Архимандрит Амвросий (Фонтрие)

Святитель Нектарий Эгинский

Жизнеописание

Эгина

Часть 1

В 1908 году начался последний период жизни св. отца, окончательно переселившегося на жительство в свой Эгинский монастырь, “эту возлюбленную обитель...”

Это событие было открыто отцу Николаю, монастырскому священнику, за некоторое время до того, как оно произошло. Ему было видение, в котором он узрел сидящую на троне в роскошном зале Женщину необыкновенно благородного вида, держащую на руках излучающего свет Младенца. Поклонившись Ей, он почувствовал, как его губ коснулась нежная роса. Из середины зала уходила лестница. Неожиданно раздался голос: “Нектарий идет”. В то же мгновение появился Нектарий, который начал подниматься по лестнице. Женщина встала, подошла к нему и сказала: “Помнишь ли ты, что Я приходила за тобой некоторое время тому назад? Я тебя отпустила, потому что ты был нужен инокиням”. Божия Матерь, указав на него как на руководителя монастыря, избавила его когда-то от грозной болезни именно для выполнения возложенной на него миссии.

И здесь, в этом благословенном месте, перешагнувшего за 60-летний рубеж Святителя ждало немало испытаний, трудов и борьбы. Он принялся за благоустроение обители, которой стараясь всеми силами привести ее в совершенный порядок, придать ей достодолжный вид. Ежедневно Нектарий проводил со своими монахинями занятия по догматике, этике, аскетике.

Вечерами он усаживался во дворе под сосной и рассказывал сидящим вокруг него монахиням о неисповедимых тайнах Царства Божиего. Никто не замечал, как проходило время.

— Уже поздно, — иногда говорил он. — Пошли в храм на молитву. Затем, после окончания службы, добавлял: — А что если прочесть несколько молитв Божией Матери?

Время продолжало свой бег, и утреннее пение петухов заставало всю общину в храме во время молитвы.

“Однажды, — рассказывала сестра Х. — свидетельница чуда, — мы попросили нашего Владыку после обычной вечерней беседы объяснить нам, каким образом творения, лишенные разума и голоса, как, например, солнце, луна, звезды, свет, воды, огонь, море, горы, деревья, словом все те творения, которых псалмопевец призывает петь хвалу Господу, могут воспеть эту хвалу? Святитель ничего на это не ответил. Через несколько дней под той же сосной и при обычной вечерней беседе он сказал нам:

— Вы меня просили несколько дней тому назад объяснить вам, каким образом творения Божии поют Богу хвалу. Так вот, послушайте же их.

Одному Богу известно как, но монахини вдруг оказались в преображенном мире, где отчетливо слышали, как каждое творение пело и на свой лад воздавало хвалу Господу и Творцу”.

Это чудо напоминает чудо, совершенное преподобным Серафимом Саровским, этим удивительным русским святым, жившим в прошлом веке, когда он показал пришедшему к нему посетителю божественный свет и славу будущего века. Также и русский Странник, восхищенный Духом, в порыве несказанной радости отмечал, что “деревья, трава, птицы, земля, воздух, свет — все говорило ему, что существуют ради человека, свидетельствуют о любви Бога к человеку, что все молится, все поет славу Богу!”

Отдавая много времени наставлению и обучению монахинь, службам и, особенно зимой, литературным занятиям, св. Нектарий занимался также физическим трудом, иногда весьма тяжелым. Он копал грядки и ухаживал за садом, ходил довольно далеко за водой с большими ведрами для полива, перетаскивал огромные камни для строительства келий, даже мастерил сандалии для своих инокинь и т. п.

“В августе 1910 года, — пишет отец Филофей из Пароса, — я приплыл на Эгину, чтобы получить его благословение. К полудню я добрался до монастыря. Солнце нещадно палило. За пределами мо-настырской стены я увидел белобородого старика, голова которого была покрыта соломенной шляпой, а полы рясы подобраны и заткнуты за пояс. Он грузил лопатой землю и камни в тачку и отвозил ее метров за шестьдесят. Не узнав в нем владыку Нектария, моего духовного наставника, приняв его не то за рабочего, надевшего подрясник, чтобы не запылить свои одежды, не то за послушника, я подошел к нему, поздоровался и спросил:

— Здесь ли владыка Нектарий?

— Да, — был ответ, — он здесь. Что вы от него хотите?

— Пойди скажи ему, что его хочет видеть диакон, один из его духовных чад.

— Сию секунду. Да будет это угодно Богу, — сказал он.

Бросив свои рабочие инструменты, он показал мне гостиницу — маленькую недавно построенную комнатку, предназначенную для приезжих и расположенную вне монастыря.

— Пойди в ту комнату, — сказал он мне, — и жди. Я схожу за ним.

Через несколько минут он вернулся в клобуке и в рясе с широкими рукавами. Тогда я понял, что человек, принятый мной за рабочего, был Святитель. Мне никогда бы не пришло в голову, что митрополит мог выполнять такую работу в час, когда все предавались дневному сну. Достоинство, с которым он носил свои одежды, несомненно, велико, но чувства его были смиренны. Поздоровавшись, он выразил радость, когда узнал, что я удалился в Лонговардский монастырь, и сказал:

— Постарайся остаться там, ибо привела тебя туда Пречистая Дева. И без повеления Ее Самой, Матери Божией Животворящий Источник, никогда не уходи из этого монастыря. Тебе предстоят испытания и скорби, но наберись терпения. Господь говорит, что лишь многими скорбями мы вступаем на путь Жизни. Претерпевший до конца спасется.

Все, что было предсказано мне Святителем, со мной случилось. Св. Нектарий обладал пророческим даром, которым обладают лишь святые”.

Однажды Эгинский монастырь, находившийся еще в стадии строительства, посетил митрополит Афинский. Остановившись у служебного входа, он попросил у бедно одетого старика, готовившего строительный раствор, позвать митрополита Пентапольского. “Старик” тотчас отправился за “ним”. Когда Афинский митрополит увидел рабочего, превратившегося в иерарха, он испытал некоторое замешательство и сказал:

— Это ты, Нектарий? В таком виде?..

— Так угодно Господу, — ответил Святитель.

Его собеседник показал на развалины монастыря, расположенного на горе св. Дионисия, который просматривался со стороны обители, и сказал:

— Нектарий, ты видишь эти развалины? Через несколько лет твой монастырь, на который ты тратишь столько сил, будет выглядеть так же.

Святитель вдохновенно ответил:

— Брат мой и сослужитель, речь вовсе не о том, придет ли мой монастырь в такое состояние, как ты говоришь. Наоборот, в скором времени эти развалины восстанут на острове во славу Триединого Бога.

Божии люди не ведут дневников, поэтому мы знаем очень мало об их внутренней жизни, их внутренняя борьба неведома нам. Один живший на Эгине аскет рассказывал нам, что Святителя видели молящимся со слезами на глазах в храме перед святыми иконами в течение трех дней и трех ночей без всякой пищи и без воды. Никто не знает, какое испытание он тогда претерпевал. Лишь после явления Ангела Господня он покинул храм и, победив искушение, вернулся к обычной повседневной жизни. Искушениям подвергаются даже святые — до самого конца их земной жизни. История же фиксирует лишь внешние события, такие, как, например, следующее.

Жила на Эгине некая вдова, прибывшая туда из другой области и продававшая свечи. Звали ее Лазуря. Несмотря на внешне благочестивый вид, Лазуря на самом деле была орудием дьявола. Она не давала покоя своей дочери, обвиняя ее в том, что у нее, якобы, были любовники. Несчастная девочка нашла себе приют в Троицкой обители, а в Святителе — своего защитника. Убедившись, что дочери удалось уйти от ее “опеки”, Лазуря пришла в ярость и стала распространять гнусную клевету на Святителя. У нее был дар убеждения, и все ей верили. Св. Нектарий обратился за советом к Митрополиту Афинскому, который рекомендовал ему продолжать опекать девочку, которой только что исполнилось восемнадцать лет.

Почувствовав свое поражение, Лазуря, по наущению дьявола, отправилась в Пирей, пришла к судье и со слезами на глазах изложила ему свою трагедию:

— У меня, — рассказала она, — есть очень красивая дочь восемнадцати лет. Я хорошо помню, каких лишений и мучений стоило мне, несчастной, воспитать ее. И вот теперь ее сбили с верного пути. В женском монастыре на Эгине живет монах, который делает вид, что ведет аскетический образ жизни, а на самом деле сделал из монахинь своих любовниц. Детей, которых они ему рожают, он бросает на дно колодца. Этот негодяй околдовал мою дочь и взял ее в свой монастырь. Он погубит ее. Придите мне на помощь и спасите моего ребенка...

Возмущенный судья вступился за Лазурю. В сопровождении двух жандармов он на следующий же день отправился на Эгину, стал стучать в ворота монастыря, даже пытался взломать их, и пошел к Святителю. Испуганные таким вторжением, монахини плакали и кричали: “Господи, помилуй!”

Святитель, улыбаясь, встал, чтобы поздороваться с судьей, который грубо сказал ему:

— Отродье монашеское, где находится колодец, в который ты бросаешь твоих нажитых с монашками детей?

Продолжая улыбаться, св. Нектарий сел и ничего не ответил. Судья пришел в еще большую ярость. Он стал угрожать Святителю, что вырвет ему бороду, нанося ему тем самое большое оскорбление, которое только возможно в Греции причинить служителю Церкви: борода здесь считается символом посвящения Господу. Святитель оставался спокойным, продолжая улыбаться. Но обратив глаза к небу, он молился за несчастного судью, ставшего жертвой Лазури, которая, в свою очередь, стала жертвой дьявола.

Когда обезоруженный судья удалился с угрозами, инокини собрались вокруг духовного отца. Одна из них дерзнула взять слово и сказала:

— Надо донести на этого злодея.

— Я давно учу вас, что Бог руководит всем и что ничего не происходит без Его воли! А вы теряете терпение? Не возмущайтесь и благословляйте Имя Господне.

— Но Вам следовало бы оправдать себя, — сказали другие.

— Я никогда не буду себя защищать, — ответил он им спокойно.

Он знал подобно Давиду, что спасение праведных идет от Господа. Он не защищал себя в Египте, не собирался себя защищать он и в этот момент. Господь приходит на помощь праведным, избавляет их от злых и спасает, потому что они Его соделывают своим убежищем.

— Лучше молитесь за этого человека, — добавил он. — Господь был распят и за него тоже.

И снова обратив взор к небу, он возобновил свою прерванную на мгновение молитву.

Девица была вызвана в суд и отправлена на обследование к гинекологу, который констатировал ее целомудрие. Что касается судьи, то он очень серьезно заболел в результате этого дела, но покаялся и попросил отвезти его на Эгину, чтобы попросить у Святителя прощения. Св. Нектарий простил его и судья поправился.

Слава о Святителе распространилась по всему острову. В трудных обстоятельствах жители острова шли к нему и просили его заступничества перед Богом. Он любил Эгинский остров, как любил свой монастырь. В 1906 году он подарил для украшения острова пять тысяч деревьев. Эгина хорошо знала, что в лице Нектария имела святого человека. Когда Святитель выезжал в город, жители острова выходили из своих домов, чтобы попросить его благословения. Каждый раз при служении Литургии он выходил из храма и благословлял остров крестообразно во все четыре конца, молясь об изобилии плодов земных и о плодородии полей. И действительно, в течение двенадцати лет, которые св. Нектарий прожил на Эгине, поля были очень плодородны, а фрукты изобильны. Так и по сей день от жителей острова можно услышать такие рассказы.


Однажды вечером какой-то крестьянин постучал в ворота монастыря и сказал пришедшей открыть ворота монахине:

— Не могла бы ты попросить владыку помолиться Богу, чтобы Он послал нам дождь. А то наши животные погибнут от жажды. Из-за засухи они не могут найти себе корма.

Монашка тут же отправилась доложить об этом епископу Пентапольскому, который сказал ей:

— Помолимся Богу, да услышит Он молитву крестьянина и сотворит по вере его.

Святитель воздел руки к небу и стал молиться. Через час над островом разразилась страшная гроза, которая продолжалась в течение всей ночи.

В другой год засуха свирепствовала до конца октября. По просьбе жителей острова, св. Нектарий отправился в сопровождении инокинь служить Литургию в соборе св. Дионисия Эгинского, расположенном на горе Палиохора напротив Троицкой обители. Еще до молитвы о ниспослании дождя и до окончания Литургии пошел такой обильный дождь, что пришлось ждать наступления вечера, чтобы отправиться обратно домой.

Рассказ о всех чудесах, совершенных св. Нектарием в течение его жизни, занял бы слишком много времени. Но во славу Бога, Который творит чудеса через Своих святых, мы расскажем еще о нескольких эпизодах.

Из всех уголков Греции на Эгину стекались многочисленные больные, брошенные медициной как неизлечимые. Страдающая от головных болей женщина, которой никакие врачи не могли помочь, пришла к Святителю за помощью и была исцелена одной-единственной молитвой и его благословением.

Из Ламии к нему приехал лунатик. Святитель отчитал его и отправил исцеленного восвояси.

Одна из сестер обители страдала параличом головы. Каждый день, рассказывает она, я страшно переживала от того, что не могла делать то же, что все сестры — склонять голову перед святыми иконами и перед игуменией Ксенией. Она поведала Святителю о своем недуге и о своей скорби. Во время следующей Литургии, в момент причащения, она увидела св. Нектария в лучах Божественного света и настолько обомлела, что даже не решилась подойти к чаше.

— Почему ты не подходишь? Иди же, — сказал ей Святитель.

Дрожа всем телом, она подошла. Ей показалось, что кто-то прикоснулся к ее голове. С этого момента болезнь оставила ее и больше никогда к ней не возвращалась.

К Святителю родители привели свою семилетнюю дочь, жившую с ними в одной из деревень острова. Девочка страдала хронической лихорадкой. Святитель прочитал над ней несколько молитв о здравии болящих, благословил ее, и девочка вернулась домой совершенно исцеленной.

Юная невеста, жертва колдовства и магии, пришла к Святителю в состоянии безумия и крайней нервозности. Он также прочел над ней молитвы об исцелении болящих и на изгнание злых сил, возложил на нее свои священнические одежды и тотчас недуг ее прошел. Об этом рассказывала она сама.

Сила Божия, пребывавшая в св. Нектарии, творила и другие чудеса. Неподалеку от монастыря находится колодец, из которого во времена Святителя черпали воду для работ по восстановлению обители и монастырского храма. Владелец колодца, видя, что запасы воды начинают истощаться, отказался давать воду. Строительные работы сразу же приостановились. Святитель помолился и во время его молитвы раздался шум водного потока, заполнившего колодец, который и по сей день неисчерпаем. Так, были завершены строительные работы, а хозяин колодца, исполненный страха Божиего и благодарности, сделал то, что ему и оставалось сделать — он подарил колодец монастырю.

Что же касается второго колодца, расположенного внутри монастыря, то он был выкопан вопреки всяким надеждам — настолько это место казалось сухим и бесплодным. Все советовали Святителю отказаться от затеи, ради которой, говорили ему, он напрасно затратит свои деньги. Здесь никогда не удастся найти воду, утверждали люди. В день преполовения Пятидесятницы, в праздник, предшествующий Неделе о Самаряныне, именуемый праздником источников и утоляющих жажду вод, Святитель приказал копать снова и — о чудо! вода забила ключом. Этот колодец и поныне поит и паломников, и монастырь.

В одном из поместий неподалеку от обители в полях завелись кроты. То было сущим наказанием Божиим. Кроты разрушали и поедали корни растений, плоды, картофель... В ужасе от этого бедствия хозяин отправился к Святителю и попросил его заступничества. Святитель приехал к крестьянину, освятил воду, окропил поля, и с этого момента кроты исчезли. Не зря Православная Церковь по несколько раз в год освящает жилища верующих, очищая их от всякой нечисти и ограждая от вражеских козней.

Каждая просьба Святителя осуществлялась, ибо Господь исполняет волю боящихся Его. Однажды, проходя мимо виноградников во время сбора винограда, св. Нектарий спросил у крестьянина, какой урожай собрал он, и, услышав ответ, пожелал ему на будущий год собрать в три раза больше. К великому удивлению жителей Эгины это пожелание осуществилось.

Незадолго до страшной блокады Греции со стороны союзных армий в 1914 году инокини реши-ли запастись различными съестными припасами. Когда они пришли за благословением Святителя, тот воспротивился их решению. Он сказал им, что в случае, если они осуществят свои замыслы, то наверняка пострадают от голода. Видя непреклонность святого отца, они отказались от своего плана и положились на Божию волю. И здесь в который раз Божественное Провидение вняло мольбам Своего раба. В течение всей войны монастырь ни в чем не испытывал недостатка. Хватало еды даже для приезжих. Исполнилось обетование Божие: (богатые) бедствуют и терпят голод, а ищущие Господа не терпят нужды ни к каком благе (Пс. 33, 11).

Игумения Хризолеонтисского монастыря, монахиня и ученица св. Нектария, рассказывала нам, что однажды в полдень в Свято-Троицкий монастырь прибыла группа паломников из 15 человек. В трапезной обед был уже разложен по тарелкам, для гостей не оставалось никакой еды. Монахини, пришедшие в некоторое замешательство, пришли поведать своему наставнику и отцу о случившемся. Св. Нектарий сказал им, чтобы они переложили еду обратно в кастрюлю. Сестры ответили ему, что и для монахинь и для гостей еды не хватит. Святитель настоял, чтобы они поступили по его совету. Макароны, соус, сыр были перемешаны в общей кастрюле, которую Святитель благословил во имя Отца и Сына и Святого Духа. Сначала положили ему, гостям, затем сестрам. На столе осталось еще три полные тарелки во славу Пресвятой Троицы...

Однажды Святителя попросили отправиться на кладбище, чтобы помолиться и вызволить из пут проклятья два неразложившихся тела умерших, которые были эксгумированы (эту историю, хотя и очень интересную, пришлось бы очень долго рассказывать). После службы он пошел пообедать к своему другу. Проходя вдоль берега моря, Святитель обратился с приветствием к рыбакам, чинившим сети. По своему обыкновению и доброму расположению сердца по отношению к ближнему он спросил их, много ли они поймали рыбы.

— Нет, — ответили рыбаки. — Мы ловили всю ночь и ничего не поймали.

— Я благословляю во имя Святой Троицы ваши сети, а вы забросите их вон в том месте, — сказал он, указывая пальцем в направлении этого места.

— Но мы расставляли сети именно там.

— Верьте в Бога и делайте, что я вам говорю.

Он благословил сети, рыбаков и пошел дальше.

Обед подходил к концу, когда в дверь хозяина постучали и попросили позвать епископа, которому принесли корзину, полную еще трепыхавшейся живой рыбы, в знак своей благодарности за прекрасный, обильный улов.

Сестра Нектария (она сама поведала нам эту историю), будучи подростком с репутацией несносного сорванца, пришла как-то утром в келию Святителя испуганная и запыхавшаяся. В течение некоторого времени за ней гналась огромная змея. Св. Нектарий увидел змею на монастырском дворе, благословил ее и приказал уйти. Змея повиновалась и уползла. “Когда первый человек — Адам, — говорит русский Странник, — пребывал безгрешным, все животные повиновались ему. Они со страхом приближались к нему, и он давал им имена... Святость есть не что иное, как воскрешение в человеке грешном безгрешного состояния первого человека, достигаемое усилиями и добродетелью...” и которое всеми животными воспринимается совершенно естественно.

Нестяжательность Святителя была абсолютной. Он раздавал все, чем владел, и в такой степени, что когда он прибыл навсегда на Эгину, он был вынужден взять взаймы тысячу драхм на переезд. Когда у него не было денег для раздачи милостыни, он отдавал нуждающимся свою одежду, обувь, как делал это еще в Афинах. Каждый раз, когда кошелек его оказывался пуст, он шел в церковь и, протягивая перед иконой Спасителя или Божией Матери руку, говорил:

— Вот видишь, Христе Боже, нет денег... Но Ты знаешь...

Ответ не заставлял себя ждать и помощь приходила неукоснительно. Св. Нектарий вспоминал слова Спасителя: Не заботьтесь... что вам есть и пить... во что одеться... Посмотрите на полевые лилии (Мф. 6, 25 и 28), или же: Ищите же прежде Царства Божия и... это все приложится вам (Мф. 6, 33).

Как описать созерцательную жизнь Святителя, его глубокое опытное знание сердечной молитвы, возносящей выше ангелов тех, кто упражняется в ней непрестанно, горя духом и пламенея любовью к Богу?

Творя молитву, он сам бывал словно объят пламенем, рассказывают те, кто знал его и молился вместе с ним. Он исходил из чувственного мира, целиком устремляясь к Богу. Ничто не могло отвлечь его, он не слышал даже стука в свою дверь. Если кто-то входил в его келию, он не замечал посетителя, настолько был поглощен созерцанием, о котором Исаак Сирин говорит, что оно превосходит любое самое совершенное и самое высокое знание. Царство Божие открывает себя, когда ум выходит за пределы телесных чувств.

Преподобный Симеон Новый Богослов пишет о том, что когда душа, познавшая небесные тайны, выходит за пределы своей тюрьмы (то есть тела и чувств), она видит весь свет и все, что находится в этом свете. То же происходит с человеком, выходящим за пределы самого себя, который постепенно освобождается от телесных потребностей, целиком и полностью уходит из этого мира за пределы чувственных вещей. Весь этот мир святой уподобляет тюрьме, лишенной света, а солнечный свет свету у фонаря, освещающего тех, кто находится в кромешной тьме тюрьмы. А за пределами этого слабого вещественного света есть еще и Свет Трех Лиц, находящийся по ту сторону всякого света, всякой мысли и всякого понятия. Свет — несказанный, несравненный, недоступный. И все, что находится в нем, не может быть увидено, познано и понято теми, кто находится в заключении в тюрьме этого мира...

Лишь при соблюдении заповедей Божиих, когда мы покаемся и возжаждем смирения, нам может приоткрыться небольшое оконце в небесном своде, сквозь которое человек сподобляется узреть Свет невещественный и духовный, идущий из-за небесных пределов. Завидев его, душа входит в возвышенное состояние, она вся поглощается восхищением... Душа пребывает в созерцании этого Света, оказывается как бы восхищенной на небеса. Более чем лучезарный, этот чудодейственный Свет проникает в жилище души, то есть в тело, и освещает его в той степени, в какой человеческая природа в состоянии его выдержать. Когда душа проявляет настойчивое усердие, Свет становится для нее все более привычным, пребывая с ней постоянно. В каждое мгновение человек освещается им, он наблюдает и воспринимает его. Он просвещается бесчисленными чудесами, таинствами, созерцанием. Желающему описать все эти вещи не хватило бы ни чернил, ни бумаги, ни времени, чтобы составить подробный рассказ о них...

По словам матушки Магдалины, св. Нектарий часто покидал землю и возносился в небеса во время служения Литургии.

Нам рассказывали, что однажды во время пения Херувимской, когда Святитель произносил великую молитву “Никтоже достоин от связавшихся плотскими сластьми и похотьми придити, или приближитися, или служити Тебе, Царю славы...”, его видели возносящимся вверх, как бы выходящим из своего смертного тела, из мира, и словно парящим в воздухе. Человек, находившийся рядом, вынужден был еще и еще раз вновь произносить слова Херувимской песни. И так как Святой не спускался со своей высоты, он коснулся его рукой, после чего Нектарий как бы пришел в себя. Позднее он сказал этому человеку:

— Когда я углубляюсь в созерцание, не беспокой меня, а только укажи пальцем то место молитвы, на котором я остановился, и жди.

Молящиеся же в храме ничего из этого не могли видеть, поскольку Святитель служил при закрытых Царских вратах.

Восхищение на небеса, подобное пережитому св. Апостолом Павлом, является одной из самых великих даров. Человеческое существо возносится на небеса не на крыльях воображения, а неизреченной силой Духа Святого. Великий учитель православной духовности св. Варсонофий говорит, что Любовь возносит до седьмого неба тех, кто обладает ею. Вначале в человека вселяется Дух Святой, Который учит его многому, в том числе умению смиряться. Затем человек, охваченный огнем Божественной любви, возносится на первое небо, затем на второе и постепенно, если не ослабевает в своем усердии, и на седьмое. Там он может созерцать неизреченные и страшные вещи, понять которые не может никто, кроме тех, кому удается достичь этой степени...

“Я никогда не забуду, — пишет игумен Паросской обители Животворящий Источник, — Святителя, входящего в алтарь, особенно ночью во время утрени. Каждый раз, приходя в монастырь и присутствуя на службе в алтаре, я наблюдал Святителя в земном поклоне перед Распятием, обхватившего руками св. Крест и молящегося с глубокими воздыханиями. Такова была его сердечная любовь к Богу. И такая же любовь горела в нем по отношению к ближним...”

Один человек из Свято-Троицкого монастыря рассказывал, что однажды он находился в храме, когда Святитель приготовлял на жертвеннике в алтаре святое приношение. В соответствии с византийским обычаем священник кладет рядом с Агнцем маленькие частички хлеба, произнося имена живых и усопших, окружая таким образом вместе с частицами, вынутыми в честь Богородицы, ангелов и святых, Господа Иисуса Христа. В этот самый момент упомянутый человек увидел св. Нектария в светящемся облаке, как бы набрасывающим широким жестом на присутствующих некий светящийся покров. Это и происходит — невидимо, но реально, — когда во время Литургии после поминовения христиан, живых и усопших, священник колеблет воздух над чашей и дискосом.

Во время войны 1914 года солдаты с Эгины перед отправлением на фронт шли за благословением к Святителю. Мать Магдалина записывала их имена в список, который клали потом на престол под покровом. Все, кто получил благословение, вернулись с войны целыми и невредимыми без единого исключения...

Так и все, кого мы вверяем молитвам Церкви, находятся под этим защитным покровом. И воистину блаженны очи, видящие совершающееся незримо во время освящения Святых Таин. Если же человек в настоящем своем состоянии лишен этого дивного зрения, то объясняется это лишь тем, что по грехопадении он лишился просвещающей его благодати и духовно ослеп. Однако Господь возвращает эту благодать тем, кто достоин ее. Поэтому святые апостолы могли видеть на Фаворе преобразившегося Христа в сиянии Его присносущего Света. И напротив — развращенные жители Содома не узнали в гостях праведного Лота ангелов, а евреи — не познали пребывавшего с ними Христа, как познал Его святой Симеон Богоприимец.

Чудеса Божии не “закончились” ни во времена библейские, ни во времена апостольские, нет — они и доселе совершаются в Церкви новозаветной и не прекратятся до самого скончания века. Промышление Божие о мире, Его попечение о нас непрестанно, потому-то в окружающем нас мире и происходят непрестанно чудеса. И Господь открывает нам эту тайну, когда говорит: Отец Мой доныне делает, и Я делаю (Ин. 5, 17).

Св. Исаак Сирин, утверждает, что до тех пор, пока души человеческие запятнаны грехом и омрачены страстями, они не видят самих себя, как не видят друг друга. Когда же они возвращаются к своей первозданной красоте через очищение покаянием, то ясно и четко видят все три уровня, то есть уровень ангельский, находящийся над ними, уровень демонов, пребывающий под ними, а затем видят и друг друга... Очищенная душа зрит духовно ясно видящим оком своей подлинной природы. И не должно удивляться тому, что души видят друг друга, несмотря на то, что пребывают еще в теле... В очищенном состоянии они видят друг друга не телесно, а духовно, ибо телесное зрение, как это очевидно, видит лишь предметы, находящиеся вблизи, а те, которые находятся не вблизи, требуют другого зрения...

Согласно с этим и св. Нектарий, очистив душу свою от страстей, еще пребывая в теле, действительно видел ангелов и мир небесный. “Однажды, — рассказывает сестра Нектария, — я прогуливалась с ним, когда он неожиданно спросил:

— Нектария, хотела бы ты увидеть своего Ангела?

— О да, — ответила я, — я хочу его увидеть.

— Смотри, — сказал Святитель, — твой Ангел перед тобой”.

Юная Нектария была настолько испугана ослепляющим видением своего Ангела, что Святитель пожалел, что показал его ей.

Кроме того, он умел читать души, как книгу, и от него невозможно было ничего скрыть. Даже то, что происходило вне монастыря, он знал, как это явствует из одного из многочисленных рассказов, который поведала нам сестра Нектария.

Будучи еще молодой и очень горячей девушкой, сестра Нектария пасла монастырских овец. Однажды, рассердившись на одну из овец, она поймала ее и... укусила за ухо. Вечером, после исповеди, она напрасно дожидалась благословения Святителя, перед уходом в свою обитель. Святитель молчал. В нетерпении она спросила его, почему он молчит.

— Все ли ты сказала, не забыла ли что-нибудь?

— Нет, отчего, я ничего не забыла, я все сказала.

А кто укусил овцу за ухо?..

"