Блаженны плачущие, ибо они утешатся

Дорогой друг, Михайлович!

        Полученное во второй половине декабря последнее письмо от Вас сильно обглодало мой писательский задор угрызениями совести. Каюсь – сотворила Вам большую печатную нагрузку, впредь стану сдерживаться.

  Постараюсь исполнить Ваше желание услышать  моё мнение о песенном тексте «Покаяние». Вообще, в жизни придерживаюсь правила: не просить, если не предлагают, не соваться со своим мнением и советами, коли не спрашивают. Вы спросили – я пишу.

Вас не удовлетворяет работа с композиторами над музыкой к вышеназванному тексту, не слышите желаемого. По моему мнению, любым светским текстом – этот именно такой – невозможно выразить духа слёзного покаяния, очевидно, подразумеваемого в данном случае.

 «Блаженны плачущие, ибо они утешатся», – говорил Христос в нагорной проповеди. Здесь имеются в виду плачущие о своих грехах.  «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит», – поётся в пятидесятом псалме. Поистине сокрушающееся о грехах сердце Господь обязательно примет и пошлёт ощущения, которые его успокоят и удовлетворят. Это состояние глубоко воцерковлённых в русское православие людей, оно нечасто встречается даже среди постоянно посещающих церковные богослужения. Вы, дорогой друг, и композиторы, с которыми работаете, вероятно, мало знакомы с покаянными песнопениями нашей церкви, хотя   целью её существования является открытие перед нами, грешными, путей  спасительного покаяния. Если наука пытается учить тому, как идёт небо, церковь имеет задачей научить человека идти на небо.

  Вы знаете, что в нашей церкви музыкальным инструментом является только голос, именно музыка живого голоса несёт духовность, дыхание духовное. А Вы, вероятно, работаете с баяном или аккордеоном. Это инструменты народной околицы, кружковых посиделок, далёких от торжественности церковных распевов.

  В лоне нашей  церкви за последние двадцать лет написано и пропето великое множество православной бардовской песни под гитару. Вероятно, это наиболее подходящий инструмент для выражения сокровенных чувств, как людьми чисто церковными (монахи, священники поют), так и мирскими. Нескольких гитарных аккордов бывает достаточно, чтобы стихотворец и музыкант могли выразить словами и голосовым напевом своё душевное состояние.

Таково моё мнение относительно не складывающейся музыки. Конечно, здесь нужен единомышленник, человек, понимающий, что «на сердце мрак» бывает от утонутия в грехах. Начинающего сознавать свою греховность посещает Бог именно моментом осознания. Если человек находится в  самообольщении, полагая грешниками других, но не себя, значит, у него другой начальник, называемый князем мира сего. Таково церковное учение.

   Теперь о песенном тексте. Как написанный простым мирским православным нашего времени, текст имеет всё необходимое содержание и понимание сути покаяния. Но будет лучше, коли поправить техническую сторону текста.

1.слова паразиты (ж, но всё же) и неудобно произносимые связки убрать, заменить облегчёнными вариантами.

Например, пропеть фразу «отпусти наши грехи» очень нелегко, язык заплетается и тормозится. Можно так:

 Молим : «Господи прости, Все грехи мне отпусти».

  Просить за всех «отпусти наши грехи» – слишком смело на мой взгляд, впрочем, у всякого своё видение. Связку «но всё ж с надеждой и мольбой» заменить «но мы с надеждой и мольбой».

  Лишние словечки и буквы перегружают архитектурный ансамбль словесной конструкции, мешая главной задаче донести до слушателя чувства автора.

2.  Во втором куплете по отношению к первому и третьему в первых двух строках получился ритмический разнобой в окончаниях. В 1-м и 3-м куплете окончания односложные (мужские): «в делах – мрак», «туман – дурман», а во втором – двусложная клаузула (женская): «в воду – броду». Можно сделать такой вариант:

   

 

           Не зная нрава у реки

                                      не ходят в брод,

                Мы неразумно забрели

                                      в потоки вод.

 

    3. Может быть, музыка скорее напишется и услышится композитором, если припев написать размером куплетов, то есть ямбом. Написанный хореем припев, скорее всего, толкает светского композитора в плясовую музыкальность, ведь хорей в переводе с греческого означает «плясовой», «хоровой».

  После ямбической грусти куплета начало припева на слух резко убыстряет темп. Замечу, в музыке ничего не понимаю, в моём образовании это пробел, потому пишу, как чувствую, как диктуют тональность стихотворные размеры в моём понимании.

  На мой взгляд, припев должен содержать гораздо более грустный рефрен покаянного настроения, чем слышится в общем печальном настрое куплетов, охватывающих целый жизненный сюжет.

 

  Что-то вроде такого:

 

Огонь свечи надежды

                    В молитвенных одеждах

Теплится у иконы

                    Под благовеста звоны.

Господь, помилуй и прости,

                   Изгладь грехи и отпусти.

 

 или:

 

Помилуй, Боже, и прости,

                   Умерь грехи и отпусти.

 

Таковы, дорогой друг,  мои взгляд и ощущения на данные песенные слова. Ежели моё мнение и помощь Вам помогут, всегда готова (как пионерка) их оказать. Для общего блага.

  Благодарю за длинное интересное письмо. Вы так красиво и убедительно написали о целительных свойствах морской воды, что подумываю заняться этой микстурой на деле. Попробуем с мамой употреблять по чайной ложке морской воды, коли живём на берегу Таманского залива. У морского прибоя Господь даровал нам родничок с чистой пресной водой. Все блага под носом, живи, пользуйся да благодари Бога. Но увы…«яко ни который пророк приятен есть во отечествии своём» (Лука 4.24), написано в Евангелии.

  Как по отношению к живущим вокруг незаурядным людям, так и относительно окружающих природных благостей, рядом лежащее не ценится. Нашим родником пользуются многие, приезжают за водичкой из соседних станичек, однако пущенные кем-то слухи о «плохой» воде родника не перестают ходить среди местного народа, причём поддерживаются водоканалом, возможно, усматривающим в роднике конкурента. Наша водичка проверена знающими людьми в лабораториях и по всем показателям названа «идеальной».

  Море тоже не ценится местными жителями, предпочитающими лечить суставы да ревматизмы у врачей, а не морскими ваннами – летом вода на огромном пространстве нашего залива прогревается до 35 и выше  градусов по Цельсию. Когда пыхтит и пенится камка с водорослями, цвет воды бывает коричневый от присутствия йода.

  По переезду в Сенную тридцать лет назад я могла самостоятельно дойти до воды и полежать в морской каше. Иногда букашка ущипнёт, не без этого, тоже полезно.

 

                        Певец Анапы, Михайлович!

 

                      Наш темпераментный романс

                      Теснит невольно, Мил Милович,

                      Мой долговременный альянс

                      С любовью светлой и крутой

                      К теплу соломки золотой.

                     

                      Я славлю золото соломы

                      Всеисцеляющим трудом.

                      Её красой, её истомой

                      Наполнен наш открытый дом.

                      В светлице маленькой моей

                      Так хорошо, уютно ей.

                     

                      Соломка день мой окрыляет

                      И не даёт впадать в застой,

                      А приходящих изумляет

                      Невероятной простотой.

                      Открыть другому рада я

                      Господней мудрости края.

                     

                      Ушли в историю, забыты

                       Далёких предков времена.

                       Цивилизацией зарыты

                       Традиций многих семена,

                       Чтоб лик России сохранить,

                       Не утерять бы эту нить.

 

 

                       Соломе роль большая свыше

                       Была бытийностью дана.

                       Она и пол, она и крыша,

                       И половинка самана.

                       На ней рождался человек

                       И покидал короткий век

                         

                      Наш хлеб насущный вопрошая,

                      Соломе делали почёт.

                      От урожая к урожаю

                      Колосьев девственный пучок

                      Обычно ставили в углу

                      Под образами на полу.

                    

                     В подворьях сноп последний ждали,

                     Дожинок девушка несла,

                     Её жнецы сопровождали

                     Весёлой песней до села.

                     И люд крестьянский ликовал –

                     Сноп торжество знаменовал.

 

                    Так в старину всегда встречали

                    Святое хлебное зерно.

                    Теперь мы сильно измельчали

                    И многим видеть не дано

                    Боготворимые дары.

                    Однако, это до поры.

 

                    Сегодня я на месте сидя,

                    В народ традицию несу.

                    Бог дал в плену просторы видеть,

                    Быть может, промысел спасу

                    И заготовлю сено впрок

                    Потомкам нашим на урок.

                   

                    А Вас не стану больше мучить

                    Невоздержанием речей.

Боюсь неумно надокучить

Долго речивостью своей,

И Демокриту повод дать

Цитату делом утверждать.

 

Ещё опасней будет нота

Из нашей эры, мой патрон.

Мартышкой стать из анекдота

И нанести прямой урон

Своей соломенной стране

С духовным ходом к старине.

 

  Анекдот такой: лев собрал зверей на собрание и говорит: «Красивые – направо, умные – налево». Обезьяна мечется туда-сюда: «Хоть разорвись!». Так я мечусь от соломы к бумаге и обратно. Но полезно это и отрадно, смена жанра является отдыхом.

   Позвольте закончить, пожелав Вам с Людмилой и чадами добра и благополучия. Помощь и милость Божия да не оставит Вас во всякое время и на всяком месте.

                       С любовью во Христе, всегда Ваша Лида.

 

11.01.2007 г. Сенная.