Архимандрит Амвросий (Фонтрие)

Святитель Нектарий Эгинский

Жизнеописание

Предисловие автора

Рассказы о подвигах благочестивых, живших по Богу людей, прославление их в церковных гимнах, повествования об их жизни как о примере для подражания — являются древнейшей традицией, законом, данным нам Богом и дошедшим до нас от наших предков. Как Ветхий, так и Новый Завет полны жизнеописаний святых. Читая житие того или иного святого, знакомясь с его подвигами и чудесами, невольно задаешься вопросом, не пытается ли безбожное человечество, само того не разумея, заменить наукой и техникой те природные дарования и способности, которые человек утратил в результате первородного греха и которые лишь во Христе Иисусе он может не просто восстановить, но и превзойти. Одна лишь добродетель соединяет нас со Христом, возжигая в нас пламень Божественной Любви, того Божественного рачения, о котором наш Святитель говорил, что оно возводит душу до небес, до Бога, позволяя ей непрестанно общаться с Ним. Святитель Нектарий соделал себя другом добродетели и вознесся до ее вершин.

Ниже мы попытаемся набросать очерк жизни этого современного нам чудотворца по тем рассказам, которые слышали от лично знавших его людей, а также по краткому жизнеописанию, составленному отцом Феодосием, и по мемориальному сборнику, вышедшему в 1953 году. Достигший святости человек становится, говоря словами св. Григория Паламы, по благодати и через соединение с Богом, человеком вечным, без прошлого. Святой афинянин Дионисий Ареопагит пишет, что “Богословие называет “Божиими” и тех людей из нашей среды, которые отличаются своей любовью к Богу и святостью. Всякое существо, наделенное разумом, всецело и на пределе своих возможностей стремящееся к соединению с Ним, непрестанно и всеми силами восходящее к Его Божественному свету, вполне заслуживает определения “человека Божия”. Но... жизнь святого не постижима в своей сокровенности для людей, живущих в миру и по законам этого мира.

Поэтому мы поведем речь лишь о “внешней” стороне жизни Святителя. Внутреннее ведомо лишь Богу и самому избраннику Его. Да, порой мы действительно испытываем сильнейшее желание проникнуть в сердце святых Божиих людей, дабы насладиться теми таинственными богослужениями, которые там совершаются. Но кто мы такие, чтобы сметь приближаться, входить в эти святилища? За неимением и малейшей крупицы святости, мы взываем к помощи Бога, одарившего человеческим голосом Валаамову ослицу, дабы суметь, во славу Божию и во благо как всех верующих, так и нас самих, поведать о том, кого Господь прославил.

В 1961 году по приглашению друзей, доктора П. и его супруги, мы вместе совершили путешествие в Грецию. Небольшой, хорошо составленный путеводитель служил нам отличным ориентиром в самых знаменитых местах той древней страны, которая получила название “колыбель цивилизации”.

Маршрут, казалось, был определен, но обо всем пекущийся и все устрояющий нам во благо Господь, по дивному Промыслу Своему направил здесь наш путь к острову Парос, хотя мы намеревались ехать на Святую Афонскую Гору.

Парос известен еще с античных времен, это один из Кикладских островов, давших миру немало поэтов, скульпторов и художников. Его известности во многом способствовали богатые залежи мрамора. В эпоху же христианскую остров этот был озарен светом великой славы живших на нем подвижников. Еще и поныне здесь можно встретить людей, ведущих подлинно духовный образ жизни. Стодверный паросский собор, построенный в честь Божией Матери благочестивой императрицей Еленой, матерью императора Константина Великого, является одним из самых больших (после константинопольской Святой Софии) раннехристианских храмов. Позднее, в эпоху Юстиниана, он был расширен и украшен. Здесь же, на Паросе, в монастыре во имя Божией Матери Живоносный Источник, мы впервые услышали о святом Нектарии.

В тот воскресный день мы сидели и беседовали под большим эвкалиптовым деревом у монастырской паперти, когда какая-то крестьянка, ехавшая верхом на муле, остановилась прямо перед нами. Она держала на руках маленькую девочку, которую незадолго до этого ужалила змея. Опухший ребенок страшно страдал. На острове не было врачей, не было у крестьянки и денег. Один лишь Бог мог прийти ей на помощь, и, спеша к монахам, она шла с мольбой именно к Нему.

Ребенка положили на землю. Монахи принесли св. мощи, опустили их в стакан с водой и дали ребенку это “лекарство”. Подобное врачевание вызвало у одного из посетителей скептическую улыбку. Отлучившийся незадолго перед тем насельник обители отец Нектарий вернулся с мощами своего небесного покровителя, святителя Нектария Эгинского. Он вручил их нам и попросил благословить ими девочку. Мы повиновались и исполнили его просьбу. Ребенок успокоился, перестал страдать и уснул. Мать отвезла дочь домой, и все закончилось благополучно.

А ставший затем нашим другом отец Нектарий (тогда мы были знакомы всего несколько часов) поведал нам много удивительных историй о своем небесном покровителе.

“Однажды, — рассказал он, — я находился в Афинах в гостях у сестры. Она готовила чай и нечаянно опрокинула на левую руку кастрюлю с кипящей водой. От боли она закричала в голос. Тогда я взял те самые мощи, которые вы только что держали в руках, и, совершенно растерянный, произнес: “Господи Боже наш, молитвами святого Нектария исцели мою сестру”. Затем я потер ей руку (огромный фиолетовый волдырь), рискуя усилить боль, и вдруг — о чудо Божие! — рука стала совершенно здоровой. Воспаление прошло, исчезая постепенно, будто стаскиваемая с руки перчатка. Тогда я сказал сестре, которая, будучи христианкой, не верила, однако, в бессмертие души: “Тебя исцелил святитель Нектарий. Верь же теперь в бессмертие души, потому что в него верил святитель Нектарий”. Таким образом, сестра досточтимого монаха обрела одновременно и исцеление, и веру.

Увиденное и услышанное породило у нас желание отправиться на Эгину поклониться мощам и гробнице Святителя и тем самым воздать честь и хвалу Создавшему его. Это желание еще более усилилось после того, как в Афинах мы оказались в гостях у некоторого известного иконописца и выслушали его — горячий и взволнованный рассказ о святом. Однако недоразумение, случившееся с человеком, сопровождавшим нас в Афинах, привело к тому, что мы опоздали на единственный корабль, отправлявшийся из Пирея на остров Эгина. Мы увидели в этом наказание Божие за множество наших грехов, лишивших нас радости такого паломничества.

Между тем, час отъезда из столицы Эллады неотвратимо приближался. Мы попросили нашего гида и спутника съездить от нашего имени на Эгину и дали ему поминальную записку с несколькими наскоро написанными именами, а также деньги на дорогу и на молебен.

Возвратившись во Францию, мы вскоре оказались погруженными в бурную, насыщенную событиями жизнь. Впечатления от поездки в Грецию постепенно отошли на второй план. Миновал октябрь, затем ноябрь. И вот однажды мы узнали от одной женщины о необыкновенном явлении, которое повторялось с ней несколько раз. Некий человек пожилого возраста, благородного и достойного вида, приветливый и лучезарный, одетый в черное с клобуком на голове, улыбался ей, благословлял ее, а затем молча исчезал. Она же после исчезновения его испытывала какое-то невыразимое ощущение покоя и радости. По учению святых Отцов, не следует бояться сновидений и явлений такого рода: им нельзя доверять, но в то же время не следует и безоговорочно отвергать их. Если они действительно от Бога, то, как правило, повторяются, и так или иначе Господь удостоверяет нас в их истинности. Так и мы: несмотря на неоднократные явления, не придавали им особенного значения. Но затем однажды попросили эту женщину справиться о имени ее посетителя. И что же? Явившись снова и преподав благословение, он вручил ей нечто вроде пергамента, на котором было что-то написано непонятными буквами. Мы посоветовали ей переписать эти буквы и к великому своему удивлению смогли прочесть на безукоризненном греческом языке со всеми надбуквенными значками следующий текст: “Ты получила благословение. Отец Нектарий”. Тогда-то мы и вспомнили о своей поездке в Грецию, вспомнили и о том, что имя этой женщины было вписано в поминальную записку, отправленную на Эгину.

Мы немедленно сообщили об этом нашему другу отцу Нектарию из Пароса, который не замедлил с ответом: “Это благословение моего святого покровителя, который через эту женщину приветствует православных французов...” К письму была приложена фотография. Мы показали ее той женщине и, желая испытать ее, сказали, что это фотография одного знакомого греческого епископа. “Нет, — уверенно ответила она, — это человек, который несколько раз являлся мне, это святитель Нектарий”.

Так произошла наша “встреча” со Святителем, так было положено начало нашему почитанию его. В августе 1961 года вместе с другом (носящим, к слову сказать, имя Святителя) я совершил паломническую поездку на Эгину. Возвратились мы оттуда облагодетельствованными неизреченными милостями и богатыми щедротами Божиими.

Восстание греков в 1821 году не принесло эллинскому миру полного освобождения от турецкого ига. Столице империи [1] и большей части Фракии суждено было навсегда остаться под владычеством турок. Другая же часть Фракии, весьма обширной в эпоху Перикла, а затем урезанной при первом христианском императоре св. Константине Великом, составляет ныне территорию Болгарии и Румелии. По мнению, историков, она дала Греции ее первых жителей и таких великих мужей, как поэт Линь, которого греки считали сыном Аполлона и Каллиопы и которому приписывали создание Плачей или Погребальных Песен; Орфей, поэт и музыкант, Теогонии которого считаются более значительными, нежели Гомеровские, а также Музе, ученик Орфея.

А в наше время той же Фракии суждено было даровать Церкви Христовой Нектария — этого нового Орфея, который своей певучей речью пробуждал религиозные чувства целого народа, изможденного четырьмя веками иностранного владычества. Удивителен этот XIX век, который, с одной стороны, дал миру множество научных открытий и подготовил почву для атеизма, а с другой — великих святых, людей, подвиги и чудеса которых нельзя объяснить никакой наукой и невозможно повторить с помощью каких бы то ни было машин. Святой Арсений Паросский, не располагавший никаким плавучим средством передвижения, однажды прошагал по морским волнам с одного острова на другой. Преподобный Серафим Саровский открыл пришедшему к нему с вопросами посетителю свет Троического Божества и преображенный мир. Святой Иоанн Русский переправил с помощью Ангелов блюдо с рисом из Каппадокии в Мекку для своего находившегося в паломнической поездке хозяина-мусульманина. Святые Макарий Коринфский и Никодим Святогорец возродили традицию исихазма, воспитали русского Странника [2], напечатав “Добротолюбие”, влияние которого во всем православном мире усиливается с каждым днем. Бесчисленны чудеса, совершенные святителем Нектарием в течение его земной жизни, но еще многочисленнее те, которые были совершенны им после освобождения из плена плоти, пространства и времени... Святые чудо-творцы — это как бы руки Божии, ибо через них действует Сам Господь.

“Кто заключил небесные врата? — вопрошает преподобный Макарий Великий. — Илия или Бог, который был в нем и повелевал дождю? Думаю, что Властитель неба Сам восседал тогда в душе Илии, и Божие языком его воспретило сходить на землю; а когда опять изрек он — отверзлись небесные врата, и сошел дождь... Так и в подзаконной сени Божия сила непрестанно пребывала в праведниках, творя явные чудеса, и внутрь их обитала Божия благодать. Действовал также Дух и в Пророках, и в душах их служил к тому, чтобы пророчествовать и вещать, и когда была потребность, изрекать миру дела великие — ибо не всегда вещали пророки, но когда хотел того бывший в них Дух... Если же и в сени законной Дух Святый изливался в такой мере, то кольми паче изливается в Новом Завете, по Кресте, по Христовом пришествии, где и совершилось излияние Духа и упоение Духом”. Ибо сказано: излию от Духа Моего на всяку плоть (Иоил. 2, 28).

Во святых мы величаем и прославляем Самого Бога, Святого по преимуществу, Источник всякой святости. Быть святым означает иметь Бога в своем сердце. Когда говорят, что Бог обитает на земле, то это значит — во святых, как сказано в Писании: Буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом (Лев. 26, 12). А святой Апостол Павел пишет: Старайтесь иметь... святость, без которой никто не увидит Господа (Евр. 12, 14). Почитать святых — это значит почитать Бога. Богослужебные тексты не оставляют в этом никакого сомнения. Так и тропарь святителю Нектарию заканчивается следующим образом: “Слава Прославльшему тя Христу; слава Давшему ти чудес благодать, слава Действующему тобою всем исцеления!”

Прекрасно говорит о традиции почитания святых святитель Филарет, митрополит Московский: “По слову Его, как в земных царствах, народ с особым почтением относится к приближенным царя, наделенным его доверием, властью, титулами, нередко потому, что надеется на их заступничество и защиту в меру той власти, которой они располагают, так и в Царстве Божием, коим является Церковь Христова, верующий люд с благоговением обращается к святым Божиим людям, почитая обитающую в них благодать Божию и надеясь в меру своей веры на заступничество их молитв перед Богом и на предстательство по данной им благодати”.