На правах рукописи

@ О. В. Мосин, С. А. Мосина.

Рубрика:

Из писем профессору В. Я. Филимонову в адрес редакции

КАЛУЖСКИЙ ПОЛИЦМЕЙСТЕР

Евгений Иванович Трояновский меньше всего был похож на полицмейстера. Наверное, из него получился бы хороший ученый. Он мог бы стать видным сановником, но властный отец предпочел своему сыну карьеру военного, отдав его на учебу в Императорское Константиновское артиллерийское училище. С его талантами он мог бы стать блистательным военноначальником, но его расстроенное здоровье позволило ему дослужиться лишь до чина штабс-капитана артиллерии. Блестящий офицер он мог бы занимать самые высокие должности в Российской армии. Но судьба уготовила ему стать калужским полицмейстером.

Евгений Иванович Трояновский происходил из дворян Смоленской губернии. Он родился 27 апреля 1854 года. 22-летним прапорщиком после окончания Константиновского артиллерийского училища был зачислен в пятую батарею десятой артбригады Московского военного гарнизона. Затем последовала типичная карьера добросовестного офицера: назначения, повышения, награждения. Через полгода после зачисления - он уже командир полудивизиона. В конце 1877 года произведен в подпоручики. На следующий год Трояновский - поручик и утверждается в должности бригадного адъютанта. В 1881-м получил первый орден за выслугу - Св. Станислава 3 степени, в 1883 году за отличие по службе производится в штабс-капитаны. Ровно полгода, с 7 декабря 1884 года по 7 июня 1885 года Евгений Иванович командовал 40-м дивизионным летучим артиллерийским парком и одновременно заведовал учебной командой. Кто знает, как сложилась бы в дальнейшем карьера удачливого артиллериста, если бы не расстроенное здоровье. Следы дальнейшей деятельности штабс-капитана теряются летом 1885 года и появляются в марте следующего года, когда на стол калужского губернатора Константина Николаевича Жукова легла докладная записка следующего содержания: «Желая занять вакантное место калужского полицмейстера, представляю при этом копию с послужного моего списка, покорнейше прошу распоряжения Вашего Превосходительства об определении на упомянутую должность. Артиллерии штабс-капитан Евг. Трояновский». Так волею судьбы он очутился в нашем уездном городе. По приезде в Калугу и ожидая резолюции губернатора, тридцатидвухлетний офицер поселился с женой Марией (урожд. Арендт) и сыновьями Владимиром (род. 20.07.1878 г) и Вячеславом (род. 9.11.1879 г.) на Облуповской улице в доме уважаемого в городе человека - чеканщика по серебру Афончикова. Решение о новом назначении не заставило долго ждать. 25 апреля 1886 года город обрел не только нового полицейского начальника, но и общественного деятеля, оставившего в истории города заметный след. Вот что говорил о нем в начале века гласный Городской думы г-н Фалеев: «Считаю долгом прежде всего указать, что у г-на Полицмейстера не было никогда ни с представителями городского общественного управления и ни с кем-либо из добропорядочных граждан Калуги никаких инцидентов на почве личных столкновений, а по службе все требования всегда были в строгих рамках закона, что и было причиной отсутствия недружелюбных к полиции отношений вообще и к нему лично в особенности». Сперва назначен он был «исполняющим должность», то есть не утвержден окончательно - штабс-капитан не получил еще отставки из армии и продолжал состоять на жаловании в 40-м летучем артиллерийском парке. Калужский губернатор К. Н. Жуков так и написал на докладной о назначении: «без содержания, впредь до перечисления в запас». Это событие вскоре свершилось. Став отставным военным, 9 августа 1886 года Трояновский окончательно был утвержден в должности калужского полицмейстера. С этого момента началась не совсем привычная для него жизнь. Сферы городской жизни, которыми ведала тогда калужская полиция, не ограничивались охраной общественного спокойствия и розыском преступников. В ее компетенции была регистрации приезжающих в город на длительный (более двух дней) срок, надзор за иностранцами и высылка их, учреждение опек и выдача разрешения на открытие учреждений, выставок, публичных чтений; надзор за питейными заведениями; меры безопасности от огня; утверждению уставов различных обществ; исполнение паспортных законов и правил. Внимание полиции охватывали все стороны общественной жизни. В конце 19 века в 40-тысячной Калуге служили полицмейстер, его помощник, три пристава, три их помощника, двенадцать околоточных надзирателей, двадцать старших и восемьдесят младших городовых. Число городовых определялось из расчета - 1 полицейский на каждые 400 душ населения. И всем этим многочисленным контингентом приставов, околоточных надзирателей, жандармов и городовых руководил полицмейстер.

На должности полицмейстера Евгений Иванович проявил себя талантливым руководителем и организатором. В течение своей служебной карьеры он получил чин статского советника (генерал-майор). За выслугу лет награжден пятью орденами: Св. Станислава 11 и 3 ст., Св. Анны 2 и 3 ст., Св. Владимира 4 степени. Активно занимался благотворительной деятельностью. Вот все должности, которые ему удавалось совмещать почти одновременно: директор Губернскогo Тюремного Комитета, член Калужского Общества помощи бедным, пожизненный член Общества восстановления православного Христианства на Кавказе, член-сотрудник Императорского Православного Палестинского Общества, почетный член Калужского Отдела Российского Общества покровительства животным, корреспондент Главного Управления Государственного Коннозаводства, член Совета Калужского Общества Сельского хозяйства, член совета Отдела Попечительства Государыни Императрицы Марии Федоровны о глухонемых, казначей Управления Российского Общества Красного Креста и заведующий столовой для бедных, казначей Калужского Окружного Управления Императорского Российского Общества спасения на водах, член Комитета по постройке новых зданий Губернской тюрьмы, товарищ Председательницы общины сестер милосердия, Почетный гражданин города Калуги, Почетный член Общества Садоводства, почетный член Калужского Вольно-Пожарного Общества. Кроме того, Е. И. Трояновский активно участвовал в первой всеобщей переписи населения 1896-1897 годов, о чем имел благодарность Его Величества – императора Николая II. А во время русско-японской войны он opгaнизовывал склады пожертвований для воинов.

Яркая общественная деятельность Е. И. Трояновского отмечена благоустройством города и быта калужан. Стремление нового полицмейстера к городскому благоустройству началось не случайно. «….Объезжая неоднократно в текущем марте месяце окраины города, - писал Д. И. Трояновский в 1890 году частным приставам, - я был глубоко возмущен отсутствием всякого надзора за нашими захолустьями, которые вполне в настоящее время оправдывают это название: все немощеные улицы и переулки – Зеленая, Храповская, Аптекарская и все пустыри, Пятницкая, Солдатская, стали невозможны не только для пешеходов, но и легковых извозчиков, да и для телег небезопасны. Они сплошь изрыты свиньями, которые бродят стадами, а коровы пасутся между ними, растаптывая грязь. Все помои льются и отбросы выливаются прямо на середину улиц без всякого стеснения… Поставляя на вид эти упущения Приставу I-й части предписываю в самый кратчайший предоставить мне точные списки всех домовладельцев, держащих свиней, и предложить им, обязав подпискою немедленно, все улицы на общий счет заровнять боронами и укатать катком в недельный срок, а если последуют отказы или свиньи будут бродить по-прежнему - привлечь к законной ответственности всех владельцев свиней и коров одним общим актом, который передать г-ну Городскому судье 1-гo участка для для наложения взыскания за неисполнение законных требований полиции, так и за допущение бродить скоту по улицам, и за порчу последних... » С удивительным упорством и рвением принялся новый полицмейстер наводить порядок и облагораживать калужские улицы. Тем, что Калуга имеет такой замечательный парк на тихой окраине - Загородный сад – калужане целиком обязаны Трояновскому. До 1886 года это место было закрыто для общественных гуляний, поскольку здесь размещалась летняя резиденция калужских правителей - губернаторская дача с соответствующей атрибутикой: сторожевые будки, шлагбаумы, ограждения. С полного содействия гражданского губернатора К. Н. Жукова новый полицейский начальник с данным ему в помощь чиновником особых поручений Ю. И. Дядюшею собственноручно распланировал будущий парк, наметил аллеи и активно инспектировал посадку деревьев (преимущественно лип), что в результате привело к фактическому обращению этого сада на высоком берегу речки Яченки в “любимое место отдыха калужан.” Стремясь по силе возможностей содействовать благоустройству города, Евгений Иванович терпеливо и неустанно лично следил за правильной засыпкой пересекавших город глубоких оврагов. По его указу в 1911 году у Мясных рядов на месте рва глубиною в одиннадцать саженей разбит им и засажен сквер, проведены дорожки и устроены на его личные средства прочные неподвижные скамьи-диваны. До бань Давингофа была засыпана узкая полоса рва и высажены деревья, а вдоль бульвара посажена живая изгородь. На месте старого Мироносицкого пруда, где ныне стоит памятник фронтовым медработникам около автовокзала, Е. И. Трояновским был разбит красивый сквер. Евгений Иванович также устроил при работном Доме огород, чтобы призреваемые могли прокармливать самих себя. Перед первой мировой войной, когда Е. И. Трояновский оставил должность полицмейстера, его огород получил название образцового, а городское и губернское начальство любило показывать его важным гостям. В нем росли многие сорта плодоносных деревьев и ягодных кустарников.

После затянувшейся карьеры калужского полицмейстера в 1912 году Е. И. Трояновский возглавил тюремную инспекцию, директором Калужского тюремного комитета которого он был с 1887 года. В начале первой мировой войны, будучи губернским тюремным инспектором, а по общественной линии – Почетным членом попечительства и Товарищем Председателя, Е. И. Трояновский организовал в работном доме изготовление обуви для армии. В 1916 году число воспитанников перевалило за 150 человек и бывший полицмейстер возглавил это учреждение, став Председателем попечительства. К сожалению, последним. Подпись Евгения Ивановича еще встречается в бумагах Тюремной инспекции в конце февраля 1917 года. 1 марта в Калуге узнали о событиях трехдневной давности, происшедшие в Петрограде. Тогда же вышел декрет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, гласивший: «Ввиду дезорганизирующего общественную работу поведения немедленно уволить без уплаты жалования вперед всех бывших членов полиции: исправников, приставов, становых, урядников, городовых, жандармов и др., занимающих места в общественных и государственных учреждениях». Трояновский попадал под категорию «бывший», поэтому 7 марта 1917 года исходящие документы тюремного ведомства подписывал уже другой человек. А Евгений Иванович попал в еще недавно подведомственное ему учреждение. По обвинению «в злоупотреблении служебным положением» бывший тюремный инспектор занял одну из камер калужской тюрьмы и провел там в ожидании приговора три месяца. Следствие было приостановлено за “отсутствием политической вины”, и в мае 1917 года Трояновский был реабилитирован. После выхода из заключения бывший полицмейстер “выехал из Калуги на Кавказ для поправления расстроенного здоровья”. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ:

Е. Фридгельм. Калуга и калужане. К. Золотая аллея. 1998 г. стр. 79-82

Е. Фридгельм. Калужский полицмейстер Евгений Иванович Трояновский. Материалы 2-й Калужской краеведческой конференции. К. 1998 г. стр. 63-78.