4. Достоверность и авторитет Церкви

В качестве божественного учреждения Церковь направляется Духом Святым; Он пребывает в ней и соделывает ее непреложным догматическим правилом, “столпом и утверждением Истины” (1 Тим. 3, 15). Именно Церковь хранит в чистоте и неизменности апостольское учение. Лишь она одна может привести к истине, быть единственным непреложным судьей, способным высказываться по поводу спасительных истин учения, открытого нам Богом. Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь, представленная всеми ее служителями на Вселенских Соборах, является единственно подлинным судьей, единственным и естественным хранителем, стоящим на страже боговдохновенного учения. Одна лишь Церковь решает вопрос о достоверности и авторитете Священного Писания. Лишь она одна гарантирует и тщательно охраняет в своем лоне чистыми и неизменными Предание и апостольское учение. Лишь одна она может подтверждать, объяснять и формулировать истины, будучи напутствуема Духом Святым. Только Церковь ведет ко Христу верующих в него и дает им верное понимание Священного Писания. Она одна охраняет своих чад на их пути к спасению. Лишь она одна с уверенностью ведет их к спасению. Лишь в ней одной верующие обретают твердую уверенность в истинах, в которые верят, и в спасении своей души. Вне Церкви, этого Ноева ковчега, нет никакого спасения. В Исповедании преподобного Досифея говорится, что мы веруем, что Дух Святой просвещает Церковь, ибо Он — истинный Параклит, которого Христос посылает от Отца для преподания Истины и изгнания мрака из душ верующих.

Без авторитета Церкви нет ничего устойчивого, неоспоримого, надежного для спасения. Только авторитет Церкви хранит чистым и незапятнанным апостольское наследие; только через него передаются чистыми и незапятнанными истины апостольской проповеди. Без авторитета Церкви содержание веры может подвергаться искажениям, а апостольская проповедь превратится в напраслину. Без видимой Богом созданной Церкви не может сущест-вовать никакой связи между членами какой-либо общины, которая не была бы Телом Христовым, ибо Тело Христово — это Его Церковь, Главой которой Он является. Без Церкви никто не может соединиться с Телом Христовым; никто не может стать членом Христовым, если не возродится и не станет участником благодати, которая пребывает в Церкви.

Протестанты, определяющие Церковь, как невидимое общество, собрание избранных, святых, общество веры и Святого Духа, в котором, якобы, действует Спаситель, сами себя отлучают от Божией благодати, раздаваемой Церковью, к которой они не принадлежат.

Отрицающие видимую Церковь Христову отрицают также и природу Церкви, то есть ее конкретный характер, делающий из нее божественное учреждение на земле, в котором непрерывно продолжается искупительное дело Спасителя.

Те, кто любит себя называть членами невидимого общества святых, состоящего из святых всей земли, известных одному только Богу, кто полагает, что посредством чисто теоретической веры в Спасителя они становятся участниками Духа Святого, кто думает, что Спаситель творит их спасение без посредства созданной Им Церкви, тот заблуждается, ибо “extra ecclesiam nulla salus” [1]. Вне Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви нет никакого спасения. Эта Церковь видима, она — не просто собрание людей, верующих во Христа. Она — божественное учреждение. Ей было поручено охранение истин, открытых нам Богом. В ней осуществляется искупление человека. В ней человек общается с Богом и становится Чадом Божиим.

Протестанты, покинувшие видимую Церковь Христову и создавшие свои собственные “общины святых”, грешат против основополагающего характера Церкви. Они считают веру самодостаточной для спасения. Они истолковывают дело искупления как богословскую теорию, способную спасти того, кто изучает ее или принимает ее. Однако дело искупления — это не просто богословская теория. Это мистический акт, совершаемый в видимой Церкви Христовой. Это именно то дело, которое приносит спасение, которое делает верующих причастниками Духа Святого. Вне Церкви не существует никакой теоретической веры, никакого общества, ведущего к общению с Богом. Спаситель сказал: “Кто уверует и крестится, спасен будет”. Именно Господь возвел видимый алтарь Церкви. Вот почему вместе с теорией Он требует поступка, поступка согласного с той истиной, которую Он сообщил Святой Своей Церкви, единственной вводящей в Жизнь, Главой которой является Сам Христос. Ей и должны мы подчиниться, именно у нее мы должны учиться Истине и получать спасение. Только она одна есть столп и утверждение Истины, ибо Дух, Параклит, вечно пребывает в ней. Преподобный Досифей по поводу Церкви говорит следующее: “Мы должны непоколебимо верить в Писание, но не иначе как в соответствии с учением Соборной Церкви”. Еретики, разумеется, принимают Священное Писание, но они искажают его метафорами, омонимией, софизмами человеческого мудрования, путающего незапутанное и обыгрывающего, то, что не может обыгрываться. Если бы мы должны были ежедневно принимать мнения тех или других, Соборная Церковь не была бы тем, чем она, по благодати Христовой, осталась до сегодняшнего момента, храня единую точку зрения относительно веры и веруя непоколебимо в одно и то же. В этом случае она была бы раздираема множеством ересей и не была бы уже Святой Церковью, столпом и утверждением Истины, незапятнанной и чистой. Она стала бы Церковью лукавнующих, Церковью еретиков, которые, сформировавшись в ней, потом без всяких угрызений совести отбросили бы ее. Поэтому мы верим, что свидетельство Соборной Церкви не уступает авторитету Священного Писания. Они оба являются делом Одного и Того же Духа. Человек, говорящий от самого себя, может грешить, заблуждаться и ошибаться. Соборная Церковь никогда не говорит от себя, а говорит Духом Божиим, Учителем, вечно ее обогащающим. Она не может ни грешить, ни заблуждаться, ни ошибаться. Она равна Священному Писанию и обладает непреложным и постоянным авторитетом”.

Св. Кирилл Иерусалимский завещает: любить учиться и узнавать у Церкви, какие книги Ветхого и Нового Заветов приняты всеми. Ибо зачем терять время на те книги, которые сомнительны. Читать же должно, по его слову, двадцать две книги Ветхого Завета, переведенные семьюдесятью учителями”.

За словами св. Кирилла стоит авторитет Церкви. На Константинопольском Соборе 1672 г. патриарх Дионисий сказал по поводу непогрешимости Церкви: “Мы говорим, что она непогрешима, направляема Своим собственным Главой, Христом, и просвещаема Духом Истины. Поэтому она не может ошибаться; потому-то она и названа апостолом Столпом и Утверждением Истины. Она видима и никогда не оставит православных до скончания века”.

Вступление к "Песне Божественной Любви"

Поскольку Бог по природе бесконечен и недоступен, желание святых соединиться с Богом никогда не оказывается исполненным до конца. Взыскующий Бога находится в постоянном движении, в росте, постоянно возносится к небесам. Это великое стремление к Богу было присуще Апостолу Павлу, писавшему: простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия... (Флп. 3, 13–14).

То же желание Бога владело наставником монашествующих — преподобным Антонием Великим; с каждым днем это его желание и любовь возросли настолько, что он мог говорить о себе: “Я уже не боюсь Бога, потому что люблю Его”.

Чем больше святой человек охвачен желанием и любовью к Богу, тем сильнее его ощущение, что он ничем не обладает. Чем выше восходит он к вершинам любви, тем сильнее его чувство, что его любовь к Богу слабее, чем у кого бы то ни было. Бесконечная и желанная красота Божия недоступна человеческому пониманию, Бесконечное не вмещается в конечное. Поэтому Бог обнаруживает Себя в человеческой душе постепенно и приучает ее искать Его, желать Его и наслаждаться Им. Тогда душа устремляется ввысь, к божественной красоте, дабы целиком охватить ее и вместить в себя. Не достигая ее, душа полагает, что искомое ею находится где-то значительно дальше, значительно выше, что оно значительно более желанно, чем то, чего она достигла и что вместила в себя. Душа удивляется, изумляется, она исполняется божественным желанием.

На языке святых слово “желание” относится к предметам или лицам, которые отсутствуют, а слово “рачение” — к тем, которые присутствуют. Будучи по природе невидимым и невещественным, Бог — Желаемый и Желанный, но, в то же время, будучи, Вездесущим, обнаруживающим Себя в Своих энергиях, Он есть Рачение для тех, кто оказывается достойным Его.

Песнь Божественной Любви
Рачение [1] — это Божий дар. Он дается невинной душе благодатью Божией, посещающей ее и открывающей себя ей.

* * *

Ни у кого божественное рачение не возникает без божественного откровения. Душа, не получившая откровения, не находится под воздействием благодати и остается нечувствительной к божественной любви.

* * *

Возлюбившие Бога движимы к божественной любви благодатью Божией, которая открывается душе и действует в очищенном сердце. Именно благодать влечет их к Богу.
Тот, кто охвачен любовью к Богу, сначала был возлюблен Богом. Лишь после этого он полюбил Бога. Возлюбивший Бога был прежде сыном любви, а затем возлюбил Отца Небесного.
Сердце любящего Бога никогда не дремлет; оно бодрствует по причине великой своей любви...
Когда человек спит по естественной потребности, сердце его бодрствует, воссылая хвалу Богу.
Уязвленное божественным рачением сердце не ищет ничего за пределами Высшего Блага; оно отворачивается от всего, ко всему испытывает полное безразличие.

* * *

Душа, охваченная любовью к Богу, наслаждается словами Божиими и блаженствует в Его кущах.
Она возвышает свой голос, чтобы поведать о чудесах Божиих и возвещать о славе Божией и Его величии.
Она воспевает Бога и беспрестанно восхваляет Его.
Она усердно служит Ему.
Божественное рачение полностью овладевает такой душой, изменяет ее и усвояет ее Себе.
Возлюбившая Бога душа постигает Бога, и это постижение воспламеняет ее божественное рачение.
Возлюбившая Бога душа блаженна, ибо встретилась с Божественным Судией, исполнившим ее желания.

* * *

Она напрочь отбрасывает всякое желание, всякое чувство, всякий порыв, чуждый любви к Богу, как нечто презренное и недостойное ее.

* * *

О, как сильно возносится в небеса возлюбившая Бога душа божественной любовью, несомая любовию Божией! Подобно легкому облаку, эта любовь овладевает душой и несет ее к вечному источнику любви, к любви неиссякаемой, наполняя ее негасимым светом.

* * *

Уязвленная божественным рачением душа радуется непрестанно. Она испытывает ликование, она содрогается от радости, она играет пред Богом, ибо пребывает в покое любви Господней, как на поверхности тихих вод.
Никакая печаль мира сего не может нарушить мир и покой ее, никакая грусть не в состоянии лишить ее радости и ликования.
Любовь возносит к небесам возлюбившую Бога душу. Изумленная, она ощущает себя отрешенной о своих телесных чувств, от самого тела своего.
Полностью предавая себя Богу, она забывает саму себя.
Божественное рачение сообщает непринужденную близость к Богу; непринужденность сообщает дерзновение, дерзновение — вкус, а вкус — голод.

* * *

Уязвленная божественным рачением душа уже не в состоянии думать о чем-либо другом или чего-то хотеть.
Она непрестанно вздыхает и говорит: “Господи, когда я приду к Тебе и когда я увижу Твое лицо? Душа моя хочет прийти к Тебе, Боже, как лань, стремящаяся к источнику”.
Таково божественное рачение, пленяющее душу.

* * *

О, любовь, подлинная и постоянная!
О, любовь, подобие образа Божия!
О, любовь, тихая услада души моей!
О, любовь, божественная полнота моего сердца!
О, любовь, непрерывное созерцание духа моего!

* * *

Ты вечно обладаешь моей душой, ты окружаешь ее заботой и теплом.
Ты оживляешь ее и возвышаешь до божественной любви.
Ты наполняешь мое сердце и воспламеняешь его божественной любовью, ты оживляешь мое стремление к Высшему Судие.
Своей живительной силой ты укрепляешь силу моей души; ты делаешь ее способной приносить божественной любви подобающую ей службу.
Ты овладеваешь моим духом и избавляешь его от земных пут.
Ты освобождаешь его, чтобы он мог беспрепятственно вознестись в небеса к божественной любви.
Ты самое ценное сокровище верующих, самый желанный дар божественных харизм.
Ты — богоподобное сияние моей души и сердца.
Ты та, кто соделывает из верующих чад Божиих.
Ты — украшение верующих и ты чтишь твоих друзей.
Ты единственная подлинно постоянная, ибо ты вечная.
Ты — роскошное одеяние любящих Бога, которые в этих одеяниях предстают перед божественной любовью.
Ты — приятная услада, ибо ты — плод Духа Святого.
Ты вводишь освященных верующих в Царство Небесное.
Ты — пленительное благоухание верующих.
Через тебя верующие причащаются райскому блаженству.
Через тебя свет духовного солнца восходит в душе.
Через тебя раскрываются духовные очи верующих.
Через тебя верующие соучаствуют в божественной славе и в жизни вечной.
Через тебя рождается в нас жажда неба.

* * *

Это ты восстанавливаешь Царство Божие на земле.
Это ты распространяешь мир среди людей.
Это ты делаешь так, что земля уподобляется небу.
Это ты соединяешь людей с ангелами.
Это ты возносишь наше пение к Богу.
Это ты во всем победительница.
Это ты пребываешь выше всего.
Это ты поистине управляешь вселенной.
Это ты мудро руководишь миром.
Это ты несешь и хранишь все.

* * *

О, любовь, полнота сердца моего!
О, любовь, сладчайший образ сладчайшего Иисуса.
О, любовь, священная печать учеников Господних.
О, любовь, символ сладчайшего Иисуса.
Срази мое сердце твоим желанием.
Исполни его благами, добром и ликованием.
Соделай его обиталищем Пресвятого Духа.
Воспламени его божественным пламенем, дабы его жалкие страсти сгорели и оно осветилось, воспевая тебе непрестанную хвалу.

* * *

Исполни мое сердце нежностью твоей любви, дабы любил я одного лишь сладчайшего Иисуса, Христа Господа моего и чтобы я пел Ему бесконечную песнь от всей души моей, от всего сердца моего, изо всех сил моих, от всего духа моего. Аминь!