Архимандрит Амвросий (Фонтрие)

Святитель Нектарий Эгинский

Жизнеописание

Детство

Влияние семейной среды играет обычно важную роль в формировании человека. Религиозная атмосфера православной семьи всегда церковна. Иконы символизируют присутствие небесной Церкви, а зажженные перед ними лампадки напоминают о молитве, о даре, о жертве. Благочестивая мать ежедневно кадит святые образа и дом, благословляет уход и приход своих детей. Отец семейства благословляет хлеб, заработанный трудом своих рук. Каждый месяц приходит священник для освящения и благословения дома. Вот, что советует родителям Апостол Павел в своем Послании к Ефесянам: “Отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем”. Именно в такой простой, многодетной, благочестивой, бедной и живущей по заповедям Божиим семье родился 1 октября 1846 года в Селибрии Фракийской, неподалеку от Константинополя, Анастасий Кефала. Великий Апостол языков Павел узнавал в своем ученике Тимофее нелицемерную веру матери его Евники. Подобно тому и живая вера Марии Кефала, матери нашего Святителя, обитала в ее сыне. Вскормленный молоком благочестия, будущий Нектарий был с самых малых лет таким, каким оставался всю свою жизнь, — умным, кротким, смиренным, цело-мудренным, другом добродетели. Нам рассказывали, что еще малым ребенком он, возвращаясь из церкви, влезал на стул и, будто с высоты кафедры, повторял проповедь, услышанную в храме. До момента, когда ему надлежало пойти в общеобразовательную школу, родители, особенно, мать, уже познакомили его со Священной Историей и научили читать наизусть псалмы. Мальчику особенно полюбился пятидесятый псалом, написанный Давидом в покаянии после убийства мужа Вирсавии. Он любил повторять стих: Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей... (Пс. 50, 3), как бы пролагая тем главную линию своей жизни — покаяние и смирение.

Сам Господь призывает нас к смирению, когда говорит: Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Чтобы стяжать покой, о котором говорит Христос, надо знать или узнать, что испытал Он Сам, и также испытать это. “Смириться — это значит отсечь собственную волю”, — говорит святитель Нектарий своим инокиням после того, как научился этому сам. Ибо и Господь говорит, что Он сошел с Небес для того, чтобы исполнить не Свою волю, но волю пославшего Его Отца. Святитель Нектарий обладал подлинным смирением, тем, которое укрепляет душу человека, научает ее быть мужественной и терпеливой пред лицом искушений и которое не сводится к внешним признакам, к смиреннословию, его Сам Дух Святой созидает в глубине человеческой души, как об этом сказано в речи св. Григория Паламы, посвященной Ксении. Что же касается покаяния, под воздействием которого св. Апостол Павел говорил, что он — первый из грешников, то мы знаем, что посредством его Апостол стяжал великую милость Божию и достиг третьего неба.

Также особенно привлекал юного Анастасия и другой стих того же 50-го псалма: Научу беззаконных путям Твоим и нечестивые к Тебе обратятся (Пс. 50, 15). Здесь — некое предуказание на его будущее святительское призвание. Анастасию было от силы семь лет, когда он однажды купил бумагу и склеил страницы в тетрадь. На вопрос матери, что он собирался из нее сделать, он ответил, что намерен записывать в такие тетради слова Божии. Да, бывают дети, превосходящие мудростию старцев. За таких детей Христос благодарил Отца, скрывшего свои тайны от мудрых и ученых, но открывающего их кротким и незлобивым младенцам с чистым сердцем. Анастасий мог бы сказать о себе словами Псалмопевца Давида: На Тебе утверждался я от утробы; Ты извел меня из чрева матери моей; Тебе хвала моя не престанет (Пс. 70, 6). С самых ранних своих лет он сильно отличался от окружавших его детей и редко общался со своими сверстниками. В Селибрии его называли Анастасий Простец.

* * *

Весьма одаренный как в светских, так и в духовных науках, юный Анастасий не мог, однако, заниматься ими у себя на родине. Бедность родителей (его отец потерял зрение), отсутствие средней школы вынудили его уехать из родных мест. Мальчику было четырнадцать лет, когда, получив материнское благословение, взвалив на плечи котомку с вещами, он отправился в порт Селибрии, чтобы добраться до Константинополя. В порту готовился к отплытию небольшой пароход. Анастасий попросил капитана взять его в качестве бесплатного пассажира. Капитан, видя возраст мальчишки, сказал ему с усмешкой: “Пойди, парень, прогуляйся, а потом приходи!” Анастасий понял, что ему отказали, но внутренний голос подсказал ему остаться на причале. Капитан запустил двигатель, но пароход не трогался с места. Он прибавил обороты, но судно не двигалось. Тогда растерянный взгляд капитана встретился с умоляющим взглядом Анастасия. “Поднимайся”, — сказал расстроенный и раскаявшийся капитан. Мальчик стрелой влетел на судно. Наконец-то! И корабль вышел в море. Радости юного избранника Божия не было конца. Погруженный в себя, он славил Бога и благодарил Его. Время от времени Анастасий устремлял в небо взор, исполненный благодарности. “На землю” его вернул вид контролера, проверявшего у пассажиров билеты. У мальчика билета не было, его охватил страх. Капитан, который посадил его на корабль, находился в машинном отделении. “Что мне делать? — думал Анастасий. Что я ему скажу? Поверят ли мне, если скажу, что я беден и что у меня нет денет?” Страх душил мальчика... Он скажет правду, всю правду, просто и уверенно... В конце концов почему ему не должны поверить? И когда контролер оказался перед ним, Анастасий сказал:

— Я беден. У меня нет денег. Я уехал от родителей, чтобы начать работать и зарабатывать на жизнь, помогая одновременно родителям.

Эти слова, вложенные в его уста почивавшим на нем Духом Святым, тронули своей искренностью сердце контролера, который поверил всему, что сказал ему мальчик. И вновь Анастасий возблагодарил Господа, не оставлявшего его без Своего попечения, как мы в этом сможем убедиться, в течение всей его святой жизни.

В Константинополе

Оказавшись один в столице древней империи, Анастасий принялся подыскивать себе работу. Ему предложили работать в качестве подмастерья у часовых дел мастера, но он отказался, считая плохим ремеслом чинить то, что ломали другие, и предпочел тяжелую работу на табачной фабрике. Жил он в то время в такой бедности, что однажды, стесненный в средствах до крайности, решил... написать Господу письмо с изложением своих нужд и потребностей — такова бы его детская простота и непосредственность. “Я попрошу у Него, — думал он, — фартук, одежду, обувь, ведь у меня ничего нет, мне холодно...” Вооружившись карандашом и бумагой он написал: “Христос мой, у меня нет фартука, нет обуви. Прошу Тебя послать их мне. Ты знаешь, как я люблю Тебя”. Затем сложил письмо, запечатал его и на конверте проставил следующий адрес: “Господу Иисусу Христу на Небеса” и с тем отправился на почту. По дороге ему повстречался сосед-торговец, и, как показало дальнейшее, встреча эта (как, впрочем, и все, что с нами происходит) была делом Промысла Божия.

— Анастасий, куда ты идешь? — спросил сосед.

Этот неожиданный вопрос смутил мальчика, пробормотавшего что-то в ответ и продолжавшего держать в руке письмо.

— Давай мне твое письмо, я его отправлю.

Не раздумывая, он отдал письмо. Торговец взял его, положил в карман и пошел дальше. А Анастасий, радостный, вернулся домой. Торговец же, уже подойдя к почтовому ящику, обратил внимание на загадочный адрес и, будучи не в силах удержать свое любопытство, вскрыл конверт и прочитал письмо. Взволнованный и встревоженный, он подумал, что Анастасий — исключительный ребенок, и решил тотчас же ответить на письмо, несомненно, подвигаемый к этому Тем, Кто сказал: вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Набросав на бумаге несколько трогательных слов и вложив в конверт деньги, торговец послал этот конверт Анастасию. Ответ Господа оказался настолько быстрым, что наш юный святой уже через день, придя на работу, предстал перед своим хозяином в новой одежде. Увидев его столь хорошо одетым, хозяин пришел в ярость, обвинил Анастасия в краже денег и безжалостно избил. Мальчик протестовал, кричал, что он ни в чем не повинен и говорил невероятную правду о том, что деньги ему послал Бог.

— Я никогда в жизни не крал!

Однако на него продолжали сыпаться такие сильные удары, что на крик прибежал на помощь тот самый сосед-торговец, его покровитель, он-то обо всем и рассказал жестокосердному хозяину мальчика, избавив тем самым Анастасия от бесчеловечных истязаний.

Таким нелегким трудом юный святой зарабатывал свой хлеб, обеспечивал себе возможность учиться и помогал деньгами семье.

Способности и любовь к наукам уже сами по себе могут формировать мудрых и ученых мужей. Но когда к этим двум факторам прибавляется и третий, куда более существенный фактор — святости, мир приобретает в лице подобных людей великих духовных вождей и руководителей. Малая крупица святости перевесит тонны человеческой мудрости. А Анастасий обладал такой святостью. И потому ни суета, ни развлечения, ни соблазны и “удовольствия”, которых всегда вдоволь в таком большом городе, как город на берегах Босфора, ни на мгновение не отвлекали юношу от молитвы, от церкви, занятий и работы. Жизнь его была такой же строгой, как и жизнь святителей Василия Великого и Григория Богослова в период их обучения в Афинах. Сам св. Григорий говорил в своей речи при погребении св. Василия, что если для многих Афины казались нездоровым городом, то для него они были сокровищем, ибо одарили дружбой с Василием, который по строгости своего характера был священником задолго до своего рукоположения...

Благодаря усердию в чтении, Анастасий собрал огромное количество текстов, мыслей и изречений из Священного Писания, трудов святых Отцов и философов. То, что ему казалось полезным для близких, он переписывал на табачной бумаге. В прологе своей книги, озаглавленной «Кладезь священных мыслей», святитель Нектарий говорит по этому поводу: “Настоящий труд является результатом долгой и упорной работы, вызванной давним желанием распространить те знания, которые имеют душеполезный смысл... За неимением денег я не мог их опубликовать. Однако мне удалось найти способ обойти эту помеху, используя в качестве рекламных листков сигаретную бумагу константинопольских табачных торговцев. Идея показалась мне удачной, и я сразу же взялся за осуществление. Я ежедневно переписывал на большое количество таких листков собранные мною мысли. Таким образом, любопытные покупатели могли, прочитав их, поучаться всему мудрому и душеполезному...”

Желая продолжать учебу, Анастасий со временем вынужден был оставить свою работу. Он нанялся в качестве школьного лаборанта в один из константинопольских колледжей, входивший в юрисдикцию храма Гроба Господня и, преподавая в нем в начальных классах, имел возможность обучаться в старших.

Однажды ему захотелось поехать в родные места, в Селибрию, чтобы отметить там Рождество Христово. Он сел на парусный корабль, ибо дороги в то время были плохими и редкими. В пути разыгрался настолько сильный шторм, что корабль чуть не потерпел крушение. Многие путешественники роптали на Бога. Анастасий же, ухватившись за провисшие паруса, из глубины сердца взывал к Господу: “Боже мой, спаси меня. Я буду учить богословие, чтобы заставить молчать тех, кто хулит Имя Твое Святое”. Внезапно шторм прекратился и корабль, целый и невредимый, вошел в порт раньше намеченного времени.