Критика мультфильма Спандж Боб

Идешь к клерку – возьми с собой плеть

Текст: Иван Куликов

Обвиненный в пропаганде гомосексуализма безумный детский мультфильм Губка Боб Квадратные штаны собрал полмиллиарда за счет клерков от 18 до 49 лет. Офисные труженики России вряд ли внесут свою лепту.

Пока взрослая фантастика льет ностальгические слезы по ретрокомиксам и винтокрылой авиации, триллеры нагоняют зевоту, а хорроры – приступы гомерического хохота, мало кто заметил, что детская анимация уже давно шествует в арт-авангарде шоу-бизнеса. К параду психоделических уродцев из покемонов, телепузиков и черепашек-ниндзя теперь присоединился Губка Боб – активно разговаривающая морская губка в картонных одноразовых штанцах, маленьком желтом галстучке и огромной мечтой стать менеджером в рыбном ресторане. Менеджером губка не стала, но до широкого экрана доросла в ленте Губка Боб Квадратные штаны (The SpongeBob SquarePants Movie).

С появлением сериала про Губку Боба, на самом-то деле, произошел давно назревавший возрастной прорыв детской субкультуры в мир захиревшей психоделической культуры взрослой. Если гиперпопулярность карманных монстров из Японии или андроидов с телеком вместо пищеварительного тракта из ЕС еще можно было отнести к разряду необъяснимо массовых детских наваждений (увлекись ими взрослый, на него посмотрели бы как на сумасшедшего), то возрастной диапазон аудитории у американской Губки Боба простирается от четырех лет до бесконечности.

Стыд потеряли все: сопутствующий сериалу мерчандайзинг из плюшевой ерунды, детского нижнего белья и пластмассового ширпотреба сметается с магазинных полок в геометрически возрастающих количествах, и каждый четвертый покупатель, как утверждают серьезные господа из Уолл стрит джорнал, относится к возрастной группе от 18 до 49 лет.
Изображения Губки появились даже на рукоятках кожаных плеток из секс-шопов, что не осталось незамеченным в определенных кругах, проявляющих к такой продукции традиционно высокий интерес. Христианские консерваторы и радетели за семейную мораль обвинили авторов чересчур популярного детского мультсериала в пропаганде гомосексуализма, что само по себе абсурдно уже настолько, насколько должно быть по-человечески понятно тех, кто знает толк в таких нюансах.

Губку Боба придумал американец Стивен Хилленбург, в прошлом ученый-океанолог и уже лет десять как штатный художник и режиссер на детском канале Никелодеон (те, у кого нет спутниковых тарелок, смотрят губку по ТНТ). Есть все основания полагать, что на создание анилинового аквариумного мирка В поисках Немо студию Пиксар сподвигли эксцентричные жители морского Дна Бикини – места действия сериала Хилленбурга, первая часть которого вышла пять лет назад.

Сходство, между прочим, удивительное, с единственной поправкой, что В поисках Немо похож на Губку Боба так же, как реальный аквариум на видения аквариумиста, наглотавшегося сильных психотропов.
Сам Губка Боб, на минуточку, это такой маленький, резвый и гнусавоголосый параллелепипед с подвижной мимикой из двузубой улыбки, носа-закорючки и глазками от спившегося Микки Мауса, который живет в домике из ананаса и ездит на гамбургере по морскому дну.

Поначалу Хилленбург хотел даже ответить умельцам из Пиксара сюжетной пародией на их трехмерный плагиат, по аналогии с Немо отправив Губку Боба вызволять из рыболовного плена своего дружка Патрика (розовую морскую звезду, в дуэте с Бобом исполняющего роль тормознутого инфантила а-ля Батхед). Замысел мутировал, и пародия получилась двойная – на Немо и Властелина колец: губка и морская звезда отправляются вызволять из ателье океанолога-таксидермиста главный атрибут власти над морскими обитателями – корону Короля Нептуна, коварно похищенную мистером Планктоном, страдающей манией величия козявкой, замыслившей произвести революцию в Бикини с использованием психотронного оружия.

Кстати, вот вам еще один ответ успешному Пиксару – пресловутое 3D. Губка Боб сделан по старорежимному двумерно, однако третье измерение в нем тоже появляется, но не условное и на компьютере просчитанное, а самое реальное – в лице молодцеватого серфингиста Дэвида Хассельхофа, предоставившего свою накачанную и загорелую спину, чтобы доставить парочку обратно в Бикини с короной Короля Нептуна. На этой вот трехмерной волосатой спине начальника спасательной службы из популярного телесериала Пляж двумерные Губка Боб и Патрик дадут отпор монструозному и тоже двумерному киллеру, которого злокозненный Планктон выслал им вдогонку.

Сцену уже сейчас можно вписывать в золотой фонд мировой анимации.

Не надо быть хитроумным культурологом, чтобы понять, чем взял за душу Губка Боб западную и преимущественно англосаксонскую аудиторию в самом активном возрастном диапазоне от 18 до 49. Детство детством, но Губка носит галстук и штаны, мечтает о карьере, подчиняется корпоративной этике, напивается с горя молочными коктейлями, мается с похмелья и отправляется за тридевять морей отвоевывать для напыщенного дурака атрибуты власти. Где-то в мире, конечно, уже сложилась достаточно мощная прослойка населения, которая устала быть взрослой и класть свою жизнь на такие глупости. Естественно, что охранители и прочие ревнители уже записали этих слабаков в разряд гомиков. В любом случае, полмиллиарда долларов Никелодеон сделал как раз на них. Ждет ли Губку такой же ошеломительный взрослый успех в России – навряд ли. С иерархией ценностей здесь всё еще в порядке, знаете ли, и серьезных комсомольских демонстраций против режиссеров-извращенцев, растлевающих детей сомнительными мультиками, перед российскими киноплексами не ждите. В отличие от Запада с его двойными стандартами, настоящую порнографию и настоящую высокую культуру в их диалектическом единстве и противоречии будут искать у нас на самом высоком уровне – в Большом театре, например, а в не в какой-то детской чепухе-дурилке с разборками морепродуктов.