Еврейский анекдот

«Говорят: “Хемингуэй
В детстве, тоже был еврей”
Евреи, евреи, кругом одни евреи!»

Был у меня знакомый врач-терапевт Борис Аркадьевич Верхман и он очень любил рассказывать остроумные, веселые анекдоты про евреев. По этому поводу существует мнение авторитетных психологов, свидетельствующее о том, что нация, которая умеет над собой хорошо смеяться, обладает высоким зарядом духовной энергии и способна к преодолению любых, встречающихся на ее пути преград.

Как-то раз оказались мы вместе с ним в многолюдной, шумной компании, отмечающею какую-то торжественную дату. Борис Аркадьевич был в хорошем настроении и рассказывал один занимательный анекдот за другим, чем сильно веселил собравшихся людей. Вот лишь некоторые из них:

«Однажды два туриста, прибыли на экскурсию в Египет. Сопровождающий их египетский гид, повел их в древнюю гробницу и стал рассказывать им о несметных богатствах фараона. Он вводит посетителей в первый большой подземный каменный зал, в котором помещены экспонаты, изображающие сцены охоты на диких зверей, при этом все охотники и дикие звери изображены в натуральную величину и изготовлены из чистого золота. Первый турист, обращаясь ко второму, восклицает: «Да, богато жил человек!»

Затем их вводят во второй большой каменный зал, в котором изображен весь гарем фараона, также изготовленный в натуральную величину и из чистого золота. Первый турист, обращаясь ко второму, вновь восклицает: «Да, богато жил человек!»

Далее посетителей вводят в третий каменный зал, где в саркофаге располагается сама мумия фараона, накрытая большим количеством золотых копий фараона, тоже изготовленный в натуральную величину и из чистого золота. Первый турист, обращаясь ко второму, еще более восторженно восклицает: «Да, богато жил человек!»

Тогда второй турист оборачивается к гиду и вопрошает у него: «А как же этого богатого человека звали?»  Египтянин медленно, но внятно произносит: «Тутанхамон!» И тогда второй турист, с уверенностью говорит первому: «Это тут он Хамон, а там он – Хаим! А если кто и сомневается в этом, то пусть сам откроет Библию и почитает “Сказание о прекрасном Иосифе”»

За ним последовал другой веселый анекдот: «Сидит Абрам и ест таблетки. Его спрашивают: Ты что, болен? Нет, отвечает он, просто у них срок годности уже заканчивается!»

Или еще один остроумный анекдот: «Скажи мне Натан Бергман, как ты думаешь, какой нации были Адам и Ева?» «Что ты задаешь такие глупые вопросы. Конечно же, они были евреями и изучали каббалу!» «А тогда от кого же произошли все другие человеческие нации: от обезьян или евреев?»

После очередного неординарного рассказа и, последовавшего за ним дружного смеха, одна молодая особа, подняв бокал с шампанским и обратившись к Борису Аркадьевичу, произнесла своим громким голосом торжественный тост: «Так давайте же, мы вместе с Вами, выпьем за то, что здесь среди нас нет ни одного еврея!»

Настала минута молчания и все собравшиеся, в наступившей неловкой тишине, с недоумение смотрели на нее. А, находящаяся рядом с ней, подруга, стала что-то быстро шептать ей на ухо. Когда, наконец, до нее дошла вся абсурдность ее высказывания, к тому же, искренне адресованного ею в поддержку, услышанных веселых анекдотов, то она тут же стала извиняться перед ним и просила простить ее за свою бестактность.

Но Борис Аркадьевич, только философски усмехнулся и сказал ей, что она сегодня рассказала ему самый веселый анекдот из всех, которые он раньше знал до этого момента. Все присутствующие в ответ весело рассмеялись, а молодая девица, еще более конфузясь и вся, покрывшись красными пятнами стыда, незаметно покинула нашу компанию, которая затем долго смеялась ей вслед.

А чтобы продолжить, начатую тему, я взял в руки свою гитару и запел одну из веселых одесских песен, окрашенных, в полной мере, национальным колоритом:

 «Жил-был один Хаим,

Ни кем не забываем

И с утра бродил он по дворам.

Бродит он по миру,

По чужим квартирам

Старые он вещи собирал.

Бродит Хаим по свету,

Бродит, ну а денег нету.

Даже в дружеской беседе

Говорят ему соседи:

«Хаим, ты лавочку закрой!»

А жинка его Рая,

Делу помогая,

Приносила каждый год детей.

То приносит двое,

То приносит трое,

А то сразу четверо детей!»

Обзавелся Хам детворою,

Пить им, кушать нечего порою.

Даже в дружеской беседе

Говорят ему соседи:

«Хаим, ты лавочку закрой!»

Умер бедный Хаим,

Отчего? Не знаем.

И народ его похоронил.

А жинка его Рая,

Дело продолжая,

Приносила каждый год детей.

Смотрит народ на это чудо:

Дети берутся, но откуда?

Даже в дружеской беседе

Говорят ему соседи:

«Хаим, ты лавочку закрой!»