей тяжело видеть все происходящее сейчас в России; она бранит крестьян. Милая Валя! Многим сейчас тяжело жить в России и смотреть на все, что сейчас происходит. Но нельзя обвинять во всем крестьян. Наш народ, Валечка, веками жил в темноте, под страшным гнетом. Его эксплуатировали, над ним издевались. Много горечи и негодования накопилось у него против «бар». И если он сейчас не может отличить друзей от врагов, то не его вина-слишком он темен. Когда ты, милая девочка, подрастешь, займись историей. Она объяснит тебе многое, и ты будешь шире смотреть на жизнь и найдешь оправдание и прощение многому. Всякая ломка в жизни народов вызывает много несправедливости. Это ты тоже узнаешь из истории революций других стран. Но зато после, когда все успокоится, всем в России будет житься несравненно легче и свободней, чем раньше. Поверь мне и не приходи в отчаяние». Так вещали тети Клавдии и дяди Кости - неизменные спутники старых детских журналов. Какое уж тут ясное понимание «того великого, что свершается на Земле»!

Некоторые журналы открыто говорили о своем желании оградить детей от политики. «Жаворонок», например, сообщал, что редакция его «по соображениям воспитательного характера будет далека от какой бы то ни было политики».

Подобная точка зрения позволила критикам «Педагогической мысли» объявить горьковский журнал «Северное сияние» тенденциозным и агитационным. Старые журналы не могли, да и не желали перестраиваться. Ведь это значило отказаться от философии всепрощения и вселенского умиротворения. Надо было выбрать, за кого и с кем они, и открыто заявить об этом. Журналы же предпочитали не вмешиваться в жизнь.

Призывая к «общечеловеческому, что способствует развитию в детских душах начал любви, красоты, справедливости и самодеятельности» («Жаворонок»), журналы тем самым пытались «уберечь» детей от подлинной действительности, в которой, по их убеждению, много грязи, стонов и крови.

Упаси боже, чтобы дети видели это! Но разве они не видели? Не завязывать глаза, не уводить в мир грез и сновидений, но «стремиться воспитывать в детях дух активности, интерес и уважение к силе разума, к поискам науки, к великой задаче искусства - сделать человека сильным и красивым», - вот программа «Северного сияния».

Такая «тенденциозность» шокировала «Педагогическую мысль». Но советские детские журналы возникали. И громко заявляли о своих намерениях. Одновременно с «Северным сиянием» в Петрограде издаются «Красные зори» («Орган культурно-просветительского отдела Совета 2-го городского района г. Петербурга»), в Ташкенте-«Юный туркестанец» (под редакцией кабинета родного языка при педагогической лаборатории).

Много общего у этих журналов. И самое главное: рассчитаны были они на пролетарского читателя - явление, доселе невиданное. Обращаясь к читателям, «Юный туркестанец» писал: «Старая, величественная и трогательная история! Счастье грядущих поколений! Вслушайся в эти слова. Ведь это значит, что вся бездна страданий людей, которые принесли себя в жертву, - все это ради тебя и таких, как ты, маленький читатель, ради того, чтобы ты и те, что придут за тобой, могли жить счастливее, чем жили отцы и деды. «Хорошо, - говоришь ты, - но если они отдали нам все, чем же мы можем заплатить им за это? Могу ли чем-нибудь заплатить я?» Можешь и должен. Но как, чем? Сам подумай об этом, подумай о том, что окружает тебя, о людях великих и простых, об их стремлениях, и ты найдешь ответ, А наш журнал по мере сил поможет тебе в этом». Связь «Юного туркестанца» с горьковским журналом была подчеркнута, очевидно, и тем, что в одном из номеров «Юного туркестанца» публиковался отрывок из сказок Горького об Италии. Отрывку предшествовала биография Горького. Одновременно редакция напечатала портрет писателя.

В духе времени была уже упомянутая программа «Красных зорь». Конечно, и «Юный туркестанец» и «Красные зори» несравненно слабее «Северного сияния». А. М. Горький привлек к работе в журнале талантливых писателей и художников, чего не удалось сделать редакциям других журналов. В результате интересно задуманный общественно-политический отдел «Красных зорь» (редакция собиралась освещать в нем вопросы теории революции, истории революционного движения) не получился. С ребятами говорили люди, сами не до конца разобравшиеся в вопросах теории и истории революции или не умевшие донести их до читателей.

Пройдет два-три года, и в детские журналы придут выдающиеся деятели партии и Советского государства:

А. В. Луначарский, Ем. Ярославский, Н. К. Крупская, М. И. Калинин - люди, чувствовавшие величайшую ответственность перед юным поколением Страны Советов. А пока время не настало.

Первые журналы взялись за дело совершенно новое, шли по новому пути ощупью, прокладывая дорогу журналам 20-30-х годов.

Нужно было срочно создавать советскую детскую книгу. И создавать на пустом месте. Но как? С чего начинать?

Объединить писателей легче всего было вокруг журналов. Новая литература проходила испытание на их страницах; В «Северном сиянии» впервые появились рассказы из жизни советских ребят. Героиня рассказа В. Томилиной «Кисет»-маленькая девочка из рабочей семьи, дочь погибшего красноармейца. Сшитый Таней кисет попадает в руки солдата, которому Танин отец спас жизнь. Девочка узнает о том, как погиб ее отец. Он погиб, как герой. В художественном отношении рассказ В. Томилиной далеко несовершенен. Но кто, прежде, хотя бы пытался рассказать о жизни детей Советской страны? Много примет времени в рассказе Г. Салазкина «На колесах». Питерский слесарь с сыном Тимошей ездили на юг, чтобы добыть хлеб. Теперь они возвращаются домой. Автор живо рассказывает историю их путешествия и вместе с тем показывает обстановку на вокзалах, на полустанках в те годы. Тимоша - живая фигурка, характер. Он не только размышляет и созерцает, но и действует.

В № 1 «Красных зорь» печаталось начало повести Л. Кормчего «Под красным стягом». Повесть рассказывала о послереволюционных днях в северной деревне. Характер главного героя - маленького сына кулака - только намечен. Остальные действующие лица еще более расплывчаты. О происходящих событиях автор говорит намеками...

Отдал дань современности и «Юный туркестанец». Журнал печатал фантастическое произведение-«Последние приключения Синдбада-моряка». В нем сделана попытка нарисовать коммунистическое общество. Завершается этот рассказ о сказочной стране «труда и мысли» Ралион традиционно: «Во имя бога милосердного и. всемогущего, я кончаю».

На страницах первых советских журналов для детей новое постоянно сталкивалось со старым. Новое одерживало трудную победу, рождало оптимизм, давало надежду. Герои первых советских рассказов вызывают не жалость к себе, а восхищение, заражая читателя радостью жизни, сознанием своей нужности на земле. Такого не могло быть раньше. И в этом нельзя винить дореволюционных писателей, изображавших маленького рабочего человека голодным, несчастным, страдающим. Так оно и было в действительности. Жизнь дала писателям героев, подобных герою рассказа В. Воинова «Алешкина шахта» («Северное сияние»). «К свету, приволью рвалась его мятежная душа. Пошел на заводы, и в Питер добрался. Мастером стал. Сознательный, ясный ум его выдвинул в ряды делегатов, избранников. Послан он теперь в родные места за углем для завода».

Противостоит традиции и образ Яшкигероя одноименной сказки А. М. Горького. До революции публикация такого произведения-со столь ярко выраженной антирелигиозной направленностью-была невозможна.

Люди жили великой идеей. Им казалось, что высокой идее под стать только громкие слова, величественные образы.

В северном сиянии,

В полосах светящихся -

Самые приметные

Красные лучи.

То лучи познания,

То лучи трудящихся,

Их боятся царственные

Мира палачи.

(Ф. Грошиков. «В северном сиянии», журнал «Северное сияние»)

Нарочитая выспренность еще долго была необходимым атрибутом стихов о революции. Порой это приводило к курьезам:

Миновали наши беды,

И теперь уже могу

Петь великий гимн победы.

- «Гу-гу-гу! Гу-гу! Гу-гу!»

(В. Воинов «Гудок», журнал «Северное, сияние»)

Но были и удачи. Например, стихи В. Князева «Сын коммунара» - в «Северном сиянии», стихи В. Богомолова-в «Красных зорях».

Поэзия училась быть глубокой и сдержанной, искала новые образы и слушала неслыханные ритмы.

Были сделаны и первые шаги в области советской публицистики для детей.

Один из первых образцов такой публицистики - заметка «Что могут сделать народные массы» («Северное сияние», 1920, № 1-6). Особенно важны и интересны приводимые здесь факты. «По сообщениям газет, - пишет, например, автор, - в одном из волжских городов рабочими на воскреснике был построен в несколько часов дом для школы со всем в ней оборудованием, и на другой день в школе начались занятия». В журнале «Красные зори» задумано было несколько общественно-политических отделов: «Беседы о революции», «Красные вехи» (календарь русской революции), «Сторожевая вышка» (обзор событий за месяц). Беседы о революции вел дядя Леня (вспомним многочисленных дядей и тетей из дореволюционных журналов для детей!). В беседах этих лишь перечислялись революционные события. Но о сущности революции, о том, кто ее совершал, не было и речи. Восстание декабристов было названо «барской затеей». Нам не трудно понять и объяснить ошибки редакции. Неумелость, отсутствие опыта, даже путаница во многих вопросах - тому причиной. Так было. Но тут же, рядом, печатались серьезные и занимательные статьи о Герцене, Огареве, Чернышевском («Юный туркестанец»).

Дело, начатое советскими детскими журналистами, не пропало даром. Постепенно вырисовывались направление и структура журнала новой эпохи. Традиции «Северного сияния» были продолжены журналами «Новый Робинзон», «Еж», «Чиж», традиции «Красных зорь»-«Барабаном» и «Пионером».

3. ДЕТСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ.

В настоящее время наблюдается возрождение детской журналистики в лучших российских традициях. Издатели новых журналов имеют перед собой прекрасный пример для подражания в лице громадного массива русских изданий конца восемнадцатого - начала двадцатого века.

Сейчас в нашей стране детская печать является самостоятельным компонентом общей системы СМИ. Ее специфика определяется четко выраженной возрастной ориентированностью на детскую аудиторию. В связи с этими в детской журналистике применяются особые, присущие только ей специфические приемы отображения действительности, собственные выразительные средства, формы и способы контакта с аудиторией.

Являясь важным элементом системы воспитания детей и подростков, детская печать активно взаимодействует как с другими компонентами СМИ, адресованными детям (детское ТВ, радиожурналистика), так и с различными социальными институтами, принимающими участие в педагогическом процессе (образование, наука, культура).

Качественно новая информационная ситуация сложилась в последние годы, заставила детскую журналистику заново осознать свои возможности, сильные и слабые стороны, точнее определить специфику. Становление и развитие современной детской газетно-журнальной прессы происходило в последние годы последнего 10-летия ХХ века. В 1986 г. по данным Всероссийской книжной палаты существовало 15 пионерских газет и 36 детских журналов, в 1996 - 40 газет и более 80 журналов.

Основным типоформирующим фактором всех детских изданий являлся характер аудитории, на который они рассчитаны. Возрастные особенности юной аудитории и своеобразие работы с каждой возрастной группой определяли возникновение 4 типов детских изданий. Это издания для дошкольников («Новая игрушечка», «Веселые картинки»), младших школьников («Поиграем в сказку»), подростков («Пионерская правда», «Глагол», «Пионер», «Юный натуралист», старшеклассники. В зависимости от того, на какой возраст рассчитано издание, редакция определяла его содержание, структуру, форму, объем.

Издания для дошкольников в доступной, яркой, запоминающейся форме, рассказывают об окружающем мире, знакомят с литературными произведениями, вырабатывают навыки разговорной речи, учат считать и писать. В них, как правило, освещается одна сквозная тема.

Издания для младших школьников отличаются более сложной композицией: включают в себя несколько рубрик, посвященным разным темам.

В разнообразных по тематике изданиях для подростков заметен процесс их дифференциации по интересам аудитории. Это связано с тем, что у ребят возникает потребность в знаниях, выход за пределы школьных программ, появляется интерес к различным сферам деятельности - науке и технике, литературе и искусству, истории и археологии и тд.

В изданиях для старшеклассников обращает на себя внимание большое количество рубрик, анализирующих сложную область человеческих отношений, моральные и нравственные проблемы современного общества.

Детские издания в условиях рынка, стремясь привлечь внимание аудиторию, часто адресуют свою продукцию сразу нескольким возрастным группам: дошкольники и младшие школьники, младшие школьники и подростки, подростки и старшеклассники. Это объясняется тем, что возрастные границы подвижны и при переходе от одного возраста к другому отношение ребенка к действительности изменяется не сразу.

Детская печать в условиях развития рыночных отношений стремится наиболее полно освещать проблемы реальной жизни детей и подростков, завоевать популярность в своей аудитории. Ведь именно детская аудитория определяет сегодня судьбу того или иного издания. У ребенка появилась возможность выбирать из потока адресованной ему информации именно те издания, которые вызывают у него интерес, помогают сорентироваться в сложных проблемах современности, выбирать свою дорогу в жизни.

По целевому назначению детские издания разделяются на 3 основные группы:

информационно-публицистические, цель которых - сообщать об окружающем мире, формировать общественное мнение, влиять на сознательный выбор средств решения социальных, производственных и др. проблем («Пионерская правда», «Глагол»);

издания, популяризующие науку, технику, искусство, расширяющие кругозор и религиозные издания, способствовать духовному просвещению;

развлекательные, несущие гедонистическую функцию, способствующую отдыху, разрядке;

Существует также небольшая группа изданий, которая по своему целевому назначению больше тяготеет к художественным изданиям, участвует в эстетическом воспитании. Однако наряду с литературными произведениями в этих журналах находят место и мат, популяризующие литературу, искусство, историю. Большинство детских изданий создаются по принципу «развлекая - поучать». В них широко используются игровые формы.

По характеру информационные издания детской печати универсальные и многотематические; традиционные и юнкоровские.

Универсальные детские издания отражают все сферы жизни общества, а многотематические отдают предпочтение отдельным темам (образованию, культуре, исскуству, литературе, науке, технике, природе, географии, досугу и др). Тематический диапазон детских изданий достаточно широк. Традиционные издания в основном специализируются на творчестве профессиональных журналистов, а юнкоры - на самодеятельном детском творчестве. Специфической чертой современной детской журналистики России является возникновение и успешное развитие юнкоровской прессы, в которой на всех уровнях производства информационного продукта - от репортера до главного редактора работают сами дети и подростки. Издательства юнкоровской прессы имеют официальных учредителей, издателей и печатаются типографиями или компъютерными специалистами. Руководят ими опытные журналисты, стремящиеся придать содержанию и форме юнкоровских изданий профессиональный уровень. Юнкоровские издания - самые актуальные, непосредственные, интересные для юных читателей и непохожие на издания традиционной детской прессы.

Детские газеты получили настоящую жизнь в условиях советского времени. Они, стали руководителями пионерского движения, выразителями настроений детей рабочих и крестьян-основных слоев населения. Но пионерские газеты взяли многое у своих предшественниц-периодичность выхода, размер полосы, принцип оформления и т. д. Эти завоевания старой русской журналистики для детей использованы и развиты пионерскими газетами и журналами.

«Пионерская правда» - одна из крупнейших по тиражу газет в мире: десять миллионов советских школьников два раза в неделю получают ее в различных уголках страны. Подобные издания-всего 27-выходят также в республиканских и областных центрах. «Пионерская газета» заняла прочное место в общей системе советской печати, и факт ее существования сегодня представляется обычным, сам собой разумеющимся. Между тем детская газета, как тип периодического издания, рождалась в мучительных поисках на протяжении многих десятилетий: Необходимо было не только определить ее «лицо», но и четко очертить функциональные особенности, отстоять само; право на существование нового вида периодики. В этом важном деле приняло участие не одно поколение, журналистов.

Очень популярным был журнал «Юный строитель», который выпускался с 1923г. «Рабочей газетой» невиданным для того времени тиражом 100. 000 экземпляров. Издавала журнал группа молодых педагогов. Здесь печатались лучшие советские писатели, превосходные научно-популярные статьи. Специально для малышей существовал отдел «Красные маки», из которого в 1924г. родился знаменитый журнал «Мурзилка».

Концепция «Мурзилки» устоялась не сразу, первые номера были заполнены «сюсюканьем» об игрушках, всяких мелких проблемах. С приходом в журнал таких метров детского слова, как С. Маршак, А. Барто, К. Чуковский, А. Гайдар, журнал «Мурзилка» переменился, стал самым любимым изданием нескольких поколений детей. Журнал был очень хорошо оформлен. Классикой графики для детей стали иллюстрации в «Мурзилке» великолепных художников А. Дейнеки, Е. Чарушина, М. Черемных.

Заботясь о высоконравственном воспитании подрастающего поколения, Российский детский фонд предпринял выпуск нового издания для детей. Это «Школьная роман-газета» - гуманитарный, прекрасно иллюстрированный ежемесячный образовательный журнал для подростков. Он рекомендован Министерством общего и профессионального образования РФ для внеклассного чтения учащихся 6-11 классов. Издается с января 1996г., выходит один раз в месяц и публикует лучшие произведения мировой художественной литературы, в том числе и отечественной. Внутри издания - журнал в журнале «Большая перемена» - веселые и познавательные материалы о жизни современного юношества. Журнал стал популярным у юных читателей.

Еще один журнал, пользующийся огромной популярностью - «Недоросль», издается Просветительско-издательским объединением АДИА-М+ДЕАН как всероссийский детский журнал, публикующий юмористические произведения для тинейджеров (подростков). Среди авторов и художников журнала ведущие детские писатели Санкт-Петербурга и Москвы. Высокий художественный уровень журнала и прекрасное полиграфическое исполнение делают журнал одним из лучших в России.

В последнее время в связи с возрождением духовности появились детские издания, содержащие вероучительные материалы, беседы на религиозно-нравственные темы. Хотелось бы обратить внимание на одно издание, представлящее собой уникальный сплав познавательной, развивающей и воспитывающей функций.

По благословению Его Святейшества, Святейшего патриарха московского и всея Руси Алексия II, Российский детский фонд и Московский Патриархат начали издание ежемесячного журнала для детей младшего и среднего школьного возраста «Божий мир».

Журнал в доступной форме рассказывает о Православии, о тысячелетней истории Русской Православной Церкви, о нашем Отечестве - его духовных созидателях и учителях, собирателях, защитниках, строителях, тружениках, о культуре, искусстве.

Особое место журнал «Божий мир» отводит нынешней жизни наших детей, рассказывает о следовании Заповедям Христовым, открывает читателям истинные духовные ценности.

Авторы журнала - священнослужители, известные писатели, журналисты, а также его юные читатели. Издание богато иллюстрировано цветными репродукциями иконописных шедевров, картин известных русских и мировых живописцев, работами современных православных художников.

В выборе произведений для публикаций особое внимание уделяется духовности русского искусства. Журнал вводит читателей в мир православной иконы, чтобы они не только созерцали ее красоту, но чтобы им стало понятно «умозрение в красках», т. е. смысл и значение образа, а также знакомит с православным храмом - символикой его богослужений, архитектурой, внутренним убранством, рассказывает о житиях святых и их подвижническом подвиге.

Журнал «Божий мир» адресован детям и родителям - как принявшим веру Православную, так и тем, кто только подступает к ней. Вероучительные материалы, беседы на религиозно-нравственные темы, исторические очерки, рассказы о современном детстве и окружающем мире, художественная проза и поэзия, детское творчество - все эти публикации на 32 страницах «Божьего мира» могут быть использованы на занятиях в православных гимназиях, воскресных школах и в школах общеобразовательных.

Журнал расширяет представление юных читателей о мире, об истоках религии, об искусстве. Поэтому в журнале публикуются не только известные детям по школьной программе поэты и писатели, но и малознакомые имена: И. Шмелев, Б. Зайцев, Никифоров-Волгин, А. Ремизов, П. Вяземский, Е. Боратынский, А. Хомяков, Н. Языков.

Для юной души необходима духовная поддержка в противостоянии трудностям и соблазнам сегодняшней жизни.

  • мне он понравился

    Гость (аделина)
  • Очень интересно мне то же понравилось

    Гость (Рома)