Архимандрит Амвросий (Фонтрие)

Святитель Нектарий Эгинский

Жизнеописание

Возобновление Эгинского монастыря

Часть 2

Греческим монастырям несвойствен комфорт. Там нет ни водопровода, ни газа, ни электричества, ни отопления. Зимы часто бывают достаточно суровыми. Эгинская обитель была еще не полностью отреставрирована. Жизнь в ней была бедной и трудной. “...Меня огорчила твоя болезнь, — писал он К. — Ты простудилась из-за сырости в твоей келии, так как невозможно было отремонтировать ее на скудные средства. Почему было не написать мне? Я бы выслал денег... Не надо больше мерзнуть, не подвергайте опасности вашу жизнь... Болезнь препятствует духовному росту для тех, кто не достиг совершенства. Здоровье вам нужно для духовного делания. Тот, кто несовершенен и кто выходит на брань, будет сражен, знайте это, если не будет здоровым, ибо ему будет не доставать той моральной силы, которая укрепляет совершенных. Для несовершенных здоровье — это колесница, несущая бойца к победному завершению сражения. Вот почему я советую вам быть рассудительными, знать меру во всем и избегать чрезмерностей. Строгости идут рука об руку с мерой добродетели. Человек, не достигший высоких моральных добродетелей и желающий соперничать с совершенными в строгости жизни, подвергается опасности впасть в прелесть и пасть. Поэтому ведите себя с сокрушением сердечным подобно начинающим, дабы хранила вас милость Божия. Мне хотелось бы, чтобы каждая из вас старалась с сокрушением сердца самостоятельно молиться, призывая помощь Божию для собственного укрепления. Строго следите за тем, чтобы не судить, не обличать и, особенно, не отталкивать ближних, как несовершенных, ибо вы рискуете при этом вызвать обиду, а обида — это начало разделений. Если кто-либо из сестер по какой-нибудь причине возмутится, пусть она скажет об этом с любовью, а не станет выражать претензии, желая во что бы то ни стало быть услышанной. А коли не сумеет обрести покоя, пусть напишет мне, и я успокою ее... Пусть П. вместе с А. отведут тебя к доктору, дабы убедиться, что твоя простуда не оставила никаких последствий. Тебе следует прислушаться к его предписаниям. Будучи в добром здравии, вы сможете духовно расти, в противном случае ваши усилия окажутся тщетными.

Вы должны соизмерять строгость постов со своим здоровьем, дабы не оказаться вынужденными уходить из затвора в города в поисках исцеления от телесных недугов. Посылаю вам по почте флакон одеколона, который представляет собой прекрасное лекарство. Современные врачи считают, что одеколон больше употребляется в фармацевтике, чем в парфюмерной промышленности. Поэтому не пренебрегайте этим лекарством. Живите в простоте сердечной, исповедуйтесь друг у друга. Шлю всем вам сердечное благословение. Хочу знать о вашем добром здравии... Если из-за болезни К. вы не можете вычитывать всю службу полностью, вычитывайте ее по частям и читайте молитвы!”

Содержательное письмо, полное советов и рекомендаций к правильному прохождению духовного делания. И какая мудрость! Будучи чудотворцем, Святитель не просит Бога о физическом исцелении своих инокинь. Он признает, что медицинская наука тоже от Бога. Лишь когда она исчерпывает себя, не достигнув результатов, Бог приходит на помощь. Великий Макарий Египетский говорит в одной из своих “Бесед”, что Бог, изливающий Своей милостью солнечные лучи как на добрых, так и на злых людей, и проливающий дождевые струи на праведных и неправедных, дал нам искусство врачевания и лечебные травы, дабы исцелялись от телесных недугов как верующие, так и неверующие. Все благое исходит от Бога, даже ограниченная человеческая наука — когда она действительно служит во благо. Бог вдохновляет, руководит и неверующим врачом — в тех случаях, когда человек с верой обращается к Нему за помощью. Так некогда нам довелось видеть одного грека, который оперировал в Германии своего тяжело больного брата по указанию святителя Нектария, явившегося ему во сне.

Вообще здоровье духовных чад было для Святителя предметом серьезной заботы. Здоровье лежит в основе правильной аскезы. Святитель часто возвращается к этой теме в своих письмах: “... Молитесь друг о друге, дабы быть в добром здравии. Бог услышит вас и не отвергнет ваших просьб”. И другой инокине: “Пусть Х. не пренебрегает своим здоровьем под предлогом исключительно попечительства о своей душе... Вы достигните совершенства лишь со временем. Не переступайте грань меры. Бог ниспосылает Свои дары не по усердию. Он дает их, когда это Ему угодно, и дары Его всегда бескорыстны. Все, что мы получаем, мы получаем бесплатно по милости Божией. Последовательное выполнение повседневных трудов, полное предоставление наших чаяний Божиему произволению — вот что угодно Господу, щедро ниспосылающему нам Свои милости. Надейтесь и трудитесь. Не переступайте пределов своих возможностей, дабы не истощить их преждевременно”.

Святитель беспокоился также о трудностях, связанных с привыканием к общежительному существованию. Инокини делились с ним мыслями и переживаниями по этому поводу в своих письмах. Об этом можно догадываться по его ответу одной из них. Он, к слову сказать, может быть весьма поучителен и для тех, кто живет в миру, при городских храмах, где людям приходится сталкиваться с одними и теми же или, по крайней мере, очень сходными по своему характеру трудностями и искушениями. “Постигшее тебя искушение огорчает меня. Несомненно, что оно от лукавого. Без колебаний признайся во всем заинтересованному лицу и попроси его заступиться за тебя дабы положить конец искушению. По получении этого письма пойди в храм и помолись Матери Божией. Со своей стороны я буду призывать на тебя милость Божию и заступничество Пресвятой Приснодевы Марии, нашей единственной Надежды и Заступницы, и уверен, что ты будешь избавлена от твоего испытания. Заклинаю тебя: не позволяй чувству неприязни завладеть тобой. Это враг сеет в тебе ненависть к возлюбленной тобою сестре и матери Х. Он стремится искоренить в тебе чувства признательности к ней за все, что она сделала для твоей души, превратив их в ненависть. Знай, что в глубине твоего сердца коренится любовь к добрейшей Х. Движимый завистью и желанием отомстить за Х., враг старается искоренить твою любовь к ней. Пойми хорошо, что твоя обида идет от протестующего сердца, стремящегося отбросить эту чуждую ему неприязнь, а поскольку ему это не удается, оно проникается обидой. Вот почему твое состояние столь печально. Враг прилагает усилия, чтобы лишить тебя радости и любви, чтобы нарушить мир твоей души. Мужайся, однако, не отчаивайся, ибо с нами Бог. Бог не попустит твоего поражения. Но ты должна признать, что и ты частично виновата, ибо даешь своим мыслям вводить себя в заблуждение. Пренебрегая молитвой (сердечной), ты оставляешь свое сердце совершенно беззащитным. Молю тебя, непрестанно повторяй Молитву и не давай мыслям овладеть собой. Не позволяй своему сердцу уступать приступам злобливости”.

Какое глубокое знание человеческого сердца!

Ограждение сердца от мыслей — это трудная, но необходимая борьба для тех, кто вступил на путь добродетели. Великая святая — преподобная Синклитикия, известная своими духовными наставлениями, говорит, что корабль может потонуть по двум причинам: первая, внешняя, — это шторм, а вторая, внутренняя — это перегруженность корабля. Точно так же душа может подвергаться нападениям извне и поглощаться земными вещами или же изнутри — дурными помыслами, обволакивающими сердце. Вот почему святой отец настаивает на очищении сердца от дурных помыслов и страстей. Возможно, более важно хранить сердце от дурных страс-тей и помыслов, чем чувства от вещей, которые могут быть вредными для них. Святые Отцы подчеркивают, что благодать Божия, даруемая нам туне в крещении, пребывает в сердце, и Сам Господь говорит: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21). А Апостол добавляет: Бог послал в сердца ваши Дух Своего Сына, вопиющего: “Авва, Отче!” (Гал. 4, 6).

Поэтому святой отец в своем письме к Х. просит ее, чтобы все сестры исповедовали ему свои мысли, даже если они бывают постыдными. “Ты должна, — пишет он, — принимать сестер с любовью, дабы побеждать искушения”.

Когда К. сообщила ему, что мысли перестали беспокоить ее, он написал ей: “Я получил твое письмо и обрадовался. Да помилует тебя Господь и сохранит тебя в добром здравии души и тела”.

Так Святитель одновременно руководил, пребывая в Афинах, и школой, и своим новоустроенным монастырем. Подобно парящему над своим гнездом орлу, он защищал молитвами, заступничеством и советами своих эгинских духовных чад.

В случае, если кто-то высказывал желание поступить в обитель на послушании, следовало действовать следующим образом: “...По поводу девицы, о которой вы мне говорили, мне хотелось бы повидаться с ней, чтобы задать ей несколько вопросов и, главное, узнать, горит ли она божественной любовью, любит ли всем сердцем молитву, много ли в ней любви, сильной любви. Готова ли она на самоотречение. Способна ли отказаться от собственной воли и принять волю своей ближней. Может ли делать то, против чего восстает ее воля. Способна ли не оспаривать и подчиняться приказам, не артачась. Готова ли сказать Господу: Не как я хочу, а как Ты (Мф. 26, 39). Может ли переносить испытания. Обладает ли твердым упованием на Промысел и на покровительство Божие. И наконец, не вдаваясь в дальнейшие подробности, способна ли она до захода солнца все простить остальным сестрам исключительно ради заповеди любви. Если она со всем этим согласна, то пусть исповедует это перед всеми вами и перед иконой Спасителя в храме. Тогда воздайте хвалу Господу, Призвавшему ее, и, помолитесь, дабы Он укрепил вашу новую сестру. Ей следует поступить под руководство К., и во всем беспрекословно повиноваться ей. Да сохранит ее Господь под Своим покровом во веки веков, соделает достойной избранного ею звания и сопричтет к числу благоразумных дев. Того же, кстати, желаю и всем вам. Аминь”.

Общежительная жизнь не всегда оказывается реализованным идеалом. Она есть восхождение к совершенству, которое является общностью, созерцаемой в Святой Троице — образце и архетике всякой общины. Многие, увлекшись идеалом, вступают в церковную или монашескую общину и нередко оказываются разочарованными, ибо не находят там того, на что надеялись или, вернее, что воображали себе, забыв или не поняв, что именно там их ждет борьба и сражения. Земная Церковь — это школа, место, где совершается наше приготовление к Царству Небесному, здесь нам надлежит носить тяготы друг друга и исправлять собственные недостатки.

Не все шло гладко в Эгине. Святитель Нектарий узнал, что слепая Ксения, которую он сделал игуменией, заболела. Он написал ей письмо, которое повелел зачитать перед всей общиной: “...Узнал о твоей болезни. Я полагаю, дорогая Х. и вы, возлюбленные мои чада, что вы — благоразумные девы, стремящиеся к совершенству, постоянно держащие в руках зажженные светильники, имеющие при себе запасы елея и готовые войти в брачные чертоги славы Христовой. Я почитаю вас всегда бодрствующими и готовыми услышать глас; “Се жених”, при котором вы выйдете навстречу с зажженными светильниками в руках. Такова моя уверенность. Поэтому я не хочу допускать тех мыслей, которые беспокоят меня, в чем я несомненно прав. Ибо, как может случиться, чтобы дева не пеклась о елее для своего светильника, дабы выйти навстречу Господу, Которого избрала себе в Женихи?.. Ваши труды, сводящиеся к молитве и к посту, без размышлений, которые обязательно должны их сопровождать, не свидетельствуют о душевном усердии. Такие старания сами по себе не приносят ожидаемых плодов. Пост, бдение, молитва суть средства для достижения цели, а не сама цель, ради которой вы удалились в затвор. Я хотел бы, чтобы вы всегда помнили об этом, дабы не пасть с высоты вашего призвания и не пройти мимо цели. Многие постники и труженики телесной аскезы, принимающие средства за цель, посвятив этому свою жизнь, не достигают цели, работают впустую, что само по себе страшно. Заправляйте поэтому ваши светильники елеем добродетелей. Боритесь за освобождение души от страстей. Очищайте ваши сердца, храните их чистыми, отмывайте их от всяких пятен мылом очищения, по слову Писания, чтобы Пресвятой Дух дал вам Свои божественные дары и чтобы вы были преисполнены плодами Его благодати...”

В другом письме к Ксении он набрасывает портрет игумении монастыря: “Ты должна знать, что если ты пребываешь в добром здравии, то здоровы будут и сестры, а если ты заболеешь, страдать будут и те, кто чувствует себя здоровыми. Запечатлей как следует это в своем уме вместе со следующим: знай, что твое хорошее настроение просветляет лица сестер и превращает монастырь в рай. Плохое настроение и печаль передаются сестрам и радость изгоняется из рая. Знай, что радость и хорошее настроение сестер зависят только от тебя. Твой долг сохранить их в их сердцах. Тебе следует упражняться в этом, пересиливая саму себя. Не предавайся грустным мыслям, это задевает сестер. Мзда твоя будет велика, если ты станешь для них человеком, сообщающим радость. Я тебе это очень советую, потому что сам соделал это принципом своей жизни. Мне хотелось бы, чтобы твои подопечные взяли себе тот же принцип. Когда ты радуешь сердце ближнего, особенно сердце сестры, лишившей себя всего, будь уверена, что ты угождаешь Богу больше, чем если бы ты творила долгие молитвы и продолжительно постилась. Знай, что твое место — это место духовной матери. Ты уже не Хрисанфа (имя Ксении во св. крещении), которая могла делать, что ей заблагорассудится. Если ты строго выполняешь свои моральные обязанности по отношению к сестрам, ты одновременно выполняешь и обязанности по отношению к Богу. Если же ты пренебрегаешь первыми как бы в пользу вторых, знай, что последние не угодны Богу. Стоящая во главе монастыря, живет не для себя, но для общины, а живя для общины, живет для Бога, и Бог принимает эту жизнь как угодную Ему жертву.

Я пишу все это под диктовку некоего таинственного голоса, который движет моей рукой. Я намеревался написать тебе несколько слов совсем по другому поводу, а вот исписал уже четыре страницы...”

Его заботы о своих духовных чадах возрастали до такой степени, что он писал Ксении: “Я стал размышлять о необходимости моего присутствия в монастыре. Мы основали монастырь с малоискушенными инокинями. Хотя они и испытали себя в своей расположенности к такому образу жизни, они, тем не менее, не знают, что такое самоотречение для достижения совершенства в добродетели, что такое борьба против эгоизма и страстей души и тела, что такое борьба с миром, то есть с тревогами этого мира, что такое борьба с противником, с вечным врагом. Они исхлестаны всеми ветрами, покалечены всеми штормами житейского моря. Корпус их судна расшатан, ими овладевает ужас. Они лишены опытных капитанов и им не достает мужества. Нет никого, кто мог бы поддержать их примером собственной борьбы. Все это заставило меня призадуматься. Я хотел бы быть среди вас, чтобы вселить в вас уверенность, научить вас. Как подсказывает мне интуиция, моя удаленность от вас не продлится долго, и я смогу приехать к вам на довольно продолжительное время. Тогда я сумею оказать вам необходимую поддержку и помочь советом.

Когда я высадился на Эгину с целью основать там монастырь, то еще не знал, что возлагаю на себя ответственность, которая заставит меня в один прекрасный день остаться жить с вами. Желание мое — отправиться в Скопель [1], но внутренний голос говорит мне: “Ты взял на себя обязанности на Эгине, ты должен их выполнить, оставшись там. Молитесь, чтобы Бог просветил меня и я сумел исполнить Его волю”.

Однако в то же время заботы о монастыре не остудили его ревности и в деле общественного служения Церкви, ибо в это время он задумал “создать в соответствующем месте в 30–45 минутах от монастыря богословскую школу, выпускающую проповедников слова Божия, исполненных божественной любовью, усердием и полного самоотречения, работающих на ниве Церкви Христовой и приносящих себя в жертву на алтарь Христовой любви... Молите Бога, да услышит Он мои молитвы во славу Свою и во благо людей...”

В это время перед Святителем открывались различные пути. Который из них следовало предпочесть? В какой-то момент казалось, что вот-вот и бывший митрополит Пентапольский займет вакантную епископскую кафедру в Халкисе, на острове Эвбея, где он был некогда проповедником. 27 марта 1907 г. он писал Ксении: “Жители Халкиса хлопочут, чтобы я был у них епископом. Результаты мне неизвестны. Думаю, что Бог откроет одной из вас, угодно ли Ему, чтобы я был Халкисским епископом. Если будет на то Его воля, пусть она совершится”. А 12 июня того же года он сообщил, что Священный Синод отказал жителям Халкиса в их просьбе.

Воля Божия проявилась в отказе Синода. Св. Нектарий подал в отставку из Школы Ризари и получил месячную пенсию в триста драхм.

  1. Вероятно, имеется в виду остров Скопелос, к северу от о. Эвбея. ^